||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 марта 2003 года

 

Дело N 5-о03-28

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Ахметова Р.Ф., Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 4 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных С., Б., К., адвоката Любарского В.В. на приговор Московского городского суда от 22 ноября 2002 года, которым

С., родившийся 15 марта 1964 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ С. постановлено применить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма;

Б., родившийся 21 марта 1966 года, ранее не судимый,

К., родившийся 10 декабря 1971 года, ранее не судимый, -

осуждены по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, каждый.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., объяснения осужденного Б., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, адвоката Любарского В.В., просившего приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным в убийстве Ч., совершенном на почве личных неприязненных отношений.

Б. и К. признаны виновными в убийстве Т., совершенном группой лиц в ходе ссоры.

Преступления совершены 31 июля 2001 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С. вину признал частично, Б. и К. - не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный С., ссылаясь на односторонность и необъективность следствия, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильность квалификации его действий и чрезмерную суровость назначенного ему наказания, ставит вопрос о переквалификации его действий и назначении более мягкого наказания. Утверждает, что убийство, совершенное им в состоянии аффекта, было спровоцировано самой потерпевшей Ч., которая высказала в его адрес оскорбления, а в адрес его дочери - угрозы и пилкой для ногтей поранила его руку. Выражает свое несогласие и с тем, что суд назначил в отношении него принудительную меру медицинского характера от алкоголизма. Считает, что судом не приняты во внимание обстоятельства дела, данные, характеризующие его личность, наличие на его иждивении двоих малолетних детей. Заявляет, что он чистосердечно раскаивается в содеянном;

адвокат Любарский В.В., ссылаясь и на доводы, приводимые в жалобе С., просит приговор в отношении данного осужденного изменить и смягчить назначенное ему наказание до 6 лет лишения свободы. Поведение потерпевшей Ч., которая, по показаниям свидетелей С-х и Р., угрожала расправой новорожденной дочери С., просит признать смягчающим наказание обстоятельством. Ссылаясь на то, что С. с начала 90-х годов спиртные напитки не употреблял, просит приговор в части назначения С. принудительного лечения от алкоголизма отменить;

осужденный К., ссылаясь на свою непричастность к убийству, просит приговор в отношении него отменить и дело прекратить. Отказывается от своих показаний об участии в убийстве потерпевшего и утверждает, что эти показания им даны в результате незаконных методов ведения следствия и в отсутствие защитника. Указывает, что они приехали к Т. лишь присутствовать при разговоре последнего с С. относительно возврата долга. Когда Т. направил на него нож, он этот нож лишь отобрал, и нож выпал на стол. Допускает, что нож был подобран Б.;

осужденный Б., ссылаясь и на доводы других жалоб, ставит вопрос об изменении приговора. Ссылаясь на показания свидетеля П., согласно которым Т. при нем еще дышал, считает выводы эксперта и суда о том, что из окна был выкинут труп данного потерпевшего, неправильными. Полагает, что судом не принято во внимание то, что он (Б.) имеет двоих несовершеннолетних детей, множество травм, полученных за свою спортивную карьеру, положительные характеристики и ходатайство с места работы о взятии на поруки.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности, как С., так и Б. и К. основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре. Надлежаще оценены судом и упомянутые в жалобах показания свидетеля П., а также выводы экспертов.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям указанных лиц дана правильная юридическая оценка. Оснований для переквалификации действий осужденных не имеется.

То, что С. в ходе ссоры с Ч., нанося удары ножом, причинил смерть данной потерпевшей, видно из положенных в основу приговора показаний Б., К., а также самого С. об обстоятельствах дела и последним не оспаривается.

Что касается довода С. о том, что данное убийство им совершено в состоянии аффекта, на что делается ссылка и в кассационных жалобах, то этот довод судом тщательно проверен и обоснованно отвергнут, поскольку противоречит совокупности приведенных в приговоре доказательств.

Согласно показаниям К. они пришли в квартиру потерпевших по предложению С. "подстраховать" его при выяснении отношений с Т. и Ч. по поводу выплаты ими долга. На этой почве между Ч. и С. возник скандал, впоследствии видел на полу окровавленную Ч., рядом с которой находился С.

Из выводов судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Ч. наступила от проникающих колото-резаных ранений шеи и правой половины грудной клетки с повреждением внутренних органов.

Как правильно указано в приговоре, С. по собственной инициативе пришел в квартиру потерпевших и затеял ссору с Ч., был целенаправлен, после совершения убийства предпринимал меры по сокрытию следов преступления, с места происшествия поехал на автомашине и на ней хотел скрыться.

Таким образом, поведение С. ни во время совершения преступления, ни после него не свидетельствует о том, что он тогда находился в состоянии аффекта.

Доводы Б. и К. о том, что они к убийству Т. не причастны, а также доводы К. о том, что он показания, в которых признавал вину, давал в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, также необоснованны и противоречат совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Согласно показаниям К. они с Б., отобрав нож у Т., нанесли ему удары этим ножом соответственно в область спины и живота.

Из выводов судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Т. наступила от колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов.

Вышеупомянутые, а также другие подробно изложенные в приговоре доказательства, а также данные, характеризующие личность виновных, как видно из материалов дела, сомнений в их объективности не вызывают, поскольку согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств и получены с соблюдением требований закона.

Что касается положенных в основу приговора показаний К., согласно которым убийство Т. ими совершено вдвоем с Б., то эти доказательства также получены с соблюдением требований закона и в ходе допросов с участием адвоката, защищающего его интересы, то есть в условиях, исключающих применение к нему незаконных методов ведения следствия.

Как следует из материалов дела, обстоятельства совершенных преступлений исследованы всесторонне, полно и объективно. Проведение дополнительных следственных действий, экспертиз не требуется.

По делу нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено.

Что касается наказания, назначенного С., Б. и К., то оно смягчению не подлежит, поскольку назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом тяжести содеянного, личности виновных и всех обстоятельств дела. Основаниями для смягчения назначенного наказания не являются и вышеупомянутые доводы кассационных жалоб.

Данный приговор в части назначения С. принудительной меры медицинского характера изменению также не подлежит, поскольку последний, как правильно установлено судом, нуждается в соответствующем лечении от алкоголизма, и эта мера назначена с учетом положений ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 22 ноября 2002 года в отношении С., Б., К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"