||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 февраля 2003 года

 

Дело N 5-В03-37

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                     Горохова Б.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 23 мая 2003 г. надзорную жалобу П. на постановление президиума Московского городского суда от 22 августа 2002 г. по иску Г.Ю.Н., Г.В.Ю., Г.С.Ю., О. к П., Д.О.В., Д.В.В., Г.Е.О., Департаменту муниципального жилья г. Москвы, ГУП ЖЭК-2 ГСПУ Минатома России о признании права пользования мусоропроводом, признании частично недействительными договоров купли-продажи, определения и дарения долей в квартире, договора передачи жилья в собственность и договора найма жилой площади, переданную с делом в надзорную инстанцию определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 7 апреля 2003 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения П., ее представителя - адвоката Штейнберг Д.Д., объяснения представителя Г.Ю.Н., Г.В.Ю., Г.С.Ю., О. - адвоката Лешо И.Я., исследовав материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Г.Ю.Н., Г.В.Ю., Г.С.Ю. и О. обратились в суд с иском к П., Д.О.В., Д.В.В., Г.Е.О., Департаменту муниципального жилья г. Москвы, ГУП ЖЭК-2 ГСПУ Минатома России о признании права пользования мусоропроводом и нечинении препятствий в пользовании мусоропроводом, признании частично недействительными договоров купли-продажи, определения долей и дарения долей в квартире, договора передачи жилья в собственность и договора найма жилой площади. В обоснование требований сослались на то, что занимают квартиру <...>, которая соединена коридором с расположенным в нем мусоропроводом с квартирой N 190, собственником которой является П. Указывали на то, что П. возвела кирпичную стенку, закрыв им доступ к мусоропроводу, и в силу конструкции дома они не могут пользоваться иным мусоропроводом, кроме данного.

П. иск не признала. Ответчики Д.О.В., Д.В.В., Г.Е.О., представители ДМЖ, ЖЭК-2, Минатома России, БТИ в судебное заседание не явились.

Решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 21 июня 2001 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 ноября 2001 г., в иске отказано.

Постановлением президиума Московского городского суда от 22 августа 2002 г. по протесту председателя Московского городского суда состоявшиеся судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В надзорной жалобе П. поставлен вопрос об отмене постановления президиума Московского городского суда с оставлением в силе решения суда и определения судебной коллегии в связи с существенным нарушением норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда РФ Нечаева В.И. от 7 апреля 2003 г. дело по надзорной жалобе П. передано на рассмотрение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит надзорную жалобу П. подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судом первой инстанции, Г.Ю.Н., Г.С.Ю., Г.В.Ю. и О. с 1996 года на праве собственности принадлежит квартира <...>, в которой истцы проживают с 1976 года. Из указанной квартиры, расположенной в 5 секции дома, сделан выход в коридор с мусоропроводом, относящийся к квартире N 190, расположенной в 4 секции дома, собственником квартиры с 1998 года является П. Выход в коридор из квартиры истцов выполнен при строительстве в виде стандартного дверного проема, оборудованного дверью.

В сентябре 1998 года П., возведя кирпичную стенку, закрыла доступ истцам к мусоропроводу, ссылаясь на то, что коридор, в котором расположен мусоропровод, принадлежит ей на праве собственности. Ранее квартира 190 принадлежала по праву собственности Д.В.В., Д.О.В., Г.Е.О. на основании договора передачи квартиры в собственность.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что из представленных ТБТИ "Центральное" поэтажных планов и экспликаций следует, что межсекционный коридор находится в 4 секции дома и входит в общую площадь квартиры 190, занимаемой в настоящее время П. Поэтажные планы квартиры 190 не изменялись с момента постройки дома и представлялись в жилищные организации при предоставлении жилой площади Д-ым по обменному ордеру в 1986 г., при заключении договора передачи жилья в собственность Д-ым и Г. в 1993 г., при заключении договора купли-продажи между Д-ми, Г. и П. в 1998 г.

Президиум Московского городского суда, отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, указал на неправильное применение и толкование норм материального права и неправильное определение юридически значимых обстоятельств.

Исходя из смысла ст. ст. 2, 3 Закона РСФСР "О приватизации жилищного фонда в РФ", ст. 290 ГК РФ, в частную собственность не может быть передано помещение, являющееся местом общего пользования.

Законом г. Москвы от 9 ноября 1994 г. N 19-84 "О перечне объектов общего пользования в жилых зданиях, являющихся общим имуществом собственников помещений" в перечень объектов общего пользования, находящихся в общей (совместной или долевой) собственности граждан или юридических лиц, собственников жилых и нежилых помещений дома, неразрывно связанным с системами жизнеобеспечения дома и не подлежащим отчуждению отнесены, в частности, внеквартирное инженерное оборудование, которое определено как механическое, электрическое, сантехническое и иное оборудование, находящееся за пределами или внутри квартир и обслуживающее более одного собственника.

Проанализировав содержание указанных норм права, президиум сделал вывод о том, что мусоропровод как оборудование дома, предназначенное для обслуживания более одного собственника, и коридор как место общего пользования, обеспечивающее доступ к мусоропроводу, отнесены законодателем к общему имуществу собственников квартир; вывод суда о правомерности включения межквартирного коридора в общую площадь одной из квартир сделан без учета существенных обстоятельств.

Однако с данным выводом согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 56 ГПК РСФСР, действовавшей в период рассмотрения дела, право оценки доказательств принадлежит суду, рассматривающему дело по первой инстанции. В полномочия суда надзорной инстанции входит проверка законности состоявшихся по делу судебных постановлений.

Президиум, определяя правовой статус спорного коридора с мусоропроводом, вышел за пределы своей компетенции, по иному оценив доказательства, исследованные судом и которым уже была дана оценка при вынесении решения и определения судебной коллегией, что нельзя признать допустимым.

Учитывая, что квартиры 221 и 190 находятся в разных секциях дома, площадь спорного коридора с мусоропроводом изначально относилась к общей площади квартиры 190, данный коридор нельзя отнести к местам общего пользования, предназначенным для обслуживания более одного собственника. Следовательно, применение президиумом указанных выше норм нельзя признать правильным.

Очевидно, что мусоропровод (находящийся внутри квартиры), предназначен, в силу своих конструктивных особенностей, для обслуживания собственников жилых помещений, проживающих в одном подъезде, а не в разных подъездах жилого дома. В связи с этим у жильцов дома имеется реальная возможность пользоваться мусоропроводом (проходящим внутри квартир), находящимся только в том подъезде, в котором они проживают.

Кроме того, согласно действующим СниП 02.08.89 между секциями дома должна быть глухая стена.

Судебная коллегия учитывает и то обстоятельство, что ордера, выдававшиеся нанимателям жилой площади в кв. 190, с учетом спорного коридора, в установленном порядке недействительными не признаны.

Суд при вынесении решения правильно установил юридически значимые для данного дела обстоятельства, дал соответствующую оценку представленным доказательствам, нарушений норм материального права при вынесении решения также допущено не было.

Кроме того, президиумом были нарушены требования ст. 331 ГПК РСФСР, действовавшей при рассмотрении дела, в соответствии с которой суд, рассматривающий дело в порядке надзора, не вправе предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими.

Указание в решении суда на то, что Г. и О. не имеют права на предъявление иска к П. об устранении препятствий в пользовании мусоропроводом, само по себе не является основанием к его отмене в порядке надзора.

Фактически суд первой инстанции рассмотрел по существу требование истцов об устранении препятствий в пользовании мусоропроводом, указав в решении иные мотивы отказа в удовлетворении иска в этой части.

При таких обстоятельствах у президиума Московского городского суда не имелось оснований, предусмотренных законом, для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений, в связи с чем они подлежат оставлению без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

постановление президиума Московского городского суда от 22 августа 2002 г. отменить, решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 21 июня 2001 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 ноября 2001 г. оставить в силе.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"