||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 февраля 2003 года

 

Дело N 60-о02-13

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Разумова С.А.,

судей - Глазуновой Л.И. и Линской Т.Г.

Рассмотрела в судебном заседании от 27 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденного Д., адвоката Соловьева В.А., представителя потерпевшей - адвоката Горбачевой Т.И. на приговор Камчатского областного суда от 6 мая 2002 года, которым

Д., <...>, русский, со средним техническим образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 15 годам лишения свободы,

по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы,

по ст. 167 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с него в счет компенсации морального вреда в пользу С. 200000 руб., в пользу Ш. 200000 руб., в пользу С. в возмещение материального ущерба 309479 руб. 72 коп.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения адвокатов Соловьева В.А. и Костанова Ю.А., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших об отмене приговора и прекращении производства по делу, представителя потерпевшей С. - адвоката Колмакова Ю.И., просившего об отмене приговора по изложенным в кассационной жалобе потерпевшей основаниям, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего отменить приговор в части взыскания в пользу потерпевшей С. гражданского иска в возмещение материального ущерба, в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Д. осужден за убийство Р. 1961 года рождения и Ш.Л. 1971 года рождения, совершенное на почве возникших неприязненных отношений, угон транспортного средства без цели хищения и умышленное уничтожение чужого имущества.

Преступление совершено 1 сентября 2001 года на участке трассы Усть-Камчатск - Ключи Камчатской области при установленных судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании Д. свою вину по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ не признал, в угоне автомашины и ее уничтожении - признал полностью. Не отрицая, что смерть потерпевших наступила от его действий, пояснил, что действовал в состоянии необходимой обороны.

В кассационных жалобах:

Адвокат Горбачева И.Г., представлявшая интересы потерпевшей С., просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение. Основанием к этому она указывает, что приговор постановлен на доказательствах, которые свидетельствуют о причастности и другого лица к убийству потерпевших. Кроме того, по ее мнению, судом принято незаконное решение об удовлетворении гражданского иска в пользу потерпевшей в части взыскания материального ущерба, причиненного уничтожением машины. В материалах дела имеются документы, подтверждающие сумму расходов, связанных с приобретением автомашины, однако, суд принял решение исходя из справки об оценке аналогичного типа машины. Кроме того, в приговоре ничего не сказано об удовлетворении морального вреда малолетней дочери погибшего Р.

Адвокат Соловьев В.А. в защиту интересов осужденного просит отменить приговор в части осуждения за убийство потерпевших и угон автомашины и дело производством прекратить. Основанием к этому он указывает, что доводы его подзащитного о нахождении его в момент совершения инкриминируемых ему деяний в состоянии необходимой обороны, не опровергнуты. Не было, по мнению адвоката, у его подзащитного умысла и на угон автомобиля потерпевших, он перегнал его в другое место с той целью, чтобы уничтожить как вещественное доказательство. Считает, что приговор постановлен на неполно исследованных доказательствах и с нарушением требований ст. 301 УПК РСФСР, что влечет его отмену.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считает, что не приведены доказательства, подтверждающие вывод суда о мотиве убийства потерпевших. Не опровергнуто утверждение его подзащитного об убийстве Р. и Ш.Л. в состоянии необходимой обороны. Ссылается на неполноту предварительного и судебного следствия, что существенно повлияло на выводы суда, имевшиеся в доказательствах противоречия не выяснены и не оценены, в приговоре не указано, почему суд принял одни доказательства и отверг другие. Просит отменить судебное решение и дело производством прекратить.

Осужденный Д. просит приговор в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ отменить и дело прекратить. Он утверждает, что потерпевшие угрожали ему расправой и у него имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. Считает, что его доводы заслуживают внимания, доказательств, опровергающих их, в материалах дела не содержится.

В дополнениях к кассационной жалобе, подробно остановившись на обстоятельствах, которые, по его мнению, свидетельствуют о противоправности действий потерпевших и создавали угрозу членам его семьи и ему лично, просит разобраться в деле и дать его действиям правильную юридическую оценку. По его мнению, ни одно из доказательств, положенных в основу приговора, не подтверждает вывод суда о мотиве совершенного преступления. Его доводы о совершении убийства в состоянии необходимой обороны не опровергнуты. Ссылается на то, что приговор постановлен на неполно исследованных обстоятельствах дела. Считает, что пистолеты из обгоревшего джипа были изъяты до его осмотра лицами, заинтересованными в исходе дела. Не могли сгореть и деньги, которые он передал Р. в этот день, а также другие запрещенные предметы, находившиеся, по его мнению, в салоне автомашины. Указанные предметы подтверждали ли бы его доводы в той части, что потерпевшие являлись вымогателями и руководителями криминальной группировки. Учитывая, что следствием и судом каких-либо мер к обнаружению указанных вещественных доказательств принято не было, его доводы остались непроверенными. Поскольку все сомнения толкуются в пользу подсудимого, он просит отменить приговор в части осуждения за убийство потерпевших и угон автомобиля и дело прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит вину осужденного в умышленном убийстве двух лиц доказанной.

Сам он не отрицает, что смерть Р. и Ш.Л. наступила от его действий.

Вместе с тем утверждает, что при их убийстве находился в состоянии необходимой обороны.

Его доводы в этой части судом проверены, признаны несостоятельными.

Находя их таковыми, суд в приговоре привел доказательства, которые исследованы в судебном заседании и которые, по мнению суда, опровергают утверждение Д. в той части, что убийство он совершил в состоянии необходимой обороны.

Потерпевшая Ш. пояснила, что ее сын Ш.Л. находился в пос. Усть-Камчатске и в начале сентября 2001 года должен был приехать домой, однако, в указанное время он не возвратился, и его труп в начале октября был обнаружен в тундре.

Потерпевшая С. пояснила, что она состояла в гражданском браке с Р., в конце августа 2001 года муж выехал в пос. Усть-Камчатск и обещал возвратиться 1 сентября. Утром этого дня он позвонил ей и сообщил, что сегодня выезжает домой. Однако домой он не возвратился, и только в октябре месяце его труп был обнаружен в тундре.

Показания потерпевших свидетельствуют о том, что Р. и Ш.Л. по своему плану намеревались 1 сентября возвратиться домой и опровергают утверждения осужденного в той части, что они поехали специально за ним и преследовали его по трассе Усть-Камчатск - Ключи.

Свидетель Д.Н. - жена осужденного, пояснила, что лично ей и ее детям никто и никогда не угрожал, и муж о какой-либо опасности ее не предупреждал.

Показания данной свидетельницы также опровергают заявление Д. в той части, что Р. постоянно угрожал его семье расправой.

Свидетель Б. пояснил, что был знаком как с осужденным, так и потерпевшими. Отношения со всеми были нормальными. Р. и Ш.Л. никогда ему не угрожали расправой, вопросы об имевшихся долгах предприятия решались путем переговоров. За долги предприятия отвечал он. Днем 1 сентября 2001 года к нему пришел Д. и попросил деньги на бензин. На второй день он вновь пришел к нему и сказал, что они убили Р. и Ш.Л. На его вопрос он ответил, что обоих расстреляли из карабина и закопали в тундре. Он не поверил его словам, однако, через несколько дней узнал, что Р. и Ш.Л. действительно исчезли.

Из показаний свидетеля Б. установлено, что 1 сентября 2001 года она слышала разговор Д. и Р., касающийся проблемы с долгами. Когда Р. ушел, Д. и Х. сказали, что завтра эта проблема решится. Д. взял у мужа деньги на бензин и ушел. На второй день он пришел к ним домой, и они о чем-то шептались с мужем. От мужа она узнала, что Д. ему рассказал, что на трассе они дождались Р. и Ш.Л. и обоих расстреляли из карабина.

Д. не отрицает, что на бензин занимал деньги у Б. и на второй день приходил к нему домой и "вкратце" рассказал о происшедшем на трассе событии.

В указанном им месте были обнаружены трупы Р. и Ш.Л. с признаками насильственной смерти.

Джип, на котором следовали Р. и Ш.Л., был обнаружен на 97 км трассы Усть-Камчатск - Ключи.

При судебно-медицинском исследовании трупов обнаружено, что на каждом из них имеются телесные повреждения (у Р. - семь, Ш.Л. - четыре), характерные для огнестрельных ранений. Смерть каждого наступила от сквозных ранений головы с разрушением вещества головного мозга. Кроме огнестрельных ранений каких-либо других повреждений на трупах не обнаружено.

Из трупа Ш.Л. была извлечена оболочка деформированной стреляной пули, которая, согласно выводам баллистической экспертизы, выстрелена из карабина.

При осмотре сгоревшей автомашины марки "Тойота-Ланд-Краузер" на задних дверях автомобиля, спинке заднего за водителем сиденья и спинке водительского сиденья обнаружены повреждения, являющиеся огнестрельными. В багажном отделении обнаружен и изъят кусок металла неправильной формы, внешне напоминающей пулю.

Из выводов баллистической экспертизы установлено, что кусок металла, обнаруженный при осмотре сгоревшей машины, является обгоревшей оболочкой деформированной стреляной пули охотничьего патрона с экспансивной полуоболочечной пулей, которыми снаряжены патроны отечественного производства, вероятнее всего, калибра 7,62 мм. Патронами данного образца возможна стрельба из карабинов "Вепрь", "Вепрь-308" и другого военного охотничьего оружия.

Оценив добытые доказательства, выяснив причины изменения показаний Д., суд пришел к выводу, что его заявление в той части, что он стрелял в потерпевших сначала из автомата, а также его утверждение в той части, что потерпевшие стреляли в него из пистолета (что исключает состояние необходимой обороны), нашел необоснованными.

Находя их таковыми, суд в качестве подтверждения своих выводов привел в приговоре следующие доказательства.

Допрошенный неоднократно на предварительном следствии, Д. пояснял, что в ходе ссоры с Р. и Ш.Л. он произвел сначала из одного карабина в них 5 выстрелов, затем взял другой карабин и выстрелил еще два раза, а затем, подойдя вплотную к их машине, выстрелил еще четыре раза (по два выстрела в голову каждого). При этом он не упоминал ни о том, что стрелял в потерпевших из автомата, ни о том, что потерпевшие стреляли в него из пистолета.

Данные показания в этой части судом признаны достоверными, поскольку подтверждаются выводами судебно-медицинских экспертиз о количестве имевшихся на трупах ранений, их локализации и расстояния, с которого были произведены выстрелы.

Кроме того, свидетель Х., находившийся поблизости от места преступления, пояснял, что слышал выстрелы, по звуку характерные для выстрелов из карабина, иных выстрелов не слышал.

Оснований ставить под сомнение данный вывод суда Судебная коллегия не усматривает.

Утверждение осужденного и в той части, что преступление он совершил в состоянии аффекта в процессе самообороны, суд нашел также необоснованным.

По мнению суда, обстоятельства совершения преступления свидетельствуют о том, что все действия Д. совершены целенаправленно. Он произвел несколько прицельных выстрелов в потерпевших, а когда машина, на которой они ехали, остановилась, подошел к машине и практически в упор произвел по два выстрела в голову каждого. После убийства перетащил труп Р. на заднее сиденье, сел за руль их автомашины и уехал в тундру, где закопал трупы.

Обстоятельства совершения преступления свидетельствуют о том, что действия осужденного носили целенаправленный характер, данных о наличии в них признаков аффекта не установлено.

Кроме того, проведенной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизой установлено, что его состояние в момент совершения инкриминируемых ему деяний не достигло степени выраженности аффекта и не оказало влияние на его сознание и поведение.

Выводы данного заключения подтвердила в судебном заседании эксперт Горбунова И.Н.

Судебная коллегия находит данный вывод суда первой инстанции правильным.

Правильным, по мнению Судебной коллегии, является вывод суда и в части осуждения Д. за угон автомашины потерпевшего.

Сам он не отрицает, что, перетащив труп Р. на заднее сиденье, сел за руль их машины, и угнал ее в другое место трассы, где поджег.

Машина была обнаружена в месте, на которое указывал осужденный.

В соответствии с диспозицией ст. 166 УК РФ угоном признается самовольное завладение чужим транспортным средством без цели хищения и перемещение его с места стоянки. В случае если транспортное средство было угнано для временного пользования, а затем уничтожено или повреждено, то содеянное образует состав преступлений, предусматривающих ответственность за угон и умышленное уничтожение имущества.

Материалами дела установлено, что Д. перегнал автомашину потерпевших в другое место и сжег.

При таких обстоятельствах вывод суда о квалификации его действий по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 166 ч. 1 и ст. 167 ч. 1 УК РФ, является правильным.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины осужденного в совершении преступления и правильности квалификации его действий, Судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным содеянному и данным о его личности.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденного на защиту, в том числе и при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, на которые ссылается осужденный, по материалам дела не установлено.

Судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора и направлении дела на новое расследование, как об этом просит потерпевшая С. и ее представитель, по тем основаниям, что к уголовной ответственности необходимо привлечь и другое лицо, которое, по их мнению, причастно к убийству мужа.

Как видно из материалов дела, органами следствия и судом причастность Х. к убийству потерпевших проверялась, однако, убедительных данных об этом не добыто, в связи с чем следствием принято соответствующее решение.

Кроме того, действующее законодательство не предусматривает право судов возвращать уголовные дела для производства дополнительного расследования даже при наличии оснований привлечения к уголовной ответственности иных лиц.

Не может согласиться Судебная коллегия с утверждением потерпевшей С. в той части, что приговор подлежит отмене в связи с тем, что судом не решен вопрос о компенсации морального вреда малолетней дочери.

В соответствии с действующим законодательством компенсация морального вреда взыскивается в случае, если истцу преступными действиями виновного причинены нравственные или физические страдания.

Как видно из материалов дела, на момент убийства Р. его дочери исполнилось несколько дней со дня рождения, в связи с чем оснований полагать, что она перенесла какие-либо нравственные страдания, не имеется.

Вместе с тем, приговор в части взыскания с осужденного в пользу потерпевшей суммы ущерба, причиненного в результате уничтожения машины, подлежит отмене.

Из материалов дела видно, что потерпевшая С. оценила машину марки "Тойота-Ланд-Краузер", принадлежавшую ей на праве личной собственности, в сумму 1440000 руб.

Свое решение она мотивировала тем, что в 1999 году она приобретала автомобиль за 45 тыс. долларов США, в настоящее время эта сумма составляет 1440000 руб.

Ее заявление подтверждается копией договора купли-продажи, из содержания которого следует, что по соглашению сторон цена транспортного средства составляет 45000 долларов США, 37 тыс. из которых передано в присутствии нотариуса, оформлявшего данную сделку (т. 2 л.д. 10).

Допрошенный в судебном заседании свидетель У., продавший данный автомобиль, подтвердил, что автомашину он продал за сумму, превышающую 40 тыс. долларов США.

Мотивируя свое решение о сумме, подлежащей возмещению, суд сослался на справку, представленную генеральным директором ООО "Сфинск-Оценка".

При этом суд не указал, по каким основаниям он ставит под сомнение стоимость автомобиля, указанную владелицей (либо находит фиктивным договор купли-продажи, либо усматривает иные противоправные действия истицы).

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит приговор в этой части подлежащим отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Камчатского областного суда от 6 мая 2002 года в отношении Д. в части взыскания с него в пользу С. 309479 руб. 72 коп. отменить, и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор в отношении Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы Д., Соловьева В.А. и Гончаровой И.Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"