||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 февраля 2003 года

 

Дело N 48-о03-17

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей Яковлева В.К., Семенова Н.В.

рассмотрела в судебном заседании от 27 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденного С. и адвоката Агеевой М.Н. на приговор Челябинского областного суда от 8 октября 2002 года, которым

С., <...>, не судимый, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "з" УК РФ - на 18 лет;

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - на 10 лет с конфискацией имущества;

- по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ - на 4 года;

- по ст. 226 ч. 1 УК РФ - на 4 года;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ - на 2 года;

- по ст. 223 ч. 1 УК РФ - на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с С. в возмещение морального вреда в пользу Ч. - 100000 рублей, Ф. - 50000 рублей и в возмещение материального ущерба в пользу Б.Г. - 14088 рублей, Л. - 11151 рубль, Л.Д. - 6000 рублей.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., мнение прокурора Мурдалова Т.А., полагавшего исключить из осуждения С. эпизод кражи имущества у Л., также исключить кражу продуктов на 675 рублей, в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; умышленное причинение смерти двум лицам: Ч.Д., 1977 года рождения, и Ф.Е., 1977 года рождения, в связи с осуществлением служебной деятельности, сопряженное с разбоем; также осужден он за кражу чужого имущества неоднократно, с причинением значительного ущерба; хищение огнестрельного оружия и боеприпасов к нему; незаконное изготовление огнестрельного оружия, также за незаконное приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены им в марте - апреле 2001 года в городе Южно-Уральске Челябинской области и в гор. Челябинске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С. свою вину признал частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный С. в основной и дополнительной жалобах просит приговор отменить и дело производством прекратить; он утверждает, что осужден необоснованно, вывод суда о доказанности его вины в совершении преступлений носит предположительный характер и не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Считает, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением процессуальных норм. Так, изъятие обреза проведено с нарушением процессуальных норм, после того, как до этого проводился обыск в этой квартире, но кроме патронов ничего больше не было обнаружено, хотя, обрез визуально обнаружила свидетель Р., то есть, никаких поисковой работы не требовалось. Указывает, что указанный обрез он передал потерпевшему Б., показания которого в судебном заседании огласили несмотря на его и его защитника возражения. Следственный эксперимент проведен с нарушением процессуальных норм. Считает, что протокол изъятия обреза и всех проведенных экспертиз, также следственный эксперимент следовало исключить из числа доказательств как полученных с нарушением процессуальных норм и полагает, что суд необоснованно назначил ему чрезмерно суровое наказание несмотря на то, что вина его в совершении преступлений не доказана.

- адвокат Агеевой М.Н. просит разобраться в деле и приговор в части осуждения С. по ст. 223 ч. 1 УК РФ отменить, дело прекратить, ссылаясь на то, что обрезав ствол и приклад ружья, он только изменил похищенное охотничье оружие, которое уже являлось огнестрельным оружием, а не создал новое оружие. Указывает, что обрез охотничьего ружья получен следственными органами с нарушением процессуальных норм, выразившемся в том, он был обнаружен и изъят в квартире, где до этого уже проводился обыск, поэтому считает, что все результаты экспертных исследований, проведенных по делу, следует исключить из числа доказательств. Суд вышел за рамки предъявленного С. обвинения, так как он обвинялся следственными органами в похищении золотых изделий на 5700 рублей, а суд осудил его за кражу золотых изделий на 11151 рублей, также обвинялся он в похищении охотничьего ружья стоимостью 3000 рублей, а суд осудил его за кражу охотничьего ружья за 5800 рублей, тем самым суд в нарушение требований закона вышел за рамки предъявленного обвинения. Похищение С. при разбойном нападении из магазина продуктов и товаров на 675 рублей никакими доказательствами, в том числе документально, не подтверждено, владелец магазина Б.Г. и государственный обвинитель от иска в этой части отказались, поэтому из приговора следует исключить указание о похищении из магазина продуктов на 675 рублей.

В возражениях государственный обвинитель Кузнецова А.И. просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, ссылаясь на то, что приговор является законным и обоснованным, дело расследовано следственными органами и рассмотрено судом объективно, нарушений процессуальных норм не допущено, наказание назначено с учетом всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и является справедливым.

В возражениях потерпевшие Л. и Л.Д. указывают, что размер причиненного ущерба определен судом правильно, по курсу цен на момент рассмотрения дела в суде, а первоначальная сумма была предварительной.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях, Судебная коллегия находит, что С. обоснованно осужден за совершенные преступления.

Выводы суда о виновности С. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний самого осужденного на предварительном следствии и в суде, показаниями потерпевших Л. и Л.Д., Б.Г. и свидетелей Р., Г. (Н.), Е., П., Г., протоколами осмотров мест происшествий, заключениями судебно-медицинских, медико-криминалистической экспертиз и другими доказательствами, которые тщательно исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы, изложенные в жалобе осужденного С. о его невиновности в содеянном, в том числе доводы о том, что обрез и золотые изделия передал ему сын потерпевшей Л. в счет возмещения долга, также о том, что обрез ружья он передал другому лицу и потерпевших убил это другое лицо, как видно из материалов дела, тщательно проверены, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложены в приговоре.

Так, из показаний потерпевших Л. и Л.Д., видно, что Л.Д. никакого долга перед осужденным не имел и ничего ему не передавал, а все золотые украшения и охотничье ружье с патронами осужденный похитил из их квартиры тайно.

На предварительном следствии С. и сам подробно рассказал об обстоятельствах совершения кражи золотых украшений и охотничьего ружья с патронами из квартиры Л. и Л.Д., также подтвердил, что из похищенного охотничьего ружья он изготовил обрез, который хранил, носил и перевозил, а в ночь на 8 апреля в магазине "Магия-4" используя этот обрез причинил смерть Ч.Д., Ф.Е. и похитил деньги. Затем похитил куртку Б.

Эти показания осужденного соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами, поэтому судом обоснованно признаны они правдивыми, а доводы о том, что он себя оговорил на предварительном следствии в результате применения недозволенных методов ведения следствия, несостоятельными.

Так, в ходе предварительного расследования после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, с участием адвоката, С. показывал, что именно он совершил все указанные в обвинительном заключении преступления и суд правильно положил указанные показания С. в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются с фактическими обстоятельствами по делу и подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Свидетель Е. показал, что рано утром, когда он провожал жену на работу, зашел в магазин, чтобы купить сигареты и обнаружил трупы потерпевших и сразу же вызвал сотрудников милиции.

Из протокола осмотра места преступления видно, что в магазине "Магия-4" обнаружены трупы Ф.Е. и Ч.Д. с признаками насильственной смерти, на том же месте, где оставил их осужденный после производства выстрелов в их головы.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть обоих потерпевших наступила в результате огнестрельного ранения в голову с ушибом и частичным разрушением вещества головного мозга, множественными ранами волосистой части головы, оскольчатым переломом костей свода черепа с повреждением твердой мозговой оболочки.

Данные повреждения были причинены в результате производства выстрела с близкого расстояния.

В ванной комнате квартиры, где осужденный проживал, обнаружен двуствольный обрез с патронами и заключением криминалистической экспертизы установлено, что указанный обрез самодельно переделан из бескуркового ружья "ИЖ-27", похищенного из квартиры Л. и Л.Д. Обрез пригоден к производству выстрелов и относится к категории огнестрельного оружия, а изъятые патроны относятся к боевым припасам.

Изъятие обреза и патронов произведено с соблюдением процессуальных норм, что опровергает доводы жалоб о том, что изъятие обреза и патронов проведено с нарушением процессуальных норм.

Из показания свидетеля Р. видно, что когда С. уходил из ее квартиры, похитил куртку Б. и последний пытался догнать осужденного, но не смог. Из ее показаний видно, что обрез ружья находился в грязном белье, приготовленном для стирки, что опровергает доводы жалоб о том, что обрез якобы открыто лежал в ванной комнате.

Баллистической экспертизой установлено, что изъятые в магазине две части пыжа-контейнера, а также гильзы, обнаруженные в квартире, где проживал осужденный, выстреляны из обреза, изготовленного С.

Несостоятельными являются доводы жалоб о том, что следственный эксперимент, также экспертизы по делу проведены с нарушением процессуальных норм.

Свидетель Е. показала, что она участвовала в качестве понятой при проведении следственного эксперимента и подтвердила, что С. добровольно рассказал об обстоятельствах совершения разбойного нападения и показал, как он убил потерпевших, затем показал, куда положил обрез.

Совершение С. кражи куртки подтверждается также оглашенными в судебном заседании с соблюдением процессуальных норм показаниями потерпевшего Б., что опровергает доводы осужденного о том, что потерпевший сам передал ему свою куртку, также доводы С. о том, что он передал обрез Б. и последний причинил смерть потерпевшим используя этот обрез.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, в том числе показаний свидетелей К., У. и других, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины С. в содеянном и правильно квалифицировал действия его по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "з", 162 ч. 3 п. "в", 158 ч. 2 п. п. "б", "г", 226 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, как поставлен об этом вопрос в кассационных жалобах, при проведении предварительного расследования и рассмотрении дела судом, не допущено.

Адвокатом осужденный был обеспечен своевременно, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Противоречий в заключениях судебных экспертиз, как указано в кассационных жалобах, также нарушений процессуальных норм при производстве предварительного расследования, ставящих под сомнение обоснованность судебного решения, не имеется.

Гражданские иски разрешены судом, также размер компенсации морального вреда потерпевшим определен судом в соответствии с требованиями закона правильно, в реальных пределах, с учетом конкретных обстоятельств дела.

При таких обстоятельствах для отмены приговора, как поставлен вопрос в кассационных жалобах, оснований не имеется.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Суд действия С., переделывавшего охотничье ружье в обрез, ошибочно расценил как незаконное изготовление оружия.

Согласно Федеральному закону "Об оружии" охотничье ружье признается огнестрельным оружием и его видоизменение в обрез, также являющийся огнестрельным оружием, состав преступления - изготовление огнестрельного оружия - не образует.

При таких обстоятельствах по ч. 1 ст. 223 УК Российской Федерации С. был осужден необоснованно и дело в этой части подлежит прекращению за отсутствием состава преступления.

Кроме того, следует исключить из приговора по эпизоду разбойного нападения в ночь на 8 апреля 2001 года из магазина "Магия-4" указание о похищении продуктов на сумму 675 рублей, поскольку вина в похищении продуктов на указанную сумму материалами дела не подтверждена. Также по эпизоду кражи от 16 марта 2001 года у Л. и Л.Д. следует снизить стоимость похищенных золотых изделий до 5700 рублей и охотничьего ружья - до 3000 рублей, как установлено на момент совершения этой кражи и правильно в указано в постановлении о предъявлении обвинения и в обвинительном заключении, поскольку размер похищенного устанавливается на момент совершения преступления. Вместе тем, размер гражданского иска обоснованно установлен судом с учетом стоимости золотых изделий и охотничьего ружья на момент рассмотрения дела в суде и гражданский иск разрешен судом правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 8 октября 2002 года в отношении С. изменить:

- в части осуждения по ст. 223 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления.

- по эпизоду кражи от 16 марта 2001 года у Л. и Л.Д. стоимость похищенных золотых изделий снизить до 5700 рублей и охотничьего ружья - до 3000 рублей;

- по эпизоду разбойного нападения от 8 апреля 2001 года из магазина "Магия-4" исключить указание о похищении продуктов на сумму 675 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "з", 162 ч. 3 п. "в", 158 ч. 2 п. п. "б", "г", 226 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить С. к отбытию двадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного С. и защитника Агеевой М.Н. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"