||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 марта 2003 г. N 83-о03-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Пелевина Н.П. и Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 3 марта 2003 года кассационные жалобы осужденного С.П., адвоката Тимошенко Л.В. и представление государственного обвинителя Полянского Г.А. на приговор Брянского областного суда от 2 декабря 2002 года, которым

С.П., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый 19 января 1996 года по ст. ст. 108 ч. 1, 206 ч. 3 УК РСФСР с присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору на основании ст. 41 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 9 августа 1999 года условно-досрочно на 1 год 3 месяца 13 дней,

осужден:

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 8 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

он же оправдан по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

С.П. признан виновным в покушении на убийство Г.Г. и К.Н. и незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 30 апреля 2002 года на территории Навлинского района Брянской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., прокурора Хомицкой Т.П., не поддержавшей кассационное представление, объяснение адвоката Сементьевой Е.П., поддержавшей кассационные жалобы, мнение прокурора, возражавшей против удовлетворения жалобы и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С.П. в судебном заседании виновным себя не признал.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование представления указано, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Необоснованно исключены из обвинения С.П. приготовление к убийству П., признак совершения преступлений и незаконное хранение и ношение взрывного устройства. Допущено несоответствие выводов об отсутствии в действиях осужденного признака участия его в организованной группе описанию деяния в приговоре и изложенным доказательствам. В описательной части приговора приведены взаимоисключающие обстоятельства, противоречащие резолютивной части приговора, что ставит под сомнение правильность выводов суда и существенно влияет на законность и обоснованность приговора. Не дано надлежащей оценки положенным в основу обвинения С.П. доказательствам, что повлекло неверные выводы о его фактических действиях в составе организованной группы и неполноту судебного следствия. Не учтено мнение военных специалистов об оптимальном выборе осужденным и другим лицом места для ведения стрельбы или использования гранаты по соответствующим объектам. Вывод суда о недоказанности принадлежности С.П. к организованной группе противоречит доказательствам, в том числе, показаниям свидетелей К.А., С.И., С., Б. и другим, которые подтверждают и факт приготовления осужденного к убийству П. и его причастность к незаконным действиям с оружием и боеприпасами. Необоснованными являются доводы суда о неустановлении органами следствия состава организованной преступной группы, ролей и планов действия ее участников, в подтверждение чего представлены необходимые доказательства, которым следовало дать оценку. В приговоре допущены и другие существенные противоречия, повлекшие необоснованное оправдание С.П. по приготовлению к убийству П. в составе организованной группы и незаконным действиям со взрывным устройством, что повлекло назначение чрезмерно мягкого наказания.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный С.П. указывает, что преступлений он не совершал и осужден необоснованно. Фактически по делу он является потерпевшим, поскольку был причинен вред его здоровью. Выводы суда в обвинительном приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Доказательств его причастности к преступлениям не имеется, вблизи от места преступления он оказался в связи со сбором грибов и сам оказался потерпевшим от огнестрельных ранений во время стрельбы и одного резаного ранения. Данный факт судом не выяснялся вообще и оценки не получил, не выяснены причины противоречий в показаниях потерпевших и установленной у него локализацией огнестрельных ранений, подтверждающих его доводы о случайном нахождении в зоне обстрела. Не доказан факт принадлежности ему взрывного устройства, которое оказалось на месте обнаружения его, осужденного, никто не подтвердил и принадлежности ему там же обнаруженного пистолета. Показания потерпевших являются ложными, хотя суд и признал их достоверными. Показания свидетелей Г. были необоснованно оглашены без проверки причин их неявки в суд. Вывод суда о наличии с ним неустановленного лица основан на показаниях заинтересованных в исходе дела потерпевших, чьи показания противоречат протоколу осмотра места происшествия. Не доказан его умысел на лишение потерпевших жизни, для осуществления которого у него не было никаких препятствий. Вызывает сомнение наличие у Г.Г. телесного повреждения, как огнестрельного, поскольку выводы судебно-медицинского эксперта о характере телесного повреждения являются предположительными. Обнаруженные на месте происшествия оружия и радиостанция оставлены потерпевшими для создания улик против него. Просит приговор отменить и оправдать его или дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Тимошенко Л.В. указывает, что судом не дано оценки многочисленным нарушениям норм уголовно-процессуального закона в ходе следствия и доводам осужденного о случайном нахождении на месте событий, где он сам оказался потерпевшим. Выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, а основаны на противоречивых, неконкретных доказательствах, в частности, недостоверных показаниях потерпевших Г.Г. и К.Н., которые не соответствуют характеру и локализации полученных осужденным огнестрельных ранений. Вина С.П. в незаконном ношении и хранении оружия и боеприпасов также ничем не подтверждена и основана на недопустимых доказательствах, полученных с нарушением закона. Просит обвинительный приговор отменить и С.П. оправдать.

Проверив материалы дела, обсудив кассационные представления и жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности С.П. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Не признавая себя виновным, С.П. в судебном заседании утверждал о его случайном нахождении в лесу на месте событий в связи со сбором грибов, когда неожиданно раздались выстрелы и появилось около 5 человек с ружьями, которые кричали ему стоять или лежать, но он от испуга стал убегать. Затем он почувствовал боль в ногах и потерял сознание. К убийству П. он не готовился, на убийство Г.Г. и К.Н. не покушался, пистолета с патронами при себе не носил.

Судом проверены указанные доводы осужденного, аналогичные доводам его и адвоката в кассационных жалобах, и они мотивированно отвергнуты, как противоречащие другим доказательствам по делу.

Представитель потерпевшего К.А. показал, что он вместе с братьями Г.М. и Г.И. на автомашине проезжал по автодороге от пос. Коммуна. Братья заметили в лесопосадке двух парней в масках, которые сразу же спрятались, о чем он по сотовому телефону сообщил П., к дому которого вернулся около 17 часов и возле гаража увидел ранее незнакомого С.П. Там же находился Г.Г. с телесным повреждением на лбу, который на его вопрос ответил, что их с К.Н. обстреляли двумя лицами, один из которых С.П.

Его показания полностью подтвердили и детализировали в своих показаниях на предварительном следствии свидетели Г.М. и Г.И., которые исследованы в судебном заседании в соответствии со ст. 281 УПК РФ (т. 1 л.д. 86 - 91).

Из показаний потерпевших Г.Г. и К.Н. усматривается, что от П. они получили указание проверить район автотрассы Москва - Киев, где, по сообщению К.А., видели подозрительных людей, поскольку в феврале 2002 года в этом месте было совершено покушение на него. Приехав в указанное место, они увидели в лесу в 10 м от них двух парней в масках, лежавших на земле, и шум, похожий на звук радиоприемника. Он, К.Н., приказал им лежать или стоять, но они стали стрелять в них, потерпевших, из двух пистолетов на поражение. Одна из пуль по касательной задела голову Г.Г., образовав ссадину, и он в ответ стал стрелять из карабина "Сайга". В результате С.П. был ранен, а второй парень стал убегать, отстреливаясь из пистолета, а Г.Г. побежал за ним. Они увидели, что возле раненого осужденного лежат граната, пистолет, рация, часы с оторванным ремешком, после чего привезли его к дому П. На вопрос П., кто его послал, С.П. сначала сказал, что милиция, затем стал называть еще кого-то, при этом сказал, что его просили посмотреть за П., обещали заплатить за это.

Данные показания потерпевшие Г.Г. и К.Н. давали на предварительном следствии и при выходе на место происшествия с их участием, где они указали практически равное расстояние между ними и стрелявшими в них лицами - 12 - 13 м (т. 2 л.д. 50 - 54, 59 - 62).

Ввиду последовательности показаний потерпевших и их соответствия другим доказательствам по делу, с учетом их получения в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, суд обоснованно признал их достоверными и допустимыми доказательствами вины осужденного.

Ссылка последнего в жалобе на заинтересованность потерпевших в исходе дела и даче ими недостоверных показаний в судебном заседании проверена и отвергнута в приговоре, как не нашедшая подтверждения какими-либо объективными данными. Сама по себе заинтересованность их, как потерпевших, в результате расследования и рассмотрения дела, не дает оснований для подозрения их в даче ложных показаний.

Из актов основной и дополнительной судебно-медицинских экспертиз следует, что у потерпевшего Г.Г. обнаружен участок кожного покрова лобной области слева, являющийся следом бывшей ссадины, которая могла быть причинена от воздействия твердого тупого предмета, действовавшего касательно к поверхности кожи, возможно, от ранящего снаряда (пули) при выстреле из огнестрельного оружия в указанный в постановлении срок и относится к телесным повреждениям, повлекшим легкий вред здоровью потерпевшего (т. 1 л.д. 70, т. 2 л.д. 46 - 47).

Выводы указанных экспертиз суд оценил и признал достоверными и не противоречащими показаниям потерпевших о получении телесного повреждения в результате выстрела в их сторону.

Доводы осужденного в жалобе о неустановлении характера телесного повреждения у Г.Г. и обстоятельств его получения опровергаются приведенными выше мотивированными выводами суда.

Из показаний свидетеля С.И., начальника отдела УБОП, видно, что 30 апреля 2002 года ему позвонил П.и сообщил о готовившемся на него покушении, а также о задержании раненого одного из этих лиц. По дороге к пос. Коммуна они встретили К.А., которые рассказал, что двое неизвестных готовили покушение на П. в том же месте, в каком это имело место и в феврале 2002 года. Возле гаража у дома П. лежал раненый С.П., рядом лежали радиостанция, шапка-маска, перчатки. П. пояснил, что от К.А. он узнал по телефону, что тот видел двух человек неподалеку от дороги, по которой проезжал.

Он, П., направил туда своих людей, по которым неизвестные лица стали стрелять, а потерпевшие открыли ответную стрельбу, в результате чего был ранен С.П., а второй мужчина, отстреливаясь, убежал. По приезде следственной группы П. велел Г.Г. отдать пистолет, что тот и сделал.

Из показаний свидетеля С.К. видно, что он полностью подтвердил показания свидетеля С.И.

Свидетель О. показал, что К.А., Г.Г. и К.Н. показали место, где были обнаружены неизвестные лица. На этом месте лежала граната, которую не стали трогать. Возле дома П. он видел лежавшего на земле С.П., там же лежали шапка и радиостанция. Г.Г. выдал следователю карабин "Сайга", а также пистолет осужденного.

Из показаний свидетеля С.О. усматривается, что 30 апреля 2002 года вместе со следователем он выезжал на место организации засады, где в его присутствии были обнаружены граната и стреляные гильзы.

Из протокола осмотра изъятых предметов методов видно, что в выданном Г.Г. пистолете ПМ "Байкал" имеется магазин с двумя патронами и один патрон находится в патроннике. Со слов потерпевшего, этот пистолет был изъят им у С.П. Также были осмотрены изъятые радиостанция в рабочем состоянии, наручные часы без одной дужки, на которых имеются пятна бурого цвета, похожие на кровь (т. 1 л.д. 6 - 7).

Согласно протоколу осмотра места происшествия на участке дороги от пос. Коммуна в 12 м от нее за естественной земляной насыпью в примятой траве обнаружена граната РГД-5 со взрывателем, в 1,5 м от которой на траве обнаружено вещество темно-бурого цвета, похожее на кровь, найдены две стреляные гильзы калибра 9 мм, а неподалеку найдены 5 стреляных гильз от охотничьего карабина "Сайга-410", а поодаль еще одна такая же гильза (т. 1 л.д. 19 - 21).

При дополнительном осмотре места происшествия за земляными насыпями в 17 м от дороги и в 6 м от просеки в траве обнаружены 2 гильзы калибра 9 мм (т. 1 л.д. 141 - 142).

По заключению эксперта, изъятый пистолет "Байкал" собран самодельным способом из деталей пистолета Макарова (ПМ) и его аналогов, а также самодельно изготовленного ствола, является нарезным огнестрельным оружием, пригодным для стрельбы 9 мм патронами к пистолету ПМ.

Две гильзы патронов калибра 9 мм к пистолету ПМ, изъятые с места происшествия, стреляны в пистолете с маркировочным обозначением "Байкал", а три патрона, обнаруженные в магазине и патроннике этого пистолета, являются боеприпасами для нарезного огнестрельного оружия калибра 9 мм, пригодными для производства стрельбы (т. 1 л.д. 51 - 58).

На основании данного заключения эксперта в совокупности с другими доказательствами суд пришел к правильному выводу о том, что С.П. производил выстрелы в потерпевших из изъятого у него пистолета.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, у С.П. установлены огнестрельные ранения (т. 1 л.д. 196 - 201), а выводы криминалистической экспертизы подтверждают наличие на его одежде огнестрельных повреждений вследствие выстрелов свинцовыми снарядами (т. 1 л.д. 178 - 183).

Из акта судебно-биологической экспертизы видно, что в пучке травы и на наручных часах, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой от осужденного С.П. не исключается (т. 1 л.д. 225).

Согласно заключению эксперта, изъятые при дополнительном осмотре места происшествия две гильзы стреляны из одного экземпляра оружия с признаками пистолета ПМ, не обнаруженного и не представленного на экспертизу (т. 1 л.д. 232 - 235), на основании чего суд пришел к мотивированному выводу об участии в преступлении второго неустановленного лица, который, убегая, отстреливался из пистолета.

Доводы осужденного и адвоката в жалобах о том, что в момент происходящих событий он собирал в лесу грибы, в судебном заседании тщательно проверялись, подтверждения не нашли и обоснованно признаны несостоятельными.

Таким образом, доводы осужденного и адвоката в жалобах тождественны тем, которые были заявлены в судебном заседании, полно и объективно проверены в ходе судебного разбирательства и мотивированно отвергнуты в приговоре, как не подтвердившиеся.

Не подтверждаются материалами дела и их доводы в жалобах о противоречивости доказательств, полученных с нарушениями уголовно-процессуального.

Обоснованность и объективность выводов суда в приговоре сомнений не вызывает.

В связи с этим, действия С.П. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж", 222 ч. 1 УК РФ судом квалифицированы правильно, прямой умысел на убийство потерпевших нашел в приговоре подробное обоснование, с учетом оценки приведенных доказательств.

Доводы представления о необоснованном исключении из обвинения признана организованной группы также нельзя признать обоснованными, поскольку органами следствия не представлено никаких доказательств того, что С.П. и неустановленное лицо, участвовавшие в покушении на убийство потерпевших, являлись членами организованной группы. Не приведено таких доказательств и в представлении, выводы которого являются предположительными.

Также не имеется никаких доказательств в совершении С.П. в группе с неустановленным лицом приготовления на убийство П., а поэтому оправдательный приговор в этой части является законным, обоснованным и мотивированным, а выводы органов следствия и доводы представления содержат лишь субъективные предположения, не основанные на доказательствах. Факт принадлежности гранаты именно С.П., при наличии неустановленного лица, также нельзя признать установленным, о чем суд привел подробные доводы в приговоре.

Таким образом, все доводы жалоб и представления в приговоре разрешены, и оснований для их удовлетворения не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 2 декабря 2002 года в отношении С.П. оставить без изменения, а представление государственного обвинителя Полянского Г.А., кассационные жалобы осужденного С.П. и адвоката Тимошенко Л.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

ПЕЛЕВИН Н.П.

ВОРОЖЦОВ С.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"