||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 февраля 2003 г. N 81-о02-99

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Бризицкого А.М.

судей Саввича Ю.В., Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 27 февраля 2003 года кассационное представление государственного обвинителя Кравченко Н.Н., кассационные жалобы адвокатов Блескина Д.С. и Логвиновой Г.В., осужденных Г., В.О.П., А., В.О.Н. на приговор Кемеровского областного суда от 7 февраля 2002 года, которым

Г., <...>, судимый 15 декабря 1998 года Куйбышевским районным судом г. Новокузнецка Кемеровской области, по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании пп. "а" п. 9 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 45 годов", не отбытая часть наказания сокращена наполовину на 11 мес. 12 дней, освобожден 8 мая 2001 года по отбытии срока наказания

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "з", "н" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "к", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 161 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 226 ч. 3 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 127 ч. 2 п. п. "г", "ж" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20 процентов заработка.

На основании ст. ст. 69 ч. 3, 71 ч. 1 п. "в" УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 24 года лишения свободы без штрафа с конфискацией имущества с отбыванием первых 7 (семи) лет в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии особого режима.

А., <...>, судимый 10 мая 1982 года Кемеровским областным судом по ст. ст. 102 п. п. "а", "е", 146 ч. 2 п. п. "а", "б", 145 ч. 2, 218 ч. 2, 40 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы, освобожденный 28 января 1997 года по отбытии срока, 2 марта 1999 года Куйбышевским районным судом г. Новокузнецка по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, 28 июня 1999 года этим же судом по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", 69 ч. 5 УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании пп. "а" п. 9 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 45 годов", не отбытая часть наказания сокращена наполовину, на 1 год 8 месяцев 25 дней, освобожденный 20 апреля 2001 года условно-досрочно на 10 месяцев 1 день,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 14 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 70 ч. 1 УК РФ, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения наказания не отбытого по предыдущему приговору, назначено 16 (шестнадцать) лет 10 (десять) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 4 (четырех) лет в тюрьме остального срока в исправительной колонии особого режима.

В.О.П., <...>, судимый 17 марта 1998 года Заводским районным судом г. Новокузнецка по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", 228 ч. 1 УК РФ, ст. 147 ч. 2, 40 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобожденный 18 ноября 1999 года условно-досрочно на 2 месяца 29 дней, 5 апреля 2001 года Куйбышевским районным судом г. Новокузнецка по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 226 ч. 3 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение В.О.П. по приговору от 5 апреля 2001 года отменено.

На основании ст. 70 ч. 1 УК РФ по совокупности приговоров, путем полного присоединения не отбытого наказания, назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием первых 2 лет в тюрьме, остального срока в исправительной колонии особого режима.

В.О.Н., <...>, не судимая

осуждена по ст. ст. 33 ч. 4, ч. 5, 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2, 100 УК РФ к Г. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от наркомании.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., объяснения осужденной В.О.Н., поддержавшей доводы жалобы, мнение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Г., А. осуждены:

- за разбой - нападение на И., в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, Г. также по квалифицирующему признаку совершения преступления неоднократно, А. - совершения преступления лицом, ранее два раза судимым за хищение;

- за покушение на убийство И., группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, а А. также по квалифицирующему признаку совершения преступления неоднократно.

В.О.Н. осуждена за подстрекательство и пособничество в разбойном нападении на И., которое Г. и А. совершили группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Г., В.О.П. осуждены:

- за хищение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ у Л., группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением насилия, не опасного для здоровья, за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, группой лиц по предварительному сговору;

- за разбой - нападение на Н.Е., К.Е.В., К.Е.В., Н.А., Н.Ю. в целях хищения чужого имущества, Г. с применением насилия, опасного для жизни, В.О.П. с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, Г. с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей Н.Е.

Г. осужден:

- за грабеж имущества Л., неоднократно, с применением насилия, не опасного для здоровья;

- за хищение у Л. важных личных документов;

- за умышленное убийство Н.Е. с особой жестокостью, сопряженное с разбоем, неоднократно;

- за покушение на умышленное убийство двух лиц, В.Е.В., С.Д., с целью скрыть другое преступление, неоднократно;

- за покушение на незаконное лишение свободы С.Л., С.Е.

Преступления совершены в г. Анжеро-Судженске, Кемеровской области при обстоятельства, изложенных в описательной части приговора суда.

В судебном заседании Г., А., В.О.П. и В.Е.В. вину признали частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Кравченко Н.Н. просит об изменении приговора, исключении осуждения Г. и А. по покушению на убийство по предварительному сговору, осуждения Г. по грабежу с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Считает, эти квалифицирующие признаки не нашли своего подтверждения в судебном заседании. По мнению государственного обвинителя, отказ ее в судебных прений от обвинения осужденных по данным пунктам для суда обязателен, независимо от мнения потерпевших.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) адвокат Блескин Д.С. просит об отмене приговора в отношении Г.

Указывает, что

- вина Г. в разбойном нападении и покушении на убийство И. не доказана, он имел молоток, но не применял его, удары по голове потерпевшей не наносил, его действия в этой части расценивает как грабеж;

- Г. и В.О.П. оружие у Л. не похищали, а получили его от С.Д. и В.Е.В., с которыми находились в дружеских отношениях;

- имущество Л., находившееся в том же ящике, что и ружья, похитила С.Д., а не Г., что подтверждается фактическими действиями, признанных потерпевшими, С.Д. и В.Е.В.;

- вина Г. в хищении важных личных документов Л. также не доказана;

- В.О.П. не участвовал в разбойном нападении на Н.Е., убийство ее Г. совершил по неосторожности, не имел умысла на хищение денег потерпевших, поэтому его действия в этой части следует переквалифицировать на ст. 109 ч. 1 УК РФ в части разбоя прекратить за отсутствием состава преступления;

- умысла на убийство В.Е.В. и С.Д. Г. не имел и его действия в этой части следует квалифицировать по последствиям, по ст. 118 ч. 1 УК РФ;

- Г. не имел умысла на лишение свободы С., а хотел скрыться от правоохранительных органов и только зашел в квартиру, поэтому по ст. ст. 30 ч. 3, 127 ч. 2 п. п. "г", "ж" его следует оправдать за отсутствием состава преступления.

В кассационной жалобе адвокат Логвинова Г.В. просит переквалифицировать действия В.Е.В. на пособничество в грабеже и назначении условного наказания.

Указывает, что инициатива в совершении преступления принадлежала Г. и А., а не В.Е.В., речь шла об ограблении, а не разбое, разговора о молотках не было.

В кассационных жалобах осужденный Г. просит об отмене приговора суда.

Сообщает, что не бил молотком потерпевшую И., это сделал А., об этом сообщила потерпевшая в судебном заседании, с В.Е.В. в сговоре на совершение преступления не состоял, она непосредственно перед совершением преступления дала им по молотку и указала на почтальона, является прямым соучастником преступления, сговора на применение молотков у него с А. не было, он не думал, что А. будет бить молотком потерпевшую. Первоначальные показания он давал ложные, оговорил других соучастников, так как они были на свободе. На предварительном следствии на него оказывалось давление, он был болен, сильно избит. Судья в судебном заседании нарушал его права, добивался нужных ответов на свои вопросы, после приговора его должным образом не ознакомили с материалами дела и протоколом судебного заседания. С.Д. и В.Е.В. сами передали им ружья, он не стал сообщать об их роли в совершении преступления, так как пожалел их. Их никто не закрывал, они были с ними и у квартиры Н. Умысла на убийство В.Е.В. и С.Д. он не имел, стрелял поверх голов.

В кассационных жалобах осужденный В.О.П. просит об отмене приговора суда. Высказывает несогласие с осуждением за хищение огнестрельного оружия, сообщает, что первоначальные показания на предварительном следствии давал в состоянии наркотического опьянения, С.Д. и В.Е.В. в этой части дали ложные показания, они сами совершили это преступление, суд необоснованно не допросил потерпевшую В.Е.В. Предварительное следствие необоснованно соединило в одно производство уголовные дела по разбойному нападению на И. и по разбою в отношении Н. Считает, что ему должным образом не дали ознакомиться с протоколом судебного заседания, что суд неправильно в приговоре отразил показания потерпевших С.Д. и В.Е.В., необоснованно отверг показания его и Г. Не согласен с осуждением за разбой, сообщает, что предварительного сговора на разбой у него с Г. не было, он зашел позже, ружье не применял.

В кассационных жалобах осужденный А. просит об отмене приговора суда, считает, что все дела необоснованно объединены в одно производство. Сообщает, что не имел умысла на разбойное нападение, на предложение Г. взять оружие отказался, В.Е.В. и Г. сами планировали нападение, суд не в полной мере учел смягчающие обстоятельства, признание им вины, его семейное положение и состояние здоровья.

В кассационных жалобах осужденная В.Е.В. считает приговор незаконным. По ее мнению, три дела необоснованно соединили в одно производство, это имело большой общественный резонанс и отразилось на суровости приговора, она не подстрекала Г. к совершению преступления, только уточнила некоторые детали, о молотках узнала только во время следствия, разговор был о том, что Г. и А. только вырвут сумку. На предварительном следствии Г. оговорил ее, что подтвердил в своей кассационной жалобе.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

К выводу о виновности осужденных в совершении преступления, суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

По эпизоду разбойного нападения и покушения на убийство И., вина осужденных установлена следующими доказательствами.

Показаниями потерпевшей И. установлено, что 14 мая 2001 года возле почтового отделения, осужденная В.Е.В. поинтересовалась, будет ли она, И., разносить пенсии, на что потерпевшая ответила утвердительно. Получив деньги, она пошла обычным маршрутом. Проходя через ручей, она увидела двоих мужчин, один из которых пошел к ней навстречу по трубе. Мужчина прошел мимо нее, оказался за спиной, она почувствовала сзади удар по голове и упала на землю. Подбежавший к ней другой мужчина, сразу же нанес ей второй удар по голове в область затылка, и она уткнулась лицом в землю. Затем эти мужчины вдвоем стали бить ее в различные части головы, в основном в область затылка, нанеся не менее пяти ударов. Потом забрали сумку и еще били по голове.

По заключению судебно-медицинской экспертизы у И. обнаружены множественные раны волосистой части головы, рана заушной области слева и левой ушной раковины, множественные открытые вдавленные оскольчатые переломы черепа, перелом левой височной кости, перелом основания черепа, ушиб головного мозга. Эти повреждения причинены не менее чем девятью воздействиями, причинили тяжкий вред здоровью потерпевшей.

Как установлено показаниями свидетеля В.Е.В. на предварительном следствии, оглашенными в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР, Г. и А. интересовались у нее, где можно похитить деньги. Она посоветовала обратиться к матери - В.О.Н. Через некоторое время Г. на рынке о чем-то разговаривал с В.О.Н., затем в ее присутствии мать с Г. ходили на место, где позже совершено разбойное нападение на И., о чем-то разговаривали. На следующий день А. и Г. взяли у нее два молотка, попросили проводить их до дома культуры, встретились с В.О.Н., которая выяснила у почтальона, что та получит, и будет разносить деньги, сообщила об этом осужденным. Г. и А. пошли в сторону пустыря, примерно через 40 минут туда же проследовала почтальон, еще через 10 минут прибежали взволнованные осужденные, на плече у А. висела женская сумка. Они говорили, что ударили почтальона молотками по голове раз пять, что та уже труп. Пересчитали деньги, матери дали за помощь 5 тысяч рублей.

Свидетель С.Д. в судебном заседании подтвердила показания В.Е.В. в части разговора Г. с В.О.Н. на рынке. Со слов А. ей известно, что они с Г. ездили к матери В.Е.В., чтобы совершить разбойное нападение на почтальона, при этом потерпевшую, наверное, убили.

Осужденные Г. и А. в судебном заседании сообщили, что совершить разбойное нападение на почтальона им предложила В.О.Н., она же оказывала содействие: сообщила о времени получения денег, указала почтальона, маршрут ее движения, привела Г. на предполагаемое место нападения, посоветовала оглушить И. ударом по голове, а перед совершением преступления специально выяснила у потерпевшей о наличии денег.

С учетом установленных обстоятельств дела, суд обоснованно эти показания положил в основу приговора в части В.О.Н. Ее доводы о том, что она только совершила пособничество, а подстрекательство не совершала, опровергаются как показаниями осужденных, так и свидетеля В.Е.В., поэтому обоснованно расценены как стремление смягчить ответственность.

Г. и А. как в судебном заседании, так и на предварительном следствии не оспаривали, что именно они совершили нападение на И. с целью завладения деньгами, это доказано и другими доказательствами.

Доводы осужденных в судебном заседании о том, что бил молотком И. только А., Г. молоток не использовал, они не имели умысла на убийство потерпевшей, оставили ее живой, опровергаются показаниями потерпевшей в судебном заседании о том, что ее били молотками оба нападавших мужчины, характером и тяжестью причиненных повреждений, показаниями С.Д. и В.Е.В., которым осужденные сообщили, что лишили жизни потерпевшую.

С учетом изложенного, в этой части суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных, дав правильную юридическую оценку их действиям.

В части хищения огнестрельного оружия, имущества Л., незаконного хранения и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов, разбойного нападения и убийства Н., покушения на убийство В.Е.В. и С.Д. вина осужденных установлена следующими доказательствами:

Показаниями С.Д. установлено, что 30 мая 2001 года Г. и В.О.П. договорились о нападении на квартиру женщины, где они покупали психотропные таблетки, с целью хищения денег. Потребовали у нее ключи от сейфа, где хранятся ружья отца. Получив отказ, насильно завели ее и В.Е.В. в комнату, В.О.П. стал у двери, удерживал их, а Г. открывал замок чем-то железным. Через некоторое время он зашел в комнату с ружьями и боеприпасами, собрал, зарядил, сложил ружья в мешок и они с В.О.П. ушли. Вечером они вернулись, употребляли наркотики, договорились о разбойном нападении на женщину, торгующую ими. Г. достал из мешка патроны и два ружья, с уже отпиленными прикладами, одно из которых передал В.О.П. Вооружившись, Г. и В.О.П., заставили ее и В.Е.В. пойти с ними. Пришли к дому N 3б по ул. Желябова, сказали им посидеть на лавочке, а сами вдвоем зашли в пятый подъезд. Через 10 минут из дома раздался женский крик: "Не стреляйте", прозвучал выстрел, послышался звон стекла и крики женщины. Затем прозвучал второй выстрел. Они увидели как из подъезда пробежали с ружьями Г. и В.О.П., скрылись за детской площадкой. Они с В.Е.В. пошли в сторону дома, увидели впереди силуэты двух людей, поняли, что это Г. и В.О.П., побежали догонять их. Со стороны парней раздался выстрел, она почувствовала удар в голову, а В.Е.В. сказала, что ей трудно дышать. Следом прозвучал второй выстрел, она почувствовала боль в правой руке и ногах. Они поняли, что в них стреляют и они ранены. Крикнула: "Не стреляйте, это мы". Через две минуты к ним подошли Г. и В.О.П. и сообщили, что приняли их за родственников убитой женщины.

Аналогичные сведения установлены оглашенными в соответствии со ст. 286 УПК РФ показаниями на предварительном следствии дала потерпевшей В.Е.В. (л.д. 274, 275, 278 - 290 т. 1).

Показания В.Е.В. на предварительном следствии, С.Д. в судебном заседании обоснованно судом признаны достоверными как последовательные, непротиворечивые, подтверждающие иными доказательствами по делу.

Доводы кассационных жалоб о том, что указанные лица сами передали им оружие, явились соучастниками преступления, не могут быть приняты во внимание как опровергающиеся установленными объективными доказательствами обстоятельствами совершения преступных действий.

Показаниями потерпевшего Л. в судебном заседании установлено, что в конце мая он уехал на дачу, в квартире в это время оставались его приемная дочь С.Д., В.Е.В., Г. и А. Вернувшись, обнаружил, что из сейфа похищены два ружья, патроны, патронташ, банка пороха, охотничий билет и разрешение на право хранения и ношения оружия. Замок на сейфе отсутствовал. Ключ от сейфа у него один, хранится в потайном месте. Позднее С.Д. ему рассказала, что сейф открыл Г. и вместе с В.О.П. похитили оттуда ружья, патроны и порох, с оружием напали на какую-то квартиру, а затем стреляли в ее и В.Е.В.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено, что

- В.Е.В. причинены слепые проникающие дробовые огнестрельные ранения грудной клетки слева и справа с ранением легких, причинившие тяжкий вред здоровью, кроме того, причинены слепые дробовые ранения левой верхней конечности, брюшной стенки слева, левой паховой области и таза слева, передний поверхности бедер, причинившие легкий вред здоровью;

- С.Д. причинены огнестрельные, одиночные, дробовые слепые ранения в центральном отделе лобной области справа, тыльной поверхности пясти правой кисти, передней поверхности верхней трети правой голени, передневнутренней поверхности в нижней трети левого бедра, причинившие легкий вред здоровью.

С учетом показаний В.Е.В. и С.Д., характера и локализации причиненных им телесных повреждений, суд обоснованно пришел к выводу, что Г., предполагая, что их преследуют за совершенное преступления, с целью убийства произвел два выстрела в потерпевших.

Показаниями потерпевших К.Е.В., К.Е.В., установлено, что около 1 часа ночи 31 мая 2001 года, в квартиру постучали, Н.Е. открыла дверь, послышались шаги, шум, мужской голос потребовал деньги, крик Н.Е. и звук выстрела. Н.Е. пробежала по коридору в спальню, следом за ней бежал Г. с ружьем в руках. Они хотели выйти, но в дверном проеме показался В.О.П. с ружьем в руках, направленным на них, стал кричать: "Стоять, а то мозги вышибу", требовал деньги. Из спальни прозвучал выстрел, Н.Е., пятясь, упала на пол в коридоре перед залом, встала, подбежала к окну и пыталась открыть створку. Подбежавший Г. ее оттолкнул, крикнул: "Деньги давай" и выстрелил в ногу потерпевшей. Н.Е. застонала, попросила К.Е.В. отдать все деньги. Затем Г. вновь потребовал деньги, получив ответ раненой потерпевшей, что они в спальне, потащил ее туда, через две-три минуты раздался выстрел и наступила тишина. Все это время В.О.П. удерживал их в зале, целясь из ружья и угрожая убийством. Затем в зал забежал Г., вырвал из рук К.Е.В. кошелек со 100 рублями, положил в него бумажные деньги, и они с В.О.П. скрылись.

Потерпевшая Н.А. дала аналогичные показания, добавив, что, забрав у Н.Е. деньги, Г. направил на нее ружье. Она начала отводить стволы от себя, Г. выстрелил, мама упала на пол.

Оснований для сомнений в объективности и достоверности показаний вышеназванных потерпевших, нет никаких оснований. Их показания опровергают доводы Г. о том, что он лишил потерпевшую жизни по неосторожности и доводы Ваганаса о неучастии в разбойном нападении на квартиру Н., подтверждают, что убийство Н.Е. совершено в присутствии ее дочери, с особой жестокостью.

Заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Н.Е. установлено, что ее смерть наступила от огнестрельного дробового сквозного проникающего ранения груди справа с повреждениями верхушки правого легкого, задних отделов 1 - 4 ребер справа, сопровождавшееся острой кровопотерей. Кроме того, обнаружено сквозное огнестрельное дробовое ранение нижней трети левого бедра, колото-резаное ранение в верхней трети ладонной поверхности левого предплечья.

В связи с тем, что обстоятельства подготовки, хищения оружия и боеприпасов, совершения разбойного нападения объективно и достоверно установлены показаниями потерпевших, суд обоснованно отверг показания осужденных в судебном заседании как противоречивые, вызванные стремлением смягчить ответственность.

В части покушения на незаконное лишение свободы С., вина Г. установлена следующими доказательствами.

Как установлено в судебном заседании показаниями С.Л. и С.Е., Г. зашел в коридор квартиры, закрыл дверь, направил на С.Л. стволы ружья, сообщил, что за ним гонится милиция, он в розыске и намерен пересидеть в квартире до вечера. Потребовал включить телевизор и поставить варить "чифир". Действиями потерпевших Г. был обезоружен и задержан.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в совершении преступлений, их действиям дана правильная юридическая оценка.

Доводы кассационного представления об исключении осуждения Г. и А. по покушению на убийство И. по предварительному сговору не могут быть признаны состоятельными. Как установлено судом, Г. и А. заранее договорились о совершении разбойного нападения на потерпевшую, взяли с собой в качестве оружия молотки, совместно наносили удары ей по голове, и только решив, что она мертва прекратили нападение.

Материалами дела также достоверно установлено, что при хищении имущества Л. к С.Д. и В.Е.В. применялось насилие, не опасное для жизни и здоровья в виде насильственного ограничения в свободе, на требование вернуть похищенное, Г. пригрозил потерпевшим и скрылся.

С учетом изложенного, судебная коллегия не находит оснований для исключения осуждения Г. по грабежу с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Отказ государственного обвинителя в этой части от обвинения, не может повлечь оправдания осужденных по данному обвинению, так как против этого в судебном заседании возразили потерпевшие.

Нарушений уголовно-процессуального закона в стадии предварительного следствия и в судебном заседании, влекущего отмену или изменение приговора суда, судебная коллегия не усматривает.

Г. и В.О.П. ознакомлены с материалами дела и протоколом судебного заседания в соответствии с требованиями закона, их доводы об этом в жалобах не могут быть признаны обоснованными.

Наказание осужденным назначено учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о их личности, отягчающих обстоятельств, требований уголовного закона и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания не усматривается.

В то же время приговор в части осуждения Г. по ст. 325 ч. 2 УК РФ подлежит отмене с прекращением дела за истечением срока давности, предусмотренного ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 7 февраля 2002 года в отношении Г. в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить за истечением срока давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "з", "н", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "к", "н", 162 ч. 3 п. "б" УК РФ, 161 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ, 226 ч. 3 п. п. "а", "б", "г", 222 ч. 2, 30 ч. 3, 127 ч. 2 п. п. "г", "ж" УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить 24 года лишения свободы без штрафа с конфискацией имущества с отбыванием первых 7 (семи) лет в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии особого режима.

Этот же приговор в отношении А., В.О.П., В.О.Н. и в остальной части в отношении Г. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Кравченко Н.Н., кассационные жалобы адвокатов Блескина Д.С. и Логвиновой Г.В., осужденных Г., В.О.П., А., В.О.Н. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"