||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 февраля 2003 г. N 24-о03-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Яковлева В.К., Семенова Н.В.

рассмотрела в судебном заседании 27 февраля 2003 года кассационную жалобу осужденного Б. на приговор Верховного Суда Республики Адыгея от 23 декабря 2002 года, которым

Б., <...>, судимый:

1) 21 февраля 1996 года по ст. 224 ч. 3 УК РСФСР к 1 году лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года;

2) 23 апреля 1998 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г", ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден по отбытии срока наказания 17 октября 2000 года, -

осужден ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "и" УК РФ на 20 (двадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97, 99 ч. 2 УК РФ назначено Б. принудительное лечение от алкоголизма в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Б. признан виновным в том, что около 12 часов 27 августа 2002 года из хулиганских побуждений взял за ноги своего шестимесячного ребенка Б.И. и с целью его убийства дважды ударил ребенка затылочной частью головы о гравийное покрытие проезжей части автодороги и умышленно причинил ему смерть, заведомо находящемуся в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, из хулиганских побуждений.

Преступление совершено им в с. Еленовское, Красногвардейского района Республики Адыгея при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Б. вину в предъявленном обвинении признал частично.

В кассационной жалобе осужденный Б., не оспаривая вину в причинении смерти своему малолетнему сыну, просит о смягчении наказания, при этом ссылается на то, что преступление совершил в результате систематически происходивших семейных скандалов, что свои действия помнит смутно. Указывает, что в совершенном им преступлении виновны также и родственники, так как они, зная о его психическом состоянии здоровья, спровоцировали его на совершение преступления и считает, что несмотря на эти обстоятельства суд назначил ему чрезмерно суровое наказание.

В возражениях государственный обвинитель Прихленко М.В. указывает о своем несогласии с доводами кассационной жалобы и просит приговор оставить без изменения, а жалобу - без удовлетворения, при этом ссылается на то, что вина Б. в содеянном установлена исследованными доказательствами и назначенное ему наказание является справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, Судебная коллегия находит, что к выводу о доказанности вины Б. в умышленном причинении смерти своему малолетнему сыну суд пришел обоснованно, тщательно исследовав собранные по делу доказательства и приговор является законным и обоснованным.

Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, около 12 часов 27 августа 2002 года Б. устроил скандал с женой Г., требуя с детьми уйти жить отдельно от родителей. Получив отказ, Б. взял на руки шестимесячного сына Б.И. и вышел на трассу, намереваясь уехать с ним, но не найдя транспорта, вернулся к своему дому и на перекрестке улиц Матросова и Гагарина, в присутствии своего отца, дедушки ребенка, из хулиганских побуждений, взял за ноги ребенка и с целью его убийства, дважды ударил ребенка затылочной частью головы о гравийное покрытие проезжей части автодороги, причинив ребенку телесные повреждения в виде закрытой тупой черепно-мозговой травмы. От полученных телесных повреждений Б.И. скончался на месте происшествия.

К такому выводу суд пришел обоснованно, на основании тщательно исследованных материалах дела, в том числе показаний самого осужденного, не отрицавшего обстоятельства, при которых он причинил смерть своему шестимесячному ребенку, показаниями потерпевшей Г., свидетеля Б.Г., заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Так, в своих показаниях на предварительном следствии и в судебном заседании осужденный Б. подробно рассказал, как он глазах своего отца взял за ноги шестимесячного ребенка и бросил на дорогу, затем взял его и отодвинул к обочине и сказав отцу, "иди, забери своего внука", ушел с места преступления.

Из показания потерпевшей Г. видно, что осужденный - ее муж, по поводу злоупотребления спиртными напитками и наркотиками дважды лечился, но продолжал пить и постоянно устраивал скандалы. 27 августа 2002 года он опять устроил скандал, затем взял шестимесячного сына и направился в сторону трассы. Она с матерью отправилась вызывать работников милиции, чтобы забрать сына, а когда вернулась, узнала от свекра Б.Г., что осужденный взял за ноги сына и дважды ударил о землю, затем ногой отпихнул его и убежал.

Б.Г. подтвердил эти показания и пояснил, что осужденный взял шестимесячного сына и со словами "смотри, как я убиваю твоего внука", дважды ударил ребенка головой о гравийное покрытие автодороги, затем ногой отпихнул ребенка в сторону лежавших автомобильных колес, и убежал.

Вина осужденного подтверждена также показаниями свидетелей Б.З., П.П., М.В., С.П.

Из протокола осмотра трупа Б.И. видно, что на волосистой части головы в затылочно-височной области имеется обширный кровоподтек. При прощупывании черепа ребенка ощущается хруст кости свода.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшего Б.И. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы сопровождавшейся переломами костей свода и основания черепа, ушибом головного мозга, кровоизлияниями под оболочки, в вещество и желудочки головного мозга, что привело к отеку и набуханию головного мозга. Эти повреждения квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасные для жизни и стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти. Также ребенку были причинены кровоизлияния в мягкие ткани головы, ссадины затылочной области, правой височной области головы, кровоподтек левой лобной области головы.

Закрытая тупая черепно-мозговая травма в виде переломов костей свода, основания черепа, ушиба головного мозга, кровоизлияний под оболочки, в вещество и желудочки головного мозга причинена от удара головой о тупой твердый предмет с преобладающей поверхностью, имеющей выступающие края, когда телу ребенка была придана сила с ускорением и не могли образоваться при падении с высоты роста. Количество ударов было не менее двух - трех.

Из показаний осужденного Б. на предварительном следствии видно, что он в присутствии своего отца Б.Г. два раза ударил ребенка головой о землю, подтвердил эти показания при проверке показаний на месте, в ходе которого он продемонстрировал, как взяв руками за ноги ребенка, с размаху ударил его головой о гравийное покрытие дороги.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, в том числе и показания самого осужденного Б., суд обоснованно пришел к выводу о доказанности его вины в умышленном причинении смерти своему шестимесячному ребенку и правильно квалифицировал действия его по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "и" УК РФ, как умышленное причинение смерти другому человеку, заведомо находящегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью, из хулиганских побуждений.

При этом суд обоснованно указал, что ребенок в шестимесячном возрасте в силу своего возраста не мог защитить себя и оказать сопротивление, а осужденный Б. осознавая это и воспользовался этим обстоятельством, с целью убийства ударил ребенка головой два раза о гравийное покрытие дороги, в присутствии дедушки ребенка, зная, что причиняет Б.Г. особые страдания.

Суд также правильно сделал вывод о том, что Б. совершил убийство ребенка из хулиганских побуждений, поскольку тот факт, что жена ему сделала замечание по поводу его пьянства, и не согласилась жить отдельно от родителей, не мог явиться поводом для совершения такого преступления.

Доводы жалобы осужденного о том, что на совершение преступления спровоцировали его родственники и они также частично виновны в том, что он причинил смерть своему малолетнему ребенку, являются несостоятельными, поскольку никаких неправомерных действий в отношении осужденного со стороны его жены Г., также родителей осужденного Б-вых, совершено не было.

Психическое состояние здоровья осужденного Б. проверено надлежащим образом и установлено, что хотя он обнаруживает признаки органического эмоционально-лабильного расстройства личности, однако, как видно из заключения комплексной психолого-психиатрической экспертизы, в момент совершения деяния по своему психическому состоянию он осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий и руководил ими, то есть преступление совершено им во вменяемом состоянии.

Мера наказания назначена осужденному Б. в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о его личности, в том числе и его состояния здоровья.

Оснований для смягчения наказания не имеется.

Принудительное лечение от алкоголизма назначено Б. обоснованно, поскольку он, как видно из медицинского заключения врачебно-консультативной комиссии, страдающим синдромом зависимости от алкоголя 2 степени в виде запоев, нуждается в принудительном лечении от алкоголизма и лечение ему не противопоказано.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Адыгея от 23 декабря 2002 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Б. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"