||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 февраля 2003 г. N 2-о02-33

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей Куменкова А.В., Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 27 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Л., Т., Д., адвоката Замуракина А.И. на приговор Вологодского областного суда от 28 июня 2002 года, которым

Л., <...>, русский, со средним образованием, женатый, неработавший, судимый 9 июня 1993 года по ст. 146 ч. 2 п. "б" УК РСФСР к семи годам лишения свободы, освобожденный 1 октября 1999 года условно-досрочно на 4 месяца 25 дней, -

осужден к лишению свободы: по ч. 4 ст. 33 и п. п. "в", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на шестнадцать лет, по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества, по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на тринадцать лет с конфискацией имущества, по ч. 2 ст. 209 УК РФ на двенадцать лет с конфискацией имущества, по п. "а" ч. 4 ст. 226 УК РФ на тринадцать лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Л. назначено двадцать два года лишения свободы в исправительной колонии особого режима "из них пять лет в тюрьме" с конфискацией имущества.

Т., <...>, русский, с образованием 8 классов, женатый, неработавший, судимый:

- 5 июня 1995 года по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к двум годам лишения свободы в соответствии со ст. 44 УК РСФСР условно с испытательным сроком два года;

- 23 июля 1996 года по ст. ст. 144 ч. 2, 224 ч. 3 УК РСФСР к четырем годам лишения свободы, а с присоединением неотбытой части наказания по приговору от 15 июня 1995 года на основании ст. 41 УК РСФСР к четырем годам шести месяцам лишения свободы, освобожденный по отбытии наказания, -

осужден к лишению свободы: по ч. 5 ст. 33 и п. п. "в", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на шестнадцать лет, по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества, по п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ на девять лет с конфискацией имущества, по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на тринадцать лет с конфискацией имущества, по ч. 2 ст. 209 УК РФ на двенадцать лет с конфискацией имущества, по п. "а" ч. 4 ст. 226 УК РФ на тринадцать лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Т. назначено двадцать три года лишения свободы в исправительной колонии особого режима "из них пять лет в тюрьме" с конфискацией имущества.

Д., <...> русский, с образованием 9 классов, холостой, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по п. п. "в", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на восемнадцать лет, п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на шесть лет с конфискацией имущества, по п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ на семь лет, по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на двенадцать лет с конфискацией имущества, по ч. 2 ст. 209 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества, по п. "а" ч. 4 ст. 226 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Д. назначено двадцать два года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления Л. по ст. ст. 161 ч. 3 п. "а", 222 ч. 3, 223 ч. 3 УК РФ, Т. по ст. ст. 222 ч. 3 и 223 ч. 3 УК РФ, Д. по ст. 222 ч. 3 УК РФ.

Постановлено взыскать: с Л., Т., Д. в пользу Г. в возмещение материального ущерба 80304 рубля 18 копеек; с Л. и Т. в пользу Г. в счет компенсации морального вреда по 100000 рублей с каждого, с Д. 150000 рублей; с Л., Т., Д. в пользу А. в счет возмещения ущерба 137376 рублей солидарно; с Л., Т. в пользу Г.Н. в счет компенсации морального вреда по 100000 рублей с каждого, с Д. 150000 рублей.

Признаны виновными и осуждены:

Л., Т., Д. за разбойное нападение на З. в ночь на 29 июля 2001 года с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой; за тайное хищение имущества У. в ночь на 15 августа 2001 года организованной группой, неоднократно; за разбойное нападение на Г.Р. 17 августа 2001 года с применением насилия, опасного для его жизни, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, Д. за убийство Г.Р., сопряженное с разбоем и похищением потерпевшего, Л. за подстрекательство, а Т. за пособничество в совершении убийства Г.Р., сопряженного с разбоем и похищением потерпевшего; все трое за хищение у П. в ночь на 19 августа 2001 года огнестрельного оружия и боеприпасов с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, организованной группой, Д. и Т. за открытое хищение имущества у П. (лодки) с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, неоднократно; Л., Т., Д. за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершенном ею нападении, за разбойное нападение на А-вых 25 августа 2001 года с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом потерпевших в крупном размере, - совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Т., поддержавшего свою жалобу, адвоката Замуракина А.И., просившего свою и его подзащитного жалобы удовлетворить, мнение прокурора Вощинского М.В., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Л. находит приговор несправедливым по своей суровости, а также в связи с тем, что он осужден за преступления, которые не совершал.

Указывает, что дело расследовано и рассмотрено судом неполно, односторонне, необъективно, предвзято. Приговор является незаконным и необоснованным. В нем имеются противоречия. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, противоречат материалам дела. Никто из свидетелей факт его участия в преступлениях не подтвердил.

Он (Л.) объяснял, что психологически и материально был зависим от Т., однако его (Л.) аргументы во внимание не приняты, не выяснены обстоятельства этой зависимости. Ссылается на свои взаимоотношения с Т. Последний требовал с него долг, хотя долга не существовало, угрожал ему расправой. Со стороны Т. в отношении него были обман и вымогательство.

Дает анализ показаниям Т. и Д. Считает их противоречивыми, находит "лживыми", направленными на смягчение себе наказания, на то, чтобы "все свалить на него". Он их изобличил в преступлении. Они имели время договориться о показаниях, изобличающих его в преступлениях, поскольку он был задержан 26, а они 27 августа 2001 года. О содержании показаний в отношении своих действий они не договорились, а потому давали "путаные" пояснения. С точки зрения Л., показания Т. и Д. не соответствуют действительности, они его оговорили.

Мотивом хищения бензопил послужил его долг Т., о котором последний постоянно напоминал ему. Он возил бензопилы, но делал это по просьбе Т. О том, что они похищены, узнал во время их погрузки в КамАЗ, деньги были нужны Т., он же (Л.) в хищении бензопил невиновен. Доказательств использования в отношении З. клофелина в деле нет. Он (Л.) только участвовал в реализации похищенных бензопил, ехал в автомашине, похищенной у У. У П. ружья не видел, не знал о нем. Вина его (Л.) в этой части не подтверждена доказательствами. Суд не установил истину, П. в судебном заседании не допросил. Преступлений в отношении Г.Р. не совершал. Девушки, которые со слов потерпевших видели, как увозили Г.Р., не установлены и не допрошены. Сам Д. указывал, что в тот момент он (Л.) стоял в 5 метрах от них. М.П. давал противоречивые показания.

Пояснения М.С. противоречат их (осужденных) пояснениям, показаниям Х.

Инициатором нападения на А-вых он (Л.) не был, организатором не являлся. На разбой в отношении А-вых пошел под давлением Т., ибо боялся с его стороны расправы над собой и семьей. Т. имел больший авторитет, чем он (Л.). Ударов никому из А-вых не наносил. А.Г. табуретом ударил Т. Он же останавливал его от преступления. Деньги А-вых забрал Т., у него же (Л.) была только часть денег - 75000 рублей и 1500 долларов США, которые в ходе следствия он выдал добровольно. На разбой к А-вым пошел не из корыстных побуждений. Остановил Т. от убийства в доме А-вых.

По мнению Л., в действиях Д. по убийству Г.Р. имел место эксцесс исполнителя.

Утверждает, что кроме нападения на А-вых, в других преступлениях он невиновен, наказание ему назначено чрезмерно суровое, просит разобраться в деле, вынести справедливый приговор.

В кассационной жалобе осужденный Т. указывает, что дело рассмотрено судом необъективно, обвинение их (осужденных) не обосновано доказательствами, в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона, их права на защиту. Приговор считает незаконным. Просит приговор отменить, дело направить на новое расследование или новое судебное рассмотрение.

В дополнениях к жалобе Т. отмечает, что по ознакомлении с материалами дела он заявлял о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, однако в этом ему было отказано, что, по его мнению, незаконно. По делу были нарушены нормы УПК РСФСР о подследственности, подсудности, объединении дел. С точки зрения Т., дело подлежит направлению на рассмотрение судом присяжных в другую область.

В судебном заседании допрошены не все потерпевшие и свидетели, хотя они (осужденные) ходатайствовали о их вызове.

По эпизоду обвинения, связанного с хищением бензопил, считает в его действиях наличие грабежа, а не разбоя. Реальной угрозы для жизни и здоровья З. в их (осужденных) действиях не было. Две таблетки клофелина вреда здоровью принести не могут. Как полагает Т., в этой части обвинения его действия следует квалифицировать по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ. Доказательств причинения им потерпевшему телесных повреждений не имеется. Он (Т.) два раза выходил на улицу, а что делал в тот момент Д., не знает. Высказывает сомнения в самом факте получения потерпевшим телесных повреждений в ходе хищения бензопил.

Не согласен с квалификацией действий по обвинению в краже автомашины по признаку совершения этого преступления организованной группой. Утверждает, что каждый (осужденный) в этом случае действовал "на свое усмотрение".

Поскольку автомашина была старая, для потерпевшего ее хищением значительный ущерб не был причинен. "Со слов У. материальный ущерб машина для него не представляла". Обращает внимание на изменения закона, касающиеся ст. 158 УК РФ.

По ч. 5 ст. 33 и п. п. "в", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ виновным себя не признает. Умысла на лишение человека жизни у него не было. Его обвинение в этой части материалами дела не находит подтверждения. Они (осужденные) напоили Г.Р. вином, раздели, но это ими было сделано для того, чтобы уехать от него как можно дальше. Напоили Г.Р. вином по предложению Л. "Манипуляции" со связыванием потерпевшего принадлежали Л. и Д. Он видел, что Л. передавал веревку Д., но не придал этому значение, разговора их не слышал. Он вел Г.Р. в лес, а те были сзади. Он говорил Л. и Д., что привязывать потерпевшего не нужно, однако они отвечали, что в этом случае будет возможность скрыться. Убивать Г.Р. у них не было необходимости. Говоря, что он (Т.) вместе с ним надевал петлю на Г.Р., Д. пытался смягчить свою ответственность.

Разбоя по эпизоду с Г.Р. он (Т.) не совершал. На машине они хотели доехать до Подпорожья и оставить ее. Из машины он взял чуть более 2 тысяч рублей, а не 7 тысяч, как утверждает жена погибшего.

Лодку у П. не похищал. Считает, что его действия следует квалифицировать по ч. 3 ст. 226 УК РФ.

Факт разбойного нападения на А-вых признает, однако полагает, что организованной группы у них (осужденных) не было. По руке А.Г. табуретом ударил два раза не сильно, от этого повреждений у нее не было. У нее была пробита голова и шла кровь от удара Л. обрезом.

По ст. 209 ч. 2 УК РФ он осужден необоснованно. Излагает данные о своей личности. Указывает, что суд не принял во внимание его деятельное раскаяние и активную помощь следствию. Просит признать наличие у него не особо опасного, а опасного рецидива преступлений, приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство с участием присяжных заседателей.

В кассационной жалобе адвокат Замуракин А.И., выступающий в защиту Т., находит приговор незаконным и необоснованным, назначенное его подзащитному наказание чрезмерно суровым. Указывает, что судом при рассмотрении дела допущены нарушения УПК РСФСР, неполнота и необъективность судебного следствия. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Просит приговор в отношении Т. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Д. указывает, что с приговором суда он не согласен, так как были нарушены его права, находился в болезненном состоянии и был лишен последнего слова, суд отклонил ходатайство об отложении дела.

При назначении наказания по п. п. "в", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ суд не принял во внимание его явку с повинной, чистосердечное признание, раскаяние в смерти Г.Р. Смерть последнего могла наступить от его (Д.) действий по неосторожности. По эпизоду с А-ми он активных действий не совершал, решений не принимал, помогал следствию, выдав похищенное добровольно. Выстрел в доме потерпевших у него произошел произвольно. Характеризуется он положительно, вину осознал, а судом это не учтено. Наказание назначено ему слишком суровое. Просит рассмотреть дело, дать его действиям правовую оценку и проявить к нему снисхождение.

Просит его показания, которые он давал на предварительном следствии, считать не имеющими юридической силы, боялся ответственности, преуменьшал свою роль в преступлениях, к показаниям относился безразлично. Полагает необходимым учитывать его показания в ходе судебных заседаний.

Банды у них не было. Виновным себя по ч. 2 ст. 209 УК РФ не признает. Преступления им совершены по вине Л., который оказывал на него давление, влияние, умел убеждать. Тот имел большой авторитет среди лиц, которые были судимы, а он (Д.) "тянулся к нему, хотел быть похожим на него - сильным и независимым".

По эпизоду убийства Г.Р. в суде дал показания "как было на самом деле", излагает в жалобе обстоятельства. Полагает, что, возможно, не заметил того, как нечаянно затянулась петля и наступила смерть потерпевшего. После этого он (Д.) разрезал веревку на руках Г.Р. и пришел к машине. Смерть потерпевшего произошла по его (Д.) неосторожности. Он спешил и в результате его действий произошло затягивание петли. Смерти Г.Р. он не хотел.

Разбой они не совершали, намерены были угнать автомашину Г.Р.

Сторожа З. не избивали, только свалили и связали, напоили водкой, но угроз не высказывали. Лодку у П. он (Д.) взял "машинально", статьи, их части УК РФ, по которым он осужден, Д. находит "явно завышенными".

В дополнениях к жалобе Д. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение с участием присяжных заседателей.

В возражениях на жалобы осужденных потерпевшие Г. и Г.Н., государственный обвинитель Н., приводя мотивы, находят изложенные в них доводы необоснованными, полагают необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

В возражениях на жалобу Т. осужденный Л. утверждения Т. относительно его (Л.) действий считает "вымыслом".

имеет место способ защиты. Большая часть изложенных Л. в жалобе доводов - "ложь, фантазия". Последний давал показания с выгодной для себя позиции. Никакой зависимости ни от кого Л. не имел, никто его не обманывал, ему не угрожал. Договоренности о показаниях у него (Т.) с Д. не было, они были задержаны в разных местах и разными сотрудниками милиции. По делу роль каждого в преступлениях, в том числе Л., установлена. Имеются противоречия в показаниях его и Д., но они не изменяют картину происходивших событий, только меняют роль каждого в содеянном. Намерений убивать А-вых у него (Т.) не было. Считает доводы Л. в жалобе надуманными.

В возражениях на жалобу Л. осужденный Д. утверждает, что оговора Л. с его стороны не было. В совершении преступлений был заинтересован Л., в том числе последний толкнул их на разбой в отношении А-вых, только он знал о деятельности А.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия считает, что вина Л., Т. и Д. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный Д. пояснил в судебном заседании, что в 2000 году он демобилизовался из армии, познакомился с Л., а через некоторое время последний познакомил его с Т. Занимались ремонтом машин, транспортными услугами, ездили в Архангельскую область.

Однажды Л. поехал с Т. в Кречетово Архангельской области, а прибыв оттуда, сказал, что М.С. нужны бензопилы и машина.

Он узнал, что бензопилы хранятся на делянке в лесу у деревни Мятусово Подпорожского района Ленинградской области. Решили их оттуда похитить. Он и Л. съездили на ту делянку, уточнили ее расположение, место хранения бензопил. После этого по просьбе Л. он позвонил Т., пригласил последнего к себе. Тот приехал. Л. сказал, что нужно съездить за бензопилами. Для этого предоставил ему и Т. мотоцикл с коляской, 50 рублей на дорогу, передал Т. таблетки - клофелин, чтобы они добавили в спирт. На мотоцикле Л. он (Д.) и Т. поехали на делянку, там зашли в будку, где находился сторож З. Предложили последнему выпить, выйти, но тот отказался. Тогда он (Д.) завернул З. руки за спину, вместе с Т. повалили его на пол, связали. Он (Д.) держал З. за руки, а Т. вливал тому в рот спирт. После этого он положил потерпевшего на нары. Взяли с Т. 7 бензопил, закрыв будку, оттуда с похищенным ушли.

Привезли пилы в гараж Л. Последний нашел 200-литровую бочку, спрятал в нее похищенные бензопилы, сказал, что отвезет их М.С.

Потом Л. говорил им, что М.С. просил привезти ему автомашину на запчасти. Стали решать, где похитить машину. Присмотрев машину у дома <...>, они решили ее угнать. Л. стоял и смотрел за обстановкой, чтобы их никто не заметил, а он и Т. вскрыли ее, все трое отогнали автомашину подальше от дома, при этом двери подъезда подперли бетонной скамьей. Погрузили в нее 3 бензопилы и поехали на ней в Архангельскую область. По дороге заехали к Х., оставили у нее одну пилу. Две бензопилы и автомашину отдали М.С. Последний отвез их в дер. Кречетово, где они (осужденные) отдыхали сутки. Потом позвонил М.С. и сообщил, что звонила жена Л., просила последнего срочно приехать.

До г. Подпорожье они стали добираться на попутном транспорте. В г. Вытегре Вологодской области решили угнать машину. У главпочтамта во дворе у магазина "Меркурий" увидели автомашину "Жигули". В ней спал водитель. Через заднее окно, поскольку в нем не было стекла, он (Д.) залез в салон автомашины, открыл дверцы. Л. в это время стоял на углу главпочтамта, следил за обстановкой, за появлением посторонних лиц или милиции. Водитель находился в состоянии опьянения. Они стали его будить, Т. ударил потерпевшего по голове каким-то железным предметом. После этого они усадили водителя на заднее сиденье машины, связали ему руки, надели на голову куртку. На машине под управлением Л. поехали в Ленинградскую область. При остановке, чтобы налить в радиатор воду, он (Д.) и Т. предлагали Л. высадить Г.Р., но Л. не согласился, сказал, что потерпевшего нужно отвезти подальше от города.

Через некоторое время Л. остановил автомашину, сказал, чтобы они (Д. и Т.) завели Г.Р. в лес, напоили и оставили там. Они повели потерпевшего в лес, захватив с собой три бутылки вина "Портвейн", завели его в кустарник, посадили у дерева метрах в 10 от дороги. Стали поить Г.Р. вином. Т. заливал потерпевшему в рот вино, а он (Д.) держал Г.Р. за голову. Потерпевшему они залили полторы бутылки вина. Г.Р. не сопротивлялся, только просил отпустить его. Л. принес буксировочный трос, показал как надо сделать петлю, сказал, чтобы эту петлю он накинул на шею потерпевшего, что им (Д.) и было сделано. Накинул петлю на шею Г.Р., веревку-трос закрепил вокруг дерева, концы закинул на ветку. На голову Г.Р. накинули куртку.

Указал, что до этого они (осужденные) сняли с Г.Р. одежду. Уходя с места преступления, он (Д.) имевшимся у него ножом разрезал веревку, которой были связаны руки Г.Р., снял с пальца потерпевшего кольцо.

По дороге в г. Подпорожье у машины спустило колесо. Л. столкнул ее в борото, а потом поджег. Предварительно он (Д.) взял из машины магнитолу с колонками, кассеты, прикуриватель, задний стоп-сигнал. Брали из машины борсетку. Сняли с машины номера и выбросили.

Кольцо, которое забрал у Г.Р., отдал вначале Т., а затем забрал его обратно себе.

После похорон бабушки жены Л. последний сказал, что нужно купить ружье. Пришли к его (Д.) отцу, купили у него за 1000 рублей двухствольное ружье, привезли его к нему (Д.) домой.

Потом Л. сообщил, что у П. имеется незарегистрированное ружье, которое можно у него забрать, в милицию хозяин не заявит, предложил съездить к нему, проконсультировал, что нужно сказать и сделать в случае обнаружения их (Д. и Т.) хозяином. Объяснил, что ружье у П. находится в дальней комнате. На мотоцикле Л. отвез их к дому П. Сам туда не пошел, так как боялся, что его (Л.) узнают.

Он (Д.) и Т. зашли в дом. П. спал, а потом проснулся. На печке лежал напильник, который хотел взять П., но они не дали ему это сделать. Он (Д.) нашел ружье в разобранном виде, взял его. Т. в это время нашел в тумбочке обрез и патроны к нему, забрал обрез и патроны. Он (Д.) забрал у П. лодку. Затем они связали П., его руки, завалили его матрасами и с похищенным ушли. Сели на мотоцикл, под управлением Л. на нем уехали.

Обрез оказался неисправным. Он (Д.) попросил у отца запчасти, тот их ему дал. Л. обрез отремонтировал. Т. сделал из похищенного у П. ружья обрез, отпилив ствол и приклад. В этом ему помогал Л. Обрезы они (осужденные) проверили на боеспособность.

У них (осужденных) были долги, с которыми им надо было расплачиваться. Л. стал предлагать ограбить А., совершить на него нападение. Говорил, что последний имеет машины, хранит дома 300 - 400 тысяч рублей. Был разговор о том, чтобы у А. взять доверенность на распоряжение имуществом для передачи М.С., А. увезти и убить.

Для того, чтобы в дальнейшем стоять друг за друга, не выдавать и не подводить Л. предложил "побрататься", что они (осужденные) и сделали, порезали каждый себе руку, скрепили дружбу кровью.

К А. они выехали 24 августа. Л. велел одеться в грязную одежду, дал каждому обрез. Сделали шапки-маски с прорезями для глаз. Долго наблюдали за домом А-вых, спали в стоге сена. Утром решили идти к дому, ждали, когда кто-нибудь из него выйдет на улицу. Вышла А.Г. Стали заходить в дом. Последним шел Л. Прозвучал выстрел. Когда он (Д.) находился в доме, послышался звук разбитого стекла. Л. выбежал на улицу, он (Д.) - за ним. Оба стали догонять А. Он (Д.) запнулся и из его обреза произошел выстрел. Догнав А., повели его в дом. Л. ударил А. по спине обрезом, из которого прозвучал выстрел, попавший в ногу Л.

Он (Д.) связал потерпевших. Спрашивали у А., где деньги, говорили, что его (потерпевшего) "заказали" за 20 тысяч долларов. Вначале, не найдя денег, стали собирать вещи. В кошельке нашли 5 тысяч рублей, которые забрал Л. В процессе поисков он (Д.) обнаружил много денег, сумму не помнит, золотые изделия.

Завладев похищенным, обрез он спрятал за баней, который в ходе следствия выдал работникам правоохранительных органов. На похищенные деньги с Т. в магазине купили одежду, переоделись. Свою одежду сожгли.

Указал в суде, что Л. говорил о том, что имеет на примете еще двух предпринимателей, на которых следует совершить нападение.

Осужденный Т. показал в суде, что Л. предложил заниматься предпринимательской деятельностью. Поверив его доводам, он с отцом взяли крупную сумму денег в валюте под проценты для работы с лесом, однако дела шли плохо, нужно было искать деньги для погашения долга.

Л. купил мотоцикл, на котором они ездили в Архангельскую область к предпринимателю М.С.

М.С. леса им не дал, просил спирт, пилы, говорил, что ему нужна машина на запчасти.

Л. просил Д. узнать, где можно взять пилы.

Потом ему (Т.) позвонил Д., сказал приехать в Подпорожье. Прибыв туда, Д. и Л. рассказали ему, что они ездили на делянку, все там осмотрели. Л. предложил похитить с делянки пилы. Он (Т.) хотел ехать на КамАЗе, но Л. сказал, что лучше это сделать на мотоцикле, он знает, у кого его взять. Л. подготовил мотоцикл. Принес клофелин. Они купили спирт, растворили в нем таблетки клофелина. Дал ему и Д. 50 рублей. Сказал, что ехать им нужно за пилами вдвоем.

К З. он (Т.) и Д. поехали в ночь с 28 на 29 июля 2001 года. Мотоцикл спрятали. Зашли в сторожку. Предложили З. выпить, но тот отказался. Тогда он и Д. схватили З., повалили на пол, связали ему руки, влили в рот спирт. Он (Т.) вышел на улицу, убедился, что никого не было. После этого он и Д. вытащили 7 бензопил, загрузили их в мотоцикл и привезли в Подпорожье.

Л. нашел гараж, в который они спрятали похищенные пилы. Л. объяснил, что когда все "поутихнет", пилы надо отвезти во Всеволожск. Привезли их к нему домой. Проверили их работу. Одну пилу он (Т.) отдал дяде, 3 пилы Л. оставил себе.

Л. сказал, что нужно угнать машину, за которую М.С. даст лес. Прошлись по улицам, но подходящей автомашины не было. Тогда Д. сказал, что знает, где есть машина, она стоит возле дома его родителей. Все они отправились туда. У подъезда действительно стояла автомашина ВАЗ-2111. Он и Д. подошли к машине. Сигнализации на ней не было. Тут Л. свистнул. По дороге шел человек. Когда тот прошел, они по его (Т.) предложению закрыли дверь подъезда дома скамейкой. Он (Т.) отверткой вскрыл автомашину. Д. сел за руль. Втроем машину оттолкали на некоторое расстояние от дома, завели двигатель. Под его управлением на этой машине подъехали к КамАЗу, загрузили в нее пилы и отправились в Архангельскую область. Л. осматривал багажник. Взял из него инструмент, другое имущество выбросил. Заехали в Кречетово к Х., у которой оставили инструменты, запасное колесо, одну бензопилу, которую, по словам Л., он намерен был продать знакомому мужчине, просившему его ранее достать пилу.

Две бензопилы и машину они отвезли и отдали М.С. Последний довез их до Х., а на другой день сообщил, что жена Л. просила срочно ехать домой.

До г. Вытегры они (осужденные) добирались на попутном транспорте. Ночью в городе увидели белые "Жигули" 99-й модели. В этой машине спал водитель, оказался пьяным. Л. сказал, что в Подпорожье они будут добираться на этой машине. Д. залез в салон, открыл дверцы. Он (Т.) "растряс" водителя, последний проснулся, начал "материться". Они посадили его на заднее сиденье, с ним рядом сел Д., натянул на голову потерпевшего куртку. За управление автомашиной сел Л. и они выехали с Вытегры. На его и Д. предложение высадить водителя Л. говорил, что это делать еще рано. Водитель по дороге рассказывал о себе.

Потом он (Т.) уснул, проснулся в тот момент, когда автомашина остановилась. Л. сказал Д. вытащить водителя из машины, что тот и сделал. Затем Л. стал говорить, что водителя надо напоить вином, раздеть. Он (Т.) и Д. раздели потерпевшего донага. Л. в это время находился рядом, смотрел по сторонам. Потом Л. дал Д. что-то в виде веревки, сказал, чтобы тот связал водителя. Завели потерпевшего в лес, стали поить его вином. После этого он (Т.) ушел оттуда к машине. Через некоторое время подошел Д., показал обручальное кольцо, которое снял с Г.Р. Л. уходил в лес примерно в том же направлении, где оставался Г.Р.

По дороге спустило колесо. Решили машину бросить. По указанию Л. Д. снял с машины магнитолу с колонками, он (Т.) нашел в "бардачке" кошелек, в котором было 2 - 3 тысячи рублей. Номера от машины выбросил в озеро. Машину Л. столкнул в озеро, вместе с Д. спускался туда вниз. Он оставался наверху, смотрел по сторонам. Уходя, заметил над лесом дымок. Л. ответил ему, что машину с целью уничтожения следов подожгли.

Раньше Л. говорил, что нужно иметь ружье на всякий случай, для самообороны, для охоты.

После похорон Л. напомнил Д. о ружье, просил позвонить отцу. Втроем они на мотоцикле поехали к отцу Д. Тот за 1000 рублей согласился отдать им ружье. После этого он (Т.) оттуда ушел. Вечером встретился с Д. и Л. Поехали домой к Д. Последний принес ружье. Решили сделать из него обрез, поскольку в этом виде оружие легче прятать. Л. проинструктировал его, как нужно это сделать. Он отпилил стволы. Обрез они испытали на боеспособность, стреляли из него. Л. сказал, что оружие нужно каждому из них. Рассказал, что жил у П., тот алкоголик, имеет незарегистрированное ружье и в милицию заявлять не будет. Сказал, что заедет за ними (Д. и Т.) утром и все они съездят за ружьем в ту деревню. Поехали они туда ночью. Л. объяснил, что им надо делать, показал дом, рассказал расположение в нем комнат, обстановки. Сам с ними не пошел, так как его могли узнать, остался ожидать их неподалеку, смотреть за окружающей обстановкой.

Он (Т.) и Д. зашли в дом. Хозяин дома спал. Проснувшись, спрашивал, кто они. На печке лежал напильник. Чтобы мужчина (П.) не схватил напильник, он (Т.) взял его в руку. Д. забрал ружье и патроны. Он стал осматривать комнату. В тумбочке нашел обрез, металлический крест, которые взял. Д. спросил у П., что находится в мешке. Тот ответил, что в нем - резиновая лодка. Перед уходом связали руки П., накрыли последнего матрасом, одеялом. Когда уходили, Д. прихватил резиновую лодку. Подошли к мотоциклу, похищенное сложили в коляску и под управлением Л. на мотоцикле уехали. По дороге заехали в лес, испытали ружье. Обрез оказался неисправным. В дальнейшем обрез Л. починил, из ружья они сделали обрез.

Долги им было отдавать нечем. Л. предложил поехать в Архангельскую область к А. и забрать у него деньги, сказав, что у того их много. В разговоре упоминал фамилии других предпринимателей, на которых тоже можно будет напасть. Для поездки требовались деньги, поэтому они продали магнитолу с колонками из машины Г.Р. Л. сказал ему и Д. быть готовыми к часу ночи, взять с собой обрезы. Уложив обрезы, одежду в сумку, поехали в поселок Анинский мост, остановились у знакомых Л. Л. попросил у знакомого парня мотоцикл с коляской. Стали собираться. Переоделись. У Л. уже была маска. Им Л. сказал сделать маски, попросить для этого у хозяина дома шапки, что он и Д. сделали. Выехали на Ленинградский тракт. У первой деревни по указанию Л. забинтовали на мотоцикле номер, чтобы его не было видно. Проехали до дома А., потом заехали в лес, спрятали мотоцикл. Наблюдали за домом А. с трактора у подстанции. Затем пошли в поле, в стогу сена сделали углубление, где спали. После этого вновь вели наблюдение за домом потерпевших с разных сторон. В доме кроме супругов А-вых находились еще парень с девушкой.

Обсуждали, как взять деньги. Л. предлагал захватить А. с женой, взять у А. доверенность на имя М.С. на право ведения всех дел потерпевшего, увезти А.В. в лес, утопить или сжечь, инсценировать несчастный случай.

Потом Л. сказал, что все сделают они в ближайшую ночь. Когда стемнело, подошли к дому, наблюдали. В бане переночевали. Примерно в 5 часов утра стали осматривать, через какое окно проникнуть в дом. У всех у них в руках были обрезы. Услышали шаги в коридоре дома. Притаились за крыльцом. Из дома вышла женщина. Они подскочили к ней, наставили на нее обрезы. Та стала кричать, кто они такие, что им надо. На его (Т.) слова, чтобы она замолчала, та не унималась. Он ударил ее ладонью. Л. крикнул, чтобы все шли в дом, он сам успокоит женщину. Он и Д. забежали в дом. Грянул выстрел. Добежав до спальни, увидел поднявшегося А. Он крикнул ему, чтобы он лег на пол. А. кинулся в каморку. Думая, что тот достанет ружье и начнет стрелять, он (Т.) выстрелил из обреза в косяк, тем самым намереваясь испугать А. Д. и Л. завели женщину в дом. Послышался звон разбитого стекла. Л. и Д. выбежали из дома. Женщина стала шуметь. Он ударил ее по лицу. Парня и девушку заставил лечь на пол. Услышал на улице через небольшой интервал два выстрела. Д. втолкнул А. в зал. Последний хромал, нога его была в крови. Он достал из кармана веревку, связал А. руки и ноги. Д. сообщил, что Л. прострелил себе ногу. Женщина начала возмущаться, тогда он взял табуретку, замахнулся на нее. Она подставила под удар над головой руки. После этого они связали ей руки, отвели в спальню и положили на кровать. Связали парня и девушку. Д. кричал на А., требовал деньги, золото, говорил, что его "заказали". Это ими (осужденными) было придумано для нападения, чтобы ввести А. в заблуждение, чтобы тот "откупился" от них. А. отвечал, что денег у него нет. Потом сказал, что деньги у него в борсетке в машине, ключи от которой в коридоре на гвозде. Но борсетку в машине он (Т.) не нашел, обнаружил ее и золотой крест с цепочкой в комнате. Забинтовал А. ногу. Перебинтовал в доме и Л. Требовали у А. 20000 долларов. Однако тот утверждал, что денег нет. Л. грозил А. забрать его дочь, пытать дочь и жену, пока он (А.) не скажет, где деньги. Они (осужденные) стали обыскивать дом. Он (Т.) стал собирать вещи. Тут Д. нашел деньги, которых было много в рублях и валюте, а также золотые украшения.

А. завернули в ковер и уложили под кровать. Парня и девушку положили в диван. Женщину положили на пол. Всем потерпевшим завязали глаза.

Уходя, дом закрыли. По дороге в лесу посчитали деньги. Они похитили около одного миллиона рублей, 2000 долларов, немецкие и финские марки, золотые изделия, сколько и каких, не помнит, в борсетке находились кредитные карты, чековая книжка, паспорт, мандат депутата. Л. велел Д. сжечь борсетку, документы, перчатки, которые были в крови.

Л. прикидывал будущий расход похищенных денег. Договорились, как объяснять ранение Л. Одежду, в которой совершили нападение, сожгли.

На предварительном следствии Т. признавал, что когда З. отказался пить водку, Д. повалил потерпевшего на пол, а он (Т.) нанес З. два удара по спине, Д. - по голове, напоили его принудительно водкой. Указывал, что Л. велел отвести Г.Р. в лес, напоить, привязать к дереву. Д. привязал веревку к шее Г.Р. и к дереву, при этом у Г.Р. руки были связаны за спиной.

Осужденный Л. пояснил в судебном заседании, что о похищении бензопил он узнал в тот момент, когда их грузили на КамАЗ и отвозили к Т. домой.

О краже автомашины У. не знал. Понял, что она похищена только тогда, когда увидел, что провода в ней вырваны, она заводится "напрямую". Эту машину они отогнали и оставили у М.С.

До г. Вытегры они (осужденные) добирались на попутных машинах. Т. предлагал угнать машину, но он отказался. Ушел от Т. и Д., остановил автомашину "Газель" и уехал на ней в Подпорожье.

Об оружии ничего не знал.

Совершить разбойное нападение на А-вых ему предложил Т. Пошел на это преступление из-за давления Т., нужно было платить долг. Т. показал ему обрезы. Собираясь совершить нападение на А-вых, взяли у его знакомого мотоцикл с коляской. Спрашивали у того же лица о возможности достать патроны. Д. принес 2 патрона и отдал ему (Л.). В Тоболкино Т. из двух шапок сделал маски, из его (Л.) шапки тоже сделал маску, вырезав в ней отверстия для глаз. Достал обрезы и передал их ему (Л.) и Д. Приехав на место, он (Л.) сказал, что хочет спать. Спали в стогу сена, сидели в тракторе, в бане. Утром присели возле дома А. Из него вышла женщина. Втроем подошли к ней, наставили на нее обрезы. Он оказался первым. Т. пошел в дом. А.Г. стала возмущаться, стала звать А., пошла в дом за Т. Он (Л.) ударил обрезом по перилам и произошел выстрел. Д. стоял возле женщины, направив обрез ей в спину. Женщина плакала, кричала. Т. ударил ее по лицу. Послышался звук разбитого стекла. Т. сказал, чтобы он (Л.) догнал А. Будучи у бани, увидел, что на него выбегает А., за ним - Д. А. упал. Он и Д. повели его в дом. Он переложил обрез в другую руку и произошел выстрел, попав ему (Л.) в ногу. После этого обрез он закопал. Через некоторое время на улицу вышел Т., занес его в дом и перевязал ему ногу. Д. и Т. "рыскали" по дому. Видел, что в доме находилась девушка, она лежала на полу, глаза и рот у нее были заклеены. Т. бил А. Д. сообщил, что они (осужденные) - богаты. Т. сказал, что свидетелей оставлять нельзя, так как сумма большая, предложил убить А. Он его от такого намерения отговорил. Деньги Т. собрал в сумку, добивался от А., чтобы тот сказал, где ключи от машины, которую хотел отогнать в Санкт-Петербург и продать на запчасти. По дороге после нападения Т. сказал Д. сжечь шапки-маски, перчатки, документы. Содержимое борсетки они выбросили. Считали деньги. Т. сказал, что похитили миллион рублей, было 2600 - 2700 долларов, еще марки. Ему (Л.) Т. передал 2 пачки денег, какую сумму, не знает, так как не считал, а также 1500 долларов.

Из показаний потерпевшего З. следует, что он работал в ООО "Прогресс" сторожем. В ночь на 29 июля 2001 года к нему в будку зашли два молодых человека, предложили выпить спиртного. Он отказался. Тогда они связали ему руки, нанесли удары в бок, стали насильно заливать в рот спиртное. После этого начали выносить из вагончика бензопилы "Хускварна". Он пытался остановить их, но ничего сделать не смог. Ему те парни завязали глаза. Похищено было семь бензопил. Уходя, преступники подперли дверь будки ломиком.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у З. 1936 года рождения были выявлены: ушиб левой половины грудной клетки и правой поясничной области, кровоподтеки лица, травматический подвывих 4 зуба на нижней челюсти справа, обширное кровоизлияние на слизистой оболочке правой щеки, которые образовались по механизму тупой травмы и могли быть получены при обстоятельствах и в срок, указанных потерпевшим, относятся к телесным повреждениям по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок не свыше 21 дня, причинившим легкий вред здоровью.

Свидетель О. пояснил в судебном заседании, что в июле 2001 года З. в выходные дни охранял в лесу на делянке бензопилы. В понедельник, приехав туда, обнаружили сторожа З. избитым, у него было опухшее лицо, что-то с челюстью, так как заметно было ненормальное положение зубов. Похищено было 7 бензопил. З. объяснил, что ночью на него напали двое, предложили выпить, а когда он отказался, его избили, насильно залили в него спиртное, похитили пилы. Некоторое время он "валялся" в будке, а потом очнулся, был заперт снаружи.

По данным общества с ограниченной ответственностью "Прогресс", приобщенным к делу, было похищено 5 бензопил "Хускварна-257" и 2 пилы "Хускварна-262" на общую стоимость 85076 рублей.

Свидетель Т.М. показал в суде, что в августе 2001 года к нему из г. Подпорожья осужденные привозили бензопилы. Сказали ему, что пилы купили дешево, хотят их подремонтировать и продать. Через некоторое время три бензопилы они увезли, а одну сын отдал Т.В.

Из показаний свидетеля Т.В. видно, что в августе 2001 года Т. принес к нему домой бензопилу "Хускварна", сказал, что купил ее и намерен продать дороже.

Свидетель М.С. пояснял, что в августе 2001 года осужденные привезли ему две бензопилы "Хускварна".

Из протоколов выемок усматривается, что у Х. была изъята одна бензопила "Хускварна-262" со сточенным номером, у М.С. - две бензопилы со сточенными номерами; Т.В. была выдана одна, а Т. - две бензопилы "Хускварна", которые были опознаны О., как те, которые использовала его бригада при работе в лесу.

О хищении автомашины ВАЗ-21013 свидетельствуют показания потерпевшего У., согласно которым она была найдена в ходе следствия в Архангельской области и возвращена ему, за исключением находившихся в ней 10 аудиокассет и аудиоколонки. Стоимость его машины составляла 7000 рублей.

Согласно протоколу обыска от 30 августа 2001 года в гараже во дворе дома М.С. в <...> был обнаружен и изъят автомобиль ВАЗ-21013 госномер <...> года выпуска.

Потерпевшая Г.Н. пояснила в судебном заседании, что своего сына - Г.Р. живым последний раз она видела 16 августа 2001 года. Уезжая от нее, Г.Р. сказал, что вечером поедет за дочерью, однако не приехал. Не было его и на другой день. Его жена сообщила ей, что Г.Р. не вышел на работу. Стали его искать, но сына нигде не было. Заявили о пропаже Г.Р. в милицию.

Потерпевшая Г. показала в суде, что автомашина ВАЗ-21099 принадлежала ей, была оформлена на нее, находилась в общей собственности с мужем. В ней было разбито стекло, вместо него временно была вставлена картонка. Накануне убийства муж уезжал в командировку. По вещам в квартире поняла, что он вернулся, но самого после этого живым не видела. У него в борсетке было около 7000 рублей. По обнаружении трупа мужа при нем не оказалось золотого обручального кольца, электронных часов, борсетки с документами и деньгами.

Машина была найдена, но она была сожжена, восстановлению не подлежит.

Свидетель Г.Е. указал в суде, что вечером 16 августа 2001 года к нему заезжал сын - Г.Р. Телесных повреждений у него не было. Г.Р. находился в трезвом состоянии. Через некоторое время сын уехал и живым его он больше не видел.

Свидетель М.В. показал в судебном заседании, что 17 августа 2001 года Г.Р. на работу не вышел. Со слов жены, его родителей, не было потерпевшего и дома. Двое суток все они разыскивали Г.Р., но поиски ничего не дали. Было подано заявление в милицию о розыске Г.Р. Потом стало известно, что автомашину Г.Р. нашел лесник, она находилась в полузатопленном состоянии, была сожжена.

После этого начали искать Г.Р. в лесных массивах. На одной поляне он обнаружил труп Г.Р., в 8 - 9 метрах от дороги. Потерпевший находился в полусидячем положении, был голый, на нем были одеты только носки, на шее у него была затянута петля и привязана к дереву, руки у него находились сзади в скрещенном состоянии, не были связаны, но на них, на запястьях были остатки от рубашки, которая была сильно порвана. Концы веревки были закинуты на дерево. Эту веревку ранее Г.Р. возил с собой в машине, он (М.В.) видел ее у него в багажнике. При осмотре того места находили 2 или три бутылки из-под портвейна.

Об обстановке на месте происшествия по обнаружении трупа аналогичные показания дал свидетель Г.Е.

Вина осужденных по данному эпизоду их обвинения подтверждается данными, отраженными в протоколе осмотра места происшествия от 29 августа 2001 года, согласно которому труп Г.Р. был обнаружен в лесном массиве вдоль дороги Вытегра - Ладейное поле, в 34 км от г. Вытегра, в 10 метрах от дороги, тропинка от которой заканчивалась раздвоенным стволом ивы, спаренным со стволом березы, где и находился потерпевший.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта причиной смерти Г.Р. 1974 года рождения явилась механическая асфиксия от сдавления шеи петлей - удавления, что подтверждается наличием в верхней трети прижизненной, равномерно выраженной на всем протяжении, двойной замкнутой, идущей в горизонтальном направлении странгуляционной борозды. Указанное повреждение расценивается как причинившее тяжкий вред здоровью потерпевшего, опасный для жизни в момент причинения.

Кроме того, у Г.Р. были обнаружены ушибы мягких тканей волосистой части головы, лица, верхних и нижних конечностей, скрутогематома, которые были получены от воздействия тупого твердого предмета, являлись прижизненными.

Странгуляционная борозда образовалась от сдавления шеи петлей с направлением действия затягивающей силы сзади.

Признаков изменения положения трупа Г.Р. не было установлено.

Смерть потерпевшего могла наступить в установленное судом время.

Свидетель К. показал в судебном заседании, что 16 августа 2001 года к нему со своим братом М. приезжал Г.Р., они отмечали день рождения Михаила, а потом отвезли последнего домой. После этого ходили в бар, употребляли спиртные напитки. Г.Р. сел в машину. Через некоторое время он (К.) подошел к машине, дверцы ее были закрыты. Он постучал, но Г.Р. не открывал салон. Вместо заднего стекла в автомашине была вставлена фанера. Он (К.) отогнул ее, стал будить Г.Р., однако тот не просыпался. Тогда он оттуда ушел. Г.Р. оставался в машине у магазина "Меркурий". Указал, что перед этим он (К.) купил 3 бутылки портвейна и положил их в машину Г.Р.

Свидетель Т.О. пояснил в суде, что летом 2001 года примерно в 3 часу ночи, подъехав к своему дому в г. Вытегра, увидел осужденных; Д. поднимался к его соседу, но того не было дома. Тогда они попросили его подвезти их. Он сказал, что может это сделать, но довезет только до заправки. Осужденные искали машину, намерены были ехать в Подпорожье. Когда пропал Г.Р., он вспомнил этих парней, свою встречу с ними, они были не из его города. У него возникло подозрение о их причастности к исчезновению Г.Р.

Свидетель М.П. пояснил в суде, что утром в августе 2001 года он ехал на машине из Винницы в Подпорожье. В районе дер. Гоморовичи на дороге ему "проголосовали" трое парней, среди которых был Л., которого он знал, а два других ему были незнакомы. Он остановился. Л. с теми парнями сели к нему в автомашину и он их подвез до Подпорожья. По дороге они разговаривали. На его вопрос Л. ответил, что они едут с пикника. Первым на улице Красноармейской в Подпорожье вышел Л., двое других еще немного проехали и тоже где-то рядом высадились.

Из протокола осмотра места происшествия от 24 августа 2001 года видно, что этим местом являлся заболоченный участок местности на обочине проселочной дороги, ведущей к озеру Шонига Подпорожского района, на расстоянии 500 метров от автодороги Подпорожье - Винницы. От проселочной дороги в болото шел след волочения. В болоте была обнаружена автомашина Г.Р.

Как видно из протокола выемки от 27 августа 2001 года, у Л. в квартире в кармане джинсовой жилетки, принадлежавшей Д., было обнаружено обручальное кольцо из желтого металла. Согласно протокола обыска от 27 августа 2001 года по месту жительства Д. были изъяты борсетка, стоп-сигнал к машине и другие предметы.

Из показаний потерпевшего П. видно, что ночью на 19 августа 2001 года у себя в доме он проснулся оттого, что кто-то ходил по комнате. Увидел двух незнакомых ему молодых людей. Один из них стоял возле его кровати, в руках держал большой напильник, угрожая им, приказал ему не шуметь. Потом перевернул его на живот. Эти люди связали ему за спиной руки веревкой, стали рыться у него в доме. Он говорил им, что у него ничего ценного нет. Уходя, преступники положили его на пол, накрыли тюфяками и ватным одеялом. Некоторое время он лежал, а потом стал пытаться освободиться, что ему удалось сделать. Обнаружил хищение охотничьего ружья, обреза, резиновой лодки, креста, ножа.

Свидетель Т.Н. пояснила в суде, что в августе 2001 года к ней домой приходили Д., Л. и Т., принесли охотничье ружье, патроны в патронташе. Объяснили, что все это они купили. Потом видела, что Т. делал из ружья обрез, отпиливал в нем ствол. Видела в доме резиновую лодку.

Материалами дела установлено, что Д. и Т. были выданы обрезы охотничьих ружей. При осмотре места происшествия с участием Л. 27 августа 2001 года был обнаружен и изъят обрез охотничьего ружья.

Согласно заключений судебно-баллистических экспертиз изъятый у Т. обрез был изготовлен самодельным способом из охотничьего двухствольного ружья модели "ТОЗ-БМ" 16 калибра путем укорачивания стволов до 293 мм и изготовления рукоятки по типу старинных пистолетов. Обрез был пригоден к производству выстрелов охотничьими патронами 16 калибра и являлся огнестрельным оружием.

Изъятый у Д. обрез также был изготовлен самодельным способом путем укорачивания стволов до 275 мм и изготовления рукоятки по типу старинных пистолетов из охотничьего двухствольного ружья модели "Б" 16 калибра. Обрез был пригоден к производству выстрелов из правого ствола охотничьими патронами 16 калибра и являлся огнестрельным оружием.

Изъятый у Л. обрез (выданный им) был изготовлен самодельным способом путем укорачивания стволов до остаточной длины 291 мм и изготовления рукоятки по типу старинных пистолетов из охотничьего двухствольного ружья модели "Б" 16 калибра. Обрез был пригоден для стрельбы при снятой спусковой скобе. Производство из него выстрелов без нажатия на спусковой крючок было возможным из левого ствола при установленной спусковой скобе. Этот обрез являлся гладкоствольным нестандартным (атипичным) огнестрельным оружием.

Изъятые у Д. и Т. патроны являлись боеприпасами для охотничьих ружей 16 калибра и были пригодны для стрельбы.

Потерпевшая А.Г. показала в судебном заседании, что 25 августа 2001 года примерно в 5 часов 30 минут она вышла из своего дома на улицу. Вдруг из-за крыльца выскочили трое в масках на лице, наставили на нее обрезы, заставили зайти в дом. Ударили ее, как она считает, по голове обрезом. Она стала звать на помощь мужа, кричала: "В., В.". Один из них сказал, чтобы она молчала, иначе грозился выстрелить. Нападавшие затолкали ее в гостиную. Двое держали ее, а третий пошел в спальную комнату, в детскую. Слышала оттуда шум. Потом двое из напавших выбежали на улицу, а перед этим она услышала в доме выстрел. Через некоторое время с улицы зашли в прихожую. Она спряталась в спальне за дверью, однако напавшие вытащили ее, заставили лечь под диван. Там уже лежал ее племянник. Один из напавших сказал другому, чего тот с ней возится, и два раза ударил ее табуреткой. Она прикрыла голову рукой. Удары пришлись по руке, было расплющено кольцо и поврежден палец. Она залезла под кровать. Один из нападавших требовал у ее мужа деньги, говорил, что если он не отдаст их, то они заберут с собой дочь. Преступники стали обыскивать дом, собирали вещи. Ее кто-то из них связал, заклеил рот и ноги скотчем. В шкафу они нашли деньги. Слышала голос, один другому говорил оставить все, они теперь богаты. Затем связали ее мужа, закатали его в ковер и положили под кровать.

Уходя, напавшие на них лица закрыли наружную дверь на замок.

У них было похищено 1 млн. 250 тысяч рублей, валюта.

Указала, что, судя по физическим данным, табуретом ее ударил Т., он же говорил с ее мужем. Когда Л. гнался за ее мужем, то сам себе прострелил ногу. По ее мнению, под прицелом обреза ее держал Л. Ее дочь и племянник тоже были связаны.

Потерпевший А. показал в суде, что в то утро он спал у себя дома. Услышал какой-то шум. Открыв глаза, увидел перед собой человека в маске. Он (А.) вскочил с кровати, а человек в маске выстрелил в его сторону из обреза. Он подбежал к окну, выбил ногой стекло, поранив ногу, выскочил на улицу. Убегая, видел, что за ним гонится Д., который произвел в его сторону выстрел, но промахнулся. Навстречу бежал Л. с обрезом. Под обрезом они повели его в дом. Он вырвался, забежал в дом, закрыл дверь. Однако дверь они вышибли, ударили его обрезом, Т. - табуретом по голове. Последний спрашивал Д. про Л. Тот ответил, что Л. прострелил себе ногу. Они спрашивали у него деньги, говорили, что его им заказали за 20 тысяч долларов. Один стоял над его (А.) дочерью и говорил, что похитят ее. Судя по голосу, это был Д., поскольку картавил. Потом зашли Т. и Л. Его затащили в комнату. Напавшие стали "рыскать" по комнатам, шкафам. Кто-то из них в шкафу нашел деньги. Ему (А.) заклеили рот, уши скотчем, закатали его в ковер, положили под кровать.

У них осужденные похитили деньги в рублях и валюте, золотые цепочку и крестик, кольца, серьги дочери, борсетку с документами, кольцо из серебра, другие ценности, вещи.

Все осужденные были с оружием - обрезами, в масках.

По заключениям судебно-медицинского эксперта у А.Г. имелись ушибленная рана волосистой части головы, гематома, ушиб левой кисти, которые образовались от действия твердых тупых предметов, возможно, от ударов руками, ногами в обуви постороннего человека либо от ударов другим предметом. У А. были выявлены ушибленные раны волосистой части головы (2), резаная рана 5-го пальца левой кисти (1), резаные раны правой конечности (2). Раны в области головы образовались от действия твердых тупых предметов, возможно, от ударов кулаками, ногами в обуви постороннего человека либо от ударов другим предметом; резаные раны могли образоваться от пореза стеклом. У А.Е. были установлены кровоподтеки в области лучезапястных суставов верхних конечностей, которые могли образоваться от действия твердых тупых предметов, возможно, от ударов руками постороннего человека либо при сильном захвате суставов посторонним человеком.

Повреждения у потерпевших могли образоваться в установленное судом время, при установленных по делу обстоятельствах.

Вина осужденных по этому эпизоду обвинения подтверждается показаниями свидетелей И., С.

Протоколами обысков и выемок установлено, что у Л. было изъято 75000 рублей, 1500 долларов США, у Т. - 600000 рублей, цветной телевизор "Панасоник" с пультом дистанционного управления, видеокассетный магнитофон "Панасоник" с пультом, музыкальный центр "Сони" с пультом управления, полуботинки, пиджак, брюки, рубашка, а также указанные в приговоре золотые изделия, 100 немецких марок, 540 долларов США, финские марки, 251500 рублей, стационарная автомобильная радиостанция, три переносные радиостанции "Беркут", зарядные устройства, радиоантенны, женские и мужские часы и другие вещи, у Т.Н. принесенные Д. изъяты автомагнитола, автомобильный прикуриватель, автомобильный стоп-сигнал, автомобильные ключи, телевизор, видеомагнитофон, музыкальный центр, барсетка, 2700 рублей, 20 долларов США и другие ценности.

Материалами дела установлено, что после нападения на А-вых Т. дал отцу деньги для погашения долга, купил радиовидеоаппаратуру, Д. приобрел мебель, часы, посуду, шторы, аудиокассеты и другие вещи.

В ходе осмотра места происшествия с участием Д. на участке автодороги Каргополь - Кречетово был обнаружен и изъят пакет с вещами Л., ключи от автомашины.

Вина осужденных в содеянном ими подтверждена и другими материалами дела.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Л., Т. и Д. в совершении ими установленных приговором по эпизодам их обвинения преступлений. По указанным в приговоре основаниям действия Л. по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. "з", 158 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 209 ч. 2, 226 ч. 4 п. "а" УК РФ, Т. по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з", 158 ч. 3 п. "а", 161 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 209 ч. 2, 226 ч. 4 п. "а" УК РФ, Д. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "з", 158 ч. 3 п. "а", 161 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 209 ч. 2, 226 ч. 4 п. "а" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда в этой части их обвинения мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Доказательства, положенные судом в основу обвинения Л., Т. и Д., согласуются между собой, каждое из таких доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу.

Не доверять изложенным выше показаниям потерпевших, свидетелей у суда оснований не было.

Показания осужденных, которые они давали на предварительном следствии и в судебных заседаниях, проверялись, причины изменений ими пояснений выяснялись, всем им, а также другим исследованным в судебном заседании доказательствам при постановлении приговора судом дана верная юридическая оценка.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Самооговора осужденных, оговора Л. со стороны Д. и Т. о его участии с ними в совершении преступлений, оговора осужденных со стороны потерпевших и свидетелей Судебная коллегия не усматривает.

Доводы в жалобах: Л. о том, что преступлений, за исключением разбойного нападения на А-вых, он не совершал; Т. и Д. о том, что организованной группы у них не было, в устойчивой вооруженной группе они не участвовали, в ее составе нападение не совершали, З. не избивали, о недоказанности факта причинения ему ими телесных повреждений; утверждения Т., что по эпизоду с З. имел место грабеж, а не разбой, о его непричастности к убийству Г.Р., о том, что разбой в отношении Г.Р. не совершал, из имущества последнего взял только чуть более 2 тысяч рублей, лодку П. не похищал; Д. ссылки на то, что разбойного нападения на Г.Р. не было, а был с их стороны совершен угон автомашины потерпевшего, смерть Г.Р. наступила по неосторожности, несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти версии тщательно проверялись, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Доказательствами по делу установлено и суд обоснованно признал, что, имея долги, с целью их погашения Д., Л., Т. заранее объединились для совершения преступлений. Разбойное нападение на З., кражу автомашины У., хищение огнестрельного оружия и боеприпасов у П. все трое, а также открытое хищение лодки у П. Д. и Т. совершили организованной группой, разбойное нападение на А-вых все осужденные совершили в составе организованной, устойчивой вооруженной группы. Об устойчивости организованной группы у осужденных, а затем и банды свидетельствуют стабильность ее состава, в каждом случае действовали осужденные втроем, тесная взаимосвязь между ними, согласованность их действий, совместные распоряжение и использование похищенного, постоянство форм и методов преступной деятельности.

Действуя в составе организованной группы, осужденные заранее определяли объекты для хищения, обсуждали планы совершения преступлений, способы реализации их общего умысла.

Договорившись о хищении бензопил, Д. и Л. ездили на делянку в лес, проверили обстановку, место хранения пил. После этого все осужденные обсудили способ хищения. Л. достал и передал Т. клофелин, который был растворен в спирте, обеспечил Д. и Т. транспортом. Все осужденные действовали по достигнутой между ними договоренности, о действиях по завладению бензопилами каждый из них был осведомлен. Нападение на З. с целью хищения чужого имущества было совершено с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, что охватывалось умыслом осужденных, в том числе Л.

Продолжая действовать организованной группой, осужденные совместно, согласованно, по предварительной договоренности похитили автомашину У., в чем каждый из них принимал участие, характер своих действий и действий других соисполнителей кражи сознавал.

Доказательства по делу позволили суду сделать обоснованный вывод о том, что на Г.Р. осужденные напали с целью завладения его имуществом, что действовали они по предварительному сговору группой лиц. В ходе разбойного нападения при подстрекательстве Л. на убийство при пособничестве Т. Д. умышленно причинил смерть Г.Р.

Приведенные в приговоре фактические данные указывают на то, что осужденные, применив насилие, увезли Г.Р. из г. Вытегра в ночное время на отдаленное расстояние в безлюдное место, связали его. Л. был инициатором, чтобы завести потерпевшего в лес, напоить его там спиртным, накинуть ему петлю на шею и привязать к дереву. Л. принес в лес трос-веревку, показал Д., как из него сделать петлю в виде удавки. Из показаний Д. на следствии видно, что Т. помог ему надеть на шею Г.Р. петлю. Д. и Т. не отрицали, что перед этим они напоили потерпевшего спиртным, Т. вливал спиртное, а Д. держал Г.Р. за голову. Из протокола осмотра места происшествия следует, что труп Г.Р. лежал на земле с заведенными назад руками, на шее у него имелась петля из веревки, концы которой были зафиксированы на дереве. Д. показал, что веревку на руках Г.Р. он разрезал перед уходом с места преступления, когда на шее у потерпевшего уже была удавка, а концы веревки были прикреплены к дереву.

С учетом всех доказательств по делу, в том числе заключения судебно-медицинского эксперта о причине наступления смерти Г.Р., времени наступления таковой, выводы суда об умышленном характере действий Д. на причинение смерти Г.Р., о наличии умысла у всех осужденных на убийство потерпевшего являются правильными.

Между действиями Д., при подстрекательстве на это Л. и пособничестве Т., и наступившими последствиями - смертью Г.Р. имеется прямая причинная связь.

Мотив посягательства осужденных в отношении Г.Р. проверялся, он установлен и верно указан в приговоре.

Напав на Г.Р., осужденными часть имущества у него была изъята, автомобиль - уничтожен.

Не соглашаться с выводом суда об объеме похищенного у Г.Р. оснований не имеется.

Действуя той же группой лиц, Л., Т. и Д. по сговору между собой вооружились огнестрельным оружием для последующего нападения на граждан с целью завладения их имуществом. Приобрели у Д.В. охотничье ружье. В составе организованной группы похитили у П. охотничье ружье, обрез охотничьего ружья и боеприпасы. Суд обоснованно признал, что Л. объяснил Д. и Т. обстановку в доме П., место хранения огнестрельного оружия, привез их к дому потерпевшего и увез обратно с похищенным. Л. произвел ремонт похищенного у П. обреза. Т. изготовил из похищенного у П. ружья обрез.

Кроме огнестрельного оружия и боеприпасов, Д. и Т. похитили у П. лодку.

Ссылки в их жалобах на то, что лодку похитил Д. один, а Т. об этом не знал, несостоятельны, опровергаются материалами дела. Сам Т. указывал, что в его присутствии Д. выяснял у П., что находится в мешке, уходя из дома, взял лодку. С похищенным они выходили вместе, несли все до мотоцикла Л. вместе и, погрузив на него похищенное, уехали. Хищение лодки Т. сознавал, был с этим согласен.

Доказательства по делу свидетельствуют о том, что осужденные, имея огнестрельное оружие - три обреза, являясь участниками организованной устойчивой вооруженной группы, спланировали совершить разбойное нападение на А-вых с целью завладения их имуществом в крупном размере, что реализовали в действительности. Для реализации своего намерения Д., Т., Л. тщательно готовились, изготовили маски, взяли напрокат мотоцикл с коляской, наблюдали определенное время за потерпевшими и их домом, определяли наиболее безопасный для них (осужденных) момент совершения преступления. При нападении на потерпевших каждый из осужденных имел огнестрельное оружие - обрез.

Вывод суда об участии всех осужденных в устойчивой вооруженной группе и совершенном ею разбойном нападении является обоснованным.

Действовали Д., Т. и Л. с прямым умыслом.

Рассмотрение дела без допроса в судебном заседании некоторых потерпевших и свидетелей, в частности З., П., не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, не повлияло и не могло повлиять на выводы суда о виновности осужденных в содеянном.

Существенных противоречий в показаниях М.П., а также З., П., которые последние двое давали на следствии и в судебном заседании от 27 ноября - 14 декабря 2001 года, влияющих на выводы суда, Судебная коллегия не усматривает.

Рассмотрение дела судом в составе судьи и двух народных заседателей нарушением требований ст. 15 УПК РСФСР, действующей на момент постановления приговора, не является. В соответствии со ст. 6 Заключительных и переходных положений раздела 2 Конституции РФ до введения федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, на 28 июня 2002 года на территории Вологодской области сохранялся прежний порядок судебного рассмотрения уголовных дел, как это было предусмотрено УПК РСФСР.

Ссылки Д. на то, что он болел, был лишен права на последнее слово, материалами дела не подтверждены, не соответствуют им. Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство проводилось с учетом медицинских данных о состоянии здоровья Д., при наличии приобщенных к делу справок врача, в том числе в день выслушивания его последнего слова, о том, что в судебном заседании он участвовать может. Право Д. на последнее слово в судебном заседании предоставлялось.

Действия осужденных по эпизоду их обвинения, связанному с убийством Г.Р., суд квалифицировал как совершение этого преступления по признаку "сопряженного с похищением человека". Однако свой вывод в этой части суд не мотивировал, при описании преступных деяний осужденных в этой части обвинения не указал, что их действия были сопряжены с похищением потерпевшего, изложил, что они были направлены на завладение имуществом Г.Р. и его убийство.

Судебная коллегия считает, что осуждение Л. по ч. 4 ст. 33 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Т. по ч. 5 ст. 33 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Д. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ из приговора подлежит исключению.

Несмотря на это изменение приговора, для смягчения осужденным наказания Судебная коллегия оснований не находит.

Наказание Л., Т., Д. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о их личностях, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на исправление каждого, с учетом требований ст. 6 УК РФ. Назначенное каждому наказание чрезмерно суровым, несправедливым признать нельзя. При назначении наказания осужденным требования закона не нарушены.

В действиях Л., Т. суд обоснованно признал наличие особо опасного рецидива преступлений.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, за исключением отмеченного выше изменения, органами следствия и судом не допущено.

Кассационные жалобы осужденных и адвоката Замуракина А.И. удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Вологодского областного суда от 28 июня 2002 года в отношении Л., Т., Д. изменить, исключить осуждение Л. по ч. 4 ст. 33 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Т. по ч. 5 ст. 33 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Д. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в остальном данный приговор в отношении них оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных и защитника Замуракина А.И. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

А.В.КУМЕНКОВ

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"