||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 марта 2003 г. N 20-о03-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Лутова В.Н.,

судей Истоминой Г.Н., Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 3 марта 2003 года кассационное представление государственного обвинителя на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 19 декабря 2002 года, которым

1. М., <...>, ранее не судимый;

оправдан ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" и ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступлений;

2. А., <...>, ранее не судимый;

оправдан ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" и ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступлений;

Органами предварительного расследования М. и А. было предъявлено обвинение в том, что они 28 июля 1998 года в 03 часа у АЗС "Снежинка", расположенной в гор. Каспийске, действуя группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, незаконным проникновением в помещение, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших совершили разбойное нападение на Ш. и К., которых при этом по группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью убили.

В судебном заседании вину оправданные вину не признали.

Заслушав доклад судьи Колоколова Н.А.; мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего: приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственного обвинителя ставится вопрос об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое рассмотрение по следующим основаниям:

- органами предварительного расследования суду представлены достаточные и бесспорные доказательства вины М. и А.;

- утверждения М. и А. о том, что в стадии предварительного расследования они себя оговорили в результате применения к ним физического насилия, не соответствуют действительности;

- суд необоснованно отверг показания лиц, допрошенных об обстоятельствах получения показаний от М. и А.;

- вывод суда о том, что явка с повинной от М. получена с нарушением норм УПК РСФСР и не может рассматриваться как добровольное волеизъявление, несостоятелен;

- вывод суда о том, что время и способ совершения преступления, указанные в явке с повинной не М., не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, ошибочен;

- суд необоснованно исключил из перечня доказательств протоколы допросов М. и А. в качестве свидетелей, так как на тот период иных законных форм фиксации их показаний не было;

- вывод суда о том, что показания М. и А. не соответствуют протоколу осмотра места происшествия сделан без учета давности имевших место событий;

- в приговоре ошибочно указано, что следователь Т. производил следственные действия по вновь открывшимся обстоятельствам;

- суд не дал правильной оценки тому обстоятельству, что после совершения преступлений М. и А. с места происшествия скрылись;

- в приговоре неправильно оценены результаты судебно-медицинских исследований.

Проверив материалы уголовного дела, проанализировав доводы кассационного представления, Судебная коллегия находит, что оправдательный приговор в отношении М. и А. постановлен законно и обоснованно, а доводы кассационного представления являются несостоятельными.

Оправданные М. и А. в судебном заседании показали, что к убийству Ш. и К. они не причастны. В стадии предварительного расследования себя оговорили ввиду применения к ним насилия, пыток со стороны работников милиции.

Каких-либо доказательств вины М. и А. в совершении ими вышеуказанных преступлений в отношении К. и Ш., помимо их первичных показаний на допросах в качестве свидетелей в стадии предварительного расследования, стороной обвинения в судебном заседании представлено не было.

Проанализировав данные документы, суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что явка с повинной М. получена в результате незаконно проведенных оперативно-розыскных мероприятий.

К числу недопустимых доказательств обоснованно отнесены судом и протоколы допросов М. и А. в качестве свидетелей, а также протоколы проверки показаний М. и А. с выходом на место происшествия, поскольку в них не определен процессуальный статус допрашиваемых по делу лиц.

Кроме того, данное следственное действие в отношении А. проведено следователем Т., который ранее по настоящему делу допрашивался в качестве свидетеля.

Суд правильно указал в приговоре, что ввиду нарушения норм уголовного процесса при проведении первоначальных следственных действий в отношении М. и А. ничтожное значение имеют и показания в качестве свидетелей участников данных процессуальных действий.

Обоснован и вывод суда о том, что информация, об обстоятельствах совершения преступления, содержащаяся в явке с повинной, протоколах допросов М. и А. не соответствует как другу, так и другим материалам дела.

Так, из протокола осмотра места происшествия усматривается, что напротив входа в помещение АЗС стоит МАЗ-бензовоз, убийство К. совершено в непосредственной близости от его заднего левого колеса, там же отчетливо видны следы волочения трупа.

Однако при проведении проверки показаний на месте М. и А. не только по-разному указали место, где были убиты потерпевшие, но ни разу не сообщили, что преступление совершено рядом с МАЗом-бензовозом, который, правильно отметил в приговоре суд, не заметить лицам совершавшим преступление было невозможно. Не смогли привлеченные к уголовной ответственности лица и правильно указать, как, куда и чем ими наносились удары, как и куда перетаскивались трупы К. и Ш.

В кассационном представлении не содержится указаний на какие-либо конкретные факты, на основании которых у суда имелась бы возможность сделать однозначный вывод о причастности М. и А. к совершению преступлений в отношении потерпевших.

При проведении следственных действий органами предварительного расследования не добыто каких-либо доказательств, однозначно свидетельствующих о том, что М. и А. в момент убийства были на месте преступления и совершили в отношении потерпевших преступное посягательство.

Выводы эксперта о возможной принадлежности М. и А. потожировых выделений, обнаруженных на предметах применявшихся при совершении преступного посягательства, носят предположительный характер.

Версия стороны обвинения о причастности к убийству К. и Ш. М. и А. в судебном заседании тщательно проверена, однако своего подтверждения она не нашла, ввиду отсутствия в материалах дела каких-либо доказательств их вины в совершении данного преступления.

Стороной обвинения не опровергнуты доводы оправданных о том, что за пределы Каспийска они выехали в личных целях.

Всем представленным суду доказательствам, судом дана правильная оценка.

Выводы суда надлежащим образом мотивированы в приговоре.

Утверждения стороны обвинения, содержащиеся в кассационном представлении о том, что М. и А. полностью изобличены в совершении инкриминируемых преступлений, несостоятельны. Выдвигая обвинение против указанных лиц, сторона обвинения не мотивировала, почему иные имевшиеся по делу следственные версии оставлены ею без рассмотрения.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 19 декабря 2002 года в отношении М. и А. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Р. без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.Н.ЛУТОВ

 

Судьи

Г.Н.ИСТОМИНА

Н.А.КОЛОКОЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"