||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 февраля 2003 года

 

Дело N 64-о02-16

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Бризицкого А.М.,

судей - Глазуновой Л.И. и Хлебникова Н.Л.

Рассмотрела в судебном заседании от 27 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных А., П. и Х. на приговор Сахалинского областного суда от 5 февраля 2002 года, которым

А., <...>, татарин, с неполным средним образованием, ранее судимый,

- 25 сентября 1997 года по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 16 февраля 2001 года по отбытии наказания,

- 19 сентября 2001 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д", 213 ч. 2 п. "в" УК РФ к 7 годам лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ частично присоединено наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

П., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый,

- 23 января 1998 года по ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 14 марта 2000 года условно-досрочно на 1 год 22 дня,

- 19 сентября 2001 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д" УК РФ к 4 годам лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ частично присоединено наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Х., <...>, украинец, со средним образованием, ранее судимый,

- 3 августа 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

- 19 сентября 2001 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ частично присоединено наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденных П. и Х., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

А., П. и Х. осуждены за совершение разбойного нападение с целью завладения чужим имуществом, с незаконным проникновением в помещение, по предварительному сговору группой лиц, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно, с применением оружия, А. - с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, причинением тяжкого вреда ее здоровью, и убийство потерпевшей при разбойном нападении.

Кроме того, все осуждены за незаконные действия с огнестрельным оружием, совершенные по предварительному сговору группой лиц, П., также - за кражу чужого имущества, совершенную с незаконным проникновением в помещение, неоднократно, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Преступление совершено в ночь на 30 мая 2001 года в г. Невельске Сахалинской области при установленных судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании А. и П. свою вину признали частично, Х. - не признал.

В кассационных жалобах:

Осужденный П., не соглашаясь с приговором и не приводя каких-либо доводов в обоснование своего мнения, считает приговор не обоснованным, а выводы суда, изложенные в нем, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что свою вину в краже денег из киоска признает полностью, к разбойному нападению не причастен, на предварительном следствии себя оговорил под диктовку сотрудников милиции. Просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

Осужденный Х., не соглашаясь с приговором, указывает, что он постановлен на основании неполно исследованных доказательств по делу, с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

В дополнениях к кассационной жалобе, подробно остановившись на том, каким образом они оказались возле киоска, он утверждает, что никакого сговора на разбойное нападение между ними не существовало, А. по своей инициативе зашел в киоск, и что он там делал, им неизвестно. На предварительном следствии он оговорил себя и П. в совершении преступления, к которому они не причастны. Неправдивые показания относительно их с П. участия в нападении давал на предварительном следствии и А. Его показаниям он просит не доверять, так как этот человек с нарушенной психикой, а следствие и суд отказали в удовлетворении ходатайства о стационарном его обследовании. Кроме того, ссылается на иные нарушения закона, допущенные судом, что привело к постановлению незаконного приговора. Просит отменить его и дело направить на новое рассмотрение.

Осужденный А., не отрицая своей причастности к совершению преступления, указывает, что остальные осужденные понесли незаслуженное наказание, поскольку преступление он совершил один. На предварительном следствии давал неправдивые показания об обстоятельствах совершения преступления, о чем сейчас сожалеет.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что дело рассмотрено незаконным составом суда, он считает, что оно должно быть рассмотрено в составе трех профессиональных судей. Он "подозревает", что при постановлении приговора была нарушена тайна совещательной комнаты, поскольку таковой в помещении суда не имеется. Приговор постановлен на недостаточно исследованных доказательствах, ходатайства о дополнении судебного следствия были отклонены, лица, показания которых имеют существенное значение для дела, не допрошены. Его психическое состояние вызывает сомнение, однако суд отклонил ходатайство о проведении в отношении него стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

В одних из дополнений он указывает, что состав суда был незаконным, в рассмотрении дела принимали участие народные заседатели, избранные в состав другого суда. Кроме того, ссылается, что он не успел подготовиться к выступлению в последнем слове. Просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевший О.А. считает, что вина осужденных в совершении преступления доказана, своими действиями они лишили его жены, детей - матери, внука - бабушки. Он надеется, что этим лицам не удастся уйти от ответственности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденных, данных в период расследования дела.

Допрошенные неоднократно на предварительном следствии, все они признавали свою вину в совершении разбойного нападения, а А. и убийстве потерпевшей при разбойном нападении, и подробно рассказывали о своих действиях и действиях каждого из них при подготовке данного преступления и при его совершении.

Так, рассказывая о подготовке преступления, все они поясняли, что накануне нападения они на машине марки "Хонда" приезжали на привокзальную площадь, где расположен киоск "Комаско", однако завладеть деньгами не смогли, так как в киоске находились покупатели. Не отрицали они и того обстоятельства, что завладеть деньгами намеревались, пригрозив продавцу обрезом, который возили в машине.

Их показания в этой части подтверждаются показаниями свидетелей Г. и Я. пояснивших, что в ночь на 30 мая 2001 года они находились на привокзальной площади и видели, как П., А. и третье лицо, сидевшее на заднем сиденье автомашины, несколько раз приезжали на привокзальную площадь и заходили в киоск "Комаско".

Следует отметить, что установить указанных свидетелей органы следствия смогли лишь после допроса А., П. и Х., рассказавших, что видели машину указанных лиц на привокзальной площади.

Из показаний свидетеля В. установлено, что в ту ночь она находилась в киоске вместе с А. и С. Последний покупал каким-то парням пиво.

Рассказывая об обстоятельствах совершения нападения, осужденные пояснили, что в один из приездов в киоск они не смогли завладеть выручкой, поскольку в нем находились люди, в том числе знакомый С., который угостил их пивом.

Свидетель А. пояснила, что она находилась в киоске "Комаско" до половины третьего ночи. При ней О-ва считала выручку, которая составила 5 тыс. руб., и положила ее в коробку, стоявшую между кассой и холодильником.

П. пояснил, что эти деньги в киоске забрал он.

Кроме того, Х. и П. поясняли, что убивать продавца с А. они не договаривались, хотели лишь попугать ее и забрать деньги. Они рассказали, что между собой распределили роли при совершении преступления, в соответствии с которыми А. должен проникнуть в киоск, а они должны находиться возле киоска и предупредить его в случае опасности. Услышав выстрел, они испугались и убежали. Покидая место преступления, они пробили два колеса, и спрашивали у сторожа ближайшей автостоянки, не сможет ли он продать им колеса.

Свидетель Р. пояснил, что действительно рано утром 30 мая 2001 года к нему обращались два молодых человека с просьбой продать два колеса.

Из показаний свидетеля М. установлено, что в первых числах июня 2001 года он находился вместе с А., П. и Х. дома у деда, где последний рассказал, что накануне они ограбили киоск.

Х. подтвердил, что о совершенном преступлении он рассказал М.

Признавая свою вину в разбойном нападении с целью завладения чужим имуществом, Х., П. и А. свои показания подтвердили при выходе на место его совершения. При этом каждый из них указал место в салоне автомашины, куда они прятали детали разобранного обреза, указали место сокрытия этих деталей после нападения.

В указанных ими местах были обнаружены детали обреза.

В судебном заседании все осужденные изменили свои показания и стали утверждать, что на предварительном следствии давали неправдивые показания, преступление совершил А. по своей инициативе, его действия для остальных были неожиданными.

В судебном заседании эти доводы тщательно проверены, исследованы показания осужденных на предварительном и судебном следствии, выяснены причины изменений показаний, и им дана оценка.

Вывод суда о виновности осужденных в совершении разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом в приговоре мотивирован и, по мнению Судебной коллегии, является правильным.

Вина А. в убийстве потерпевшей при разбойном нападении и П. - в краже денег из киоска доказана, подтверждается исследованными в судебном заседании материалами дела и не оспаривается в кассационных жалобах.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденных на защиту по материалам дела не установлено.

Заявление А. в той части, что состав суда был незаконным, по его мнению, дело должно быть рассмотрено в составе трех профессиональных судей, является несостоятельным, поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает рассмотрение уголовных дел по первой инстанции в составе трех профессиональных судей.

Его же утверждение в той части, что он не успел подготовиться к выступлению в последнем слове, Судебная коллегия находит необоснованным.

Как видно из материалов дела, его просьба и просьба остальных осужденных о предоставлении им времени для подготовки последнего слова судом была удовлетворена, в судебном заседании был объявлен перерыв на девять дней.

В указанное время судебное заседание не состоялось, поскольку председательствующий по делу заболел и находился на стационарном лечении до 30 января 2002 года.

Судебное заседание было продолжено лишь 5 февраля 2002 года.

При таких обстоятельствах полагать, что А. не имел возможности подготовиться к выступлению в последнем слове, оснований Судебная коллегия не находит.

Вопрос о психическом состоянии осужденных, в том числе и А., судом выяснялся, данных о наличии у кого-либо из них психического заболевания или временного расстройства психической деятельности, которые не позволяли им контролировать свои действия или давать отчет им, не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению Судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Сахалинского областного суда от 5 февраля 2002 года в отношении А., П. и Х. оставить без изменения, а их кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"