||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 февраля 2003 г. N 54кпо02-104

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей Каменева Н.Д., Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 26 февраля 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных К., Б. на приговор Алтайского краевого суда от 30 сентября 2002 года, которым

К., <...>, судимый 31 октября 1995 года по ст. 103 УК РСФСР на 6 лет 6 месяцев лишения свободы, освобожден 19 декабря 2001 года по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н" УК РФ на 19 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет, с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно на 23 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Б., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 18 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет, с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 22 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ Б. и К. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра.

Заслушав доклад судьи Каменева Н.Д., выступление осужденных К. и Б. по доводам жалоб, прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре, К. и Б. признаны виновными в совершении 8 июня 2002 года около 17 часов в р.п. Тальменка, Тальменского района, Алтайского края по предварительному сговору между собой разбойного нападения на супругов С-вых и их умышленного убийства, сопряженного с разбоем.

В судебном заседании вину в совершении преступления К. и Б. признал частично.

В кассационных жалобах осужденные Б. и К. оспаривают обоснованность их осуждения по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ и утверждают, что предварительного сговора на разбойное нападение между ними не было, потерпевшая сама пригласила их к себе домой, во время употребления спиртного, произошел конфликт, приведший к таким трагическим последствиям. Считают, что показания свидетеля Р.Д. суд ошибочно положил в основу приговора, так как они добыты незаконными методами. К. просит переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 на ст. 111 УК РФ. В устных дополнениях, осужденные считают назначенное им наказание чрезмерно суровым и просят о его смягчении.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель П. и потерпевший С.С. указывают о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности К. и Б. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Вина осужденных К. и Б. установлена на основании: показаний осужденных, в которых они рассказали о примененном насилии к потерпевшим и похищении денег, К. наносил удары табуретом по голове С., а Б. избивал его жену. Дважды возвращались в дом, добивали потерпевших и оба сбрасывали С-ву в подпол; показаний очевидца преступления свидетеля Р.Д. о том, что осужденные, чтобы беспрепятственно пройти в дом потерпевших, убили охранявших двор двух собак. К. сразу же стал наносить лежащему на кровати С. удары табуретом до тех пор, пока табурет не сломался, у С-вой забрали деньги. Вернулись через некоторое время, К. продолжил нанесение ударов С., Б. наносил удары швейной машинкой С-вой, оба сбросили ее в подполье и что-то искали в доме, взяли насосы, духовую печь и унесли домой к Б.; показаний свидетеля Исаева на предварительном следствии, который подтвердил, что видел, как из дома С-вых вышел К., в руках держал окровавленный табурет и высказывал намерение добить С.; показаний свидетелей И., Б., Р.Е. о том, что осужденные принесли два насоса, которые потом продали, а деньги поделили между собой, со слов Р.Д. им известно, что К. и Б. совершили убийство С-вых; данных протокола осмотра места происшествия подтверждающих, что труп С. обнаружен на кровати, рядом фрагменты сломанной табуретки, обнаружена еще одна табуретка и части сломанной швейной машинки со следами бурого цвета похожими на кровь, труп С-вой найден в подполе с множественными ранениями головы; выводов экспертов судебно-биологических экспертиз установивших, что на приобщенных к делу в качестве вещественных доказательств предметах: фрагментах табуреток найдена кровь человека, происхождение которой от С. не исключается, на фрагментах швейной машинки и футболке Б. - найдена кровь человека, которая могла принадлежать С-вой; заключений судебно-медицинских экспертиз о наступлении смерти потерпевших от открытой черепно-мозговой травмы от множественного ударного воздействия тупыми твердыми предметами, какими могли быть табуретка и швейная машинка; других указанных в приговоре доказательств.

Доводы в кассационных жалобах об отсутствии у осужденных предварительного сговора на совершение разбойного нападения и убийства потерпевших являются несостоятельными. Эти вопросы судом тщательно исследовались и обоснованно отвергнуты.

Суд принял во внимание, что осужденные с целью незаконного проникновения в жилище убили собак, войдя в дом, К. сразу стал наносить удары табуретом потерпевшему С., оба, действуя совместно и согласованно, напали на его жену и похитили 300 рублей. В продолжение своих действий, вернувшись через непродолжительное время, вновь напали на потерпевших, К. наносил удары табуретом хозяину дома, а Б., вооружившись металлической частью швейной машинки его жене. Убедившись, что потерпевшие мертвы, сбросили С-ву в подполье и с похищенными вещами скрылись. Давая юридическую оценку действиям осужденных, суд учел степень тяжести причиненных потерпевшим телесных повреждений, их количество, характер и локализацию.

Вопреки доводам в жалобах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что показания свидетеля Р.Д. добыты на законных основаниях. Судом данные обстоятельства проверены, выводы об этом подробно мотивированы в приговоре.

На основании этих, а также других исследованных в судебном заседании и указанных в приговоре доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о виновности К. и Б. в совершении преступлений, правильно квалифицировал действия К. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, действия Б. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, оснований для переквалификации действий К. на ст. 111 УК РФ коллегия не находит.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению, в части назначенного Б. наказания, по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 60 ч. 3 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Требования указанного закона судом в достаточной мере не выполнены.

Назначая Б. и К. практически одинаковое наказание, суд в нарушение принципа индивидуализации наказания не учел разную степень общественной опасности личности осужденных. К., в отличие от Б., ранее судим за умышленное убийство и через короткий промежуток времени, вновь совершил аналогичное преступление, следовательно, для общества представляет большую опасность.

Кроме того, в силу ст. 307 п. 3 УПК РФ в приговоре следует указывать на обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание.

В нарушение этого закона суд допустил противоречие и в приговоре отразил, что при назначении наказания учитываются все обстоятельства дела, данные о личности и молодой возраст Б. Одновременно суд указал, что смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств не установлено. Учитывая, что статьей 61 УК РФ перечень обстоятельств смягчающих наказание не ограничен, следовательно, суд признал в качестве смягчающего обстоятельства молодой возраст Б., однако не учел при назначении наказания.

В то же время, К. наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного и данных о его личности, оснований для смягчения не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, нет.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 30 сентября 2002 года в отношении Б. изменить, назначенное по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ наказание смягчить с 22 до 19 лет лишения свободы, с конфискацией имущества.

В остальном этот же приговор в отношении Б., а также К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"