||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 февраля 2003 г. N 919п02пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.

и членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.

рассмотрел уголовное дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. и по надзорной жалобе адвоката Севрука С.П. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2002 г. в отношении Т.В.И.

Новосибирским областным судом 2 августа 2002 г.

Т.В.И., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. ч. 1, 2, 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, срок наказания исчислен с 7 августа 2000 г.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 13 ноября 2002 г. приговор отменен и дело в отношении Т.В.И. направлено на новое судебное разбирательство.

В протесте и в надзорной жалобе содержатся просьбы об отмене кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного протеста и надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Савенкова А.Н., поддержавшего протест и давшего заключение об удовлетворении жалобы, объяснения защитника осужденного - адвоката Севрука С.П. и представителя потерпевшего - адвоката Новиковой И.А., просивших отменить кассационное определение и передать дело на новое кассационное рассмотрение,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Т.В.И. судом признан виновным в том, что в качестве подстрекателя участвовал в приготовлении к убийству Т.А.М. по найму.

Преступление совершено им при следующих обстоятельствах.

Не установленный органами следствия житель г. Москвы задумал организовать убийство Т.А.М. и сообщил о своем намерении другому не установленному органами следствия лицу, чтобы данное лицо оказало ему в этом необходимую помощь (уголовное дело в отношении этих лиц выделено в отдельное производство).

Другое, не установленное следствием лицо, в конце января 2000 года в офисе ЗАО "Металлургическая инвестиционная компания", расположенном в г. Москве, организовало встречу лица, задумавшего убийство Т.А.М., с Т.В.И. Во время обсуждения преступления Т.В.И. не были раскрыты мотивы его совершения, но за вознаграждение было предложено найти исполнителей, поставлены условия совершения убийства, которое должно быть замаскировано под несчастный случай и совершено до 26 марта 2000 года. Вопросы, касающиеся реализации преступления, он должен был согласовывать с неустановленным лицом, организовавшим эту встречу.

Вернувшись в г. Новосибирск, Т.В.И. поставил в известность Н. о своем намерении подыскать исполнителей убийства Т.А.М. за денежное вознаграждение и просил оказать ему помощь в этом. В осуществление преступных замыслов Н. в период с 10 по 12 февраля 2000 года около гостиницы "Обь" в г. Новосибирске организовал встречу Т.В.И. с Х. В ходе встречи Т.В.И. предложил Х. совершить убийство Т.А.М. и объяснил ему необходимость выполнения при этом условий, поставленных заказчиком убийства. Х., согласившись с предложением Т.В.И., потребовал за совершение убийства 330 тысяч долларов США, из которых в качестве предоплаты - 180 тысяч долларов США, а оставшуюся сумму попросил заплатить ему после исполнения задуманного. О требованиях исполнителей Т.В.И. 18 - 19 февраля 2000 г. сообщил неустановленному лицу, при встрече с которым в г. Москве получил в качестве предоплаты 180 тысяч долларов США, из которых взял себе 1 тысячу долларов США в качестве оплаты за преступные действия, а остальные 179 тысяч через Н. передал Х. Тот, осуществляя приготовление к совершению преступления, на часть полученных денег приобрел предметы маскировки, технические средства связи и прослушивания, а остальными денежными средствами распорядился по своему усмотрению.

Однако по обстоятельствам, не зависящим от воли неустановленных лиц и Т.В.И., умышленное убийство Т.А.М. не было совершено в связи с тем, что Н. и Х. на стадии приготовления добровольно и окончательно отказались от доведения его до конца и сообщили о готовящемся убийстве в правоохранительные органы.

В протесте отмечено, что, принимая решение об отмене приговора, Судебная коллегия в кассационном определении не указала, какие конкретно основания, предусмотренные ч. 1 ст. 379 УПК РФ, послужили причиной отмены приговора. Изложенные в кассационном определении нарушения отдельных норм уголовно-процессуального закона, допущенные судом при постановлении приговора, но не повлиявшие на его законность, обоснованность и справедливость, не являются существенными, влекущими отмену судебного решения.

Утверждение кассационной инстанции о том, что "выводы суда по квалификации действий Т.В.И. противоречат установленным судом действиям Т.В.И." (т. 28 л.д. 438), является несостоятельным, поскольку не соответствует содержанию приговора суда.

Как видно из описательно-мотивировочной части приговора, суд подробно изложил конкретные преступные действия Т.В.И., установил его вину в том, что он в качестве подстрекателя участвовал в приготовлении к умышленному убийству Т.А.М. по найму.

В резолютивной части приговора суд признал Т.В.И. виновным в совершении именно этого преступления и квалифицировал содеянное им по ч. ч. 1, 2 ст. 30, ч. 4 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Кроме того, кассационная инстанция усмотрела противоречие между указанием суда о совершении Т.В.И. в качестве подстрекателя приготовления к убийству по найму, содержащимся в описательной части приговора и оценкой его действий в мотивировочной части "как приготовление подстрекательства к совершению умышленного причинения смерти другому человеку по найму" (т. 28 л.д. 115).

В протесте далее указано, что такое изложение оценки действий Т.В.И., приведенное в приговоре, является стилистически не совсем удачным, но это обстоятельство никак не повлияло на вывод суда о его виновности в конкретном преступлении.

В качестве одного из оснований отмены приговора в отношении Т.В.И. кассационная инстанция сослалась на якобы допущенное судом противоречие между его выводом о склонении Т.В.И. Х. к совершению убийства Т.А.М. за денежное вознаграждение и решением органов предварительного следствия о том, что Х. не собирался совершать данное преступление. Это утверждение является несостоятельным, поскольку судебное разбирательство проводилось в отношении Т.В.И. и, согласно требованиям ст. 252 УПК РФ, суд был не вправе выйти за его пределы и анализировать действия Х., уголовное дело в отношении которого прекращено органами предварительного следствия в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Кроме того, судом первой инстанции установлено, что Т.В.И. в соответствии с отведенной ему ролью сделал все возможное для склонения Х. к совершению преступления.

В надзорной жалобе указано, что явившиеся предметом кассационного рассмотрения жалобы защитников Т.В.И. содержали детальный анализ незаконности и необоснованности вынесенного областным судом приговора, но в определении Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации доводы защиты по существу не были рассмотрены. Далее в жалобе приведен анализ допущенных, по мнению адвоката Севрука, нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела кассационной инстанцией. Защитникам Т.В.И. своевременно не была предоставлена возможность ознакомиться с возражениями представителя потерпевшего на кассационную жалобу, хотя представитель потерпевшего существенным образом изменила заявленную ранее в деле позицию самого потерпевшего Т.А.М. в отношении приговора и назначенного Т.В.И. наказания. При вынесении приговора судом нарушен ряд основополагающих принципов защиты прав участников уголовного судопроизводства, но кассационная инстанция в определении не дала ответов на доводы жалоб в этой части. Поэтому в надзорной жалобе содержится просьба об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение, чтобы суд кассационной инстанции при повторном рассмотрении дела учел доводы жалобы, являющиеся основанием для прекращения уголовного дела в отношении Т.В.И.

Президиум считает, что кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по данному делу подлежит отмене, исходя из следующего.

Основания отмены или изменения приговора в кассационном порядке указаны в п. п. 1 - 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ. Однако в нарушение требований ст. 388 ч. 2 п. 3 УПК РФ кассационная инстанция не указала оснований отмены приговора.

При таких данных довод протеста о том, что Судебная коллегия не указала в кассационном определении, какие конкретно основания, предусмотренные ч. 1 ст. 379 УПК РФ, послужили причиной отмены приговора, следует признать соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона и фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с ч. 3 ст. 377 УПК РФ после разрешения отводов и ходатайств один из судей кратко излагает содержание приговора, а также кассационных жалоб. После этого суд заслушивает выступление стороны, подавшей жалобу, в обоснование ее доводов.

Согласно п. п. 5, 6 ч. 1 ст. 388 УПК РФ, в кассационном определении указываются краткое изложение доводов лица, подавшего жалобу, и мотивы принятого решения.

Изложив в кассационном определении доводы жалоб адвокатов Артамоновой и Севрука в защиту интересов осужденного Т.В.И., объяснения адвоката Севрука и мнения других участников судопроизводства, Судебная коллегия сослалась на противоречивость выводов суда о виновности Т.В.И., выразившуюся в том, что в описательной части приговора суд указал на участие Т.В.И. в качестве подстрекателя в приготовлении к убийству по найму, а в мотивировочной части пришел к выводу о квалификации его действий как приготовление к подстрекательству к убийству по найму. Данное противоречие, по мнению Судебной коллегии, является существенным, влияющим на выводы суда о виновности Т.В.И. в конкретном преступлении.

Между тем в жалобах адвокатов, как они изложены в кассационном определении, такого довода - о противоречивости выводов суда в указанной части - не содержится.

Приняв решение об отмене приговора по основаниям, которые не были указаны в кассационных жалобах, то есть нарушив требования ч. 2 ст. 360 УПК РФ, кассационная инстанция, как правильно отмечено в надзорной жалобе, не дала в определении ответа на многочисленные доводы, приведенные в кассационных жалобах.

Как обоснованно указано в надзорной жалобе, в кассационном определении в нарушение п. 6 ч. 1 ст. 388 УПК РФ не приведены мотивы, по которым Судебная коллегия отвергла доводы о необходимости прекращения производства по делу, содержащиеся в кассационных жалобах адвокатов Т.В.И. В кассационном определении не дано ответа на доводы защитников о том, что суд существенным образом изменил и расширил обвинение по фактическим обстоятельствам, выйдя за его пределы. Представитель потерпевшего существенно изменила заявленную ранее позицию самого потерпевшего Т.А.М. к приговору и назначенному Т.В.И. наказанию. Она просила оставить приговор без изменения, тогда как потерпевший просил смягчить наказание до условного, но оценки этому обстоятельству в кассационном определении не дано.

Кроме того, как указано далее в надзорной жалобе, кассационной инстанцией не дано ответов на доводы жалоб о нарушении права Т.В.И. на защиту судом первой инстанции, который отказал в вызове и допросе свидетелей защиты, в истребовании документов, оправдывающих подсудимого или смягчающих его ответственность, в приобщении заключений специалистов, исследовавших фонограммы разговоров лиц, имеющих отношение к данному делу, об использовании судом недопустимых доказательств, о незаконности результатов прокурорской проверки заявлений Т.В.И. о применении незаконных методов следствия, о нарушениях закона при приеме заявлений свидетелей Н. и Х. Кассационной инстанцией не дано также ответа на доводы жалоб о необходимости применения судом ч. 1 ст. 31 УК РФ, предусматривающей условия добровольного отказа от преступления, и о том, что свидетели обвинения Н. и Х. под угрозой убийства понуждали Т.В.И. к продолжению преступной деятельности. Доводы протеста заместителя Генерального прокурора Российской Федерации являются необоснованными.

Поскольку в кассационном определении, как правильно указано в надзорной жалобе адвоката, не содержится ответов на вышеуказанные доводы кассационных жалоб, то его нельзя признать соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона.

Вместе с тем с доводами надзорной жалобы о необоснованности протеста заместителя Генерального прокурора Российской Федерации согласиться нельзя, поскольку в протесте также указано, что кассационная инстанция не дала ответов на доводы кассационных жалоб.

Суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что Новосибирский областной суд, выйдя за пределы судебного разбирательства, "установил причастность к преступлению, действия и виновность других лиц - Ж. и Т.А.И., в отношении которых дело не рассматривалось" (т. 28 л.д. 439). Однако этот вывод кассационной инстанцией сделан без учета того обстоятельства, что при описании действий Т.В.И. суд в приговоре не называл фамилии указанных лиц, именовал их лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство. В кассационных жалобах защитников Т.В.И. не содержалось доводов о необоснованности выводов суда в этой части. Суд кассационной инстанции был вправе исключить из текста приговора ссылки на лиц с фамилиями Ж. и Т.А.И., сделанные судом в приговоре при изложении показаний ряда участников уголовного судопроизводства.

При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями, содержащимися в п. 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ, следует признать, что кассационное определение по данному делу вынесено с нарушением требований ст. ст. 379, 388 УПК РФ. Поэтому оно подлежит отмене.

Однако при этом, исходя из требований, содержащихся в п. 2 ч. 7 ст. 410 УПК РФ, Президиум не считает возможным решить вопрос о правильности квалификации судом первой инстанции действий Т.В.И. и о невозможности анализировать действия Х.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2002 года в отношении Т.В.И. отменить, дело передать на новое кассационное рассмотрение в соответствии с п. 5 ст. 408 УПК РФ.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"