||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 февраля 2003 года

 

Дело N 59-о02-21

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Дубровина Е.В. и Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 26 февраля 2003 г. кассационную жалобу осужденного П. на приговор Амурского областного суда от 20 июня 2002 г., которым

П., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к четырем годам лишения свободы; по п. п. "в", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к девятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двадцати трем годам лишения свободы с отбыванием пяти лет лишения свободы в тюрьме, а остального срока лишения свободы - в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с П. в пользу П.Н. 3800 руб.

П. признан виновным и осужден за убийство Т.С., 1970 г. рождения, совершенное на почве ревности; за убийство заведомо находившегося в беспомощном состоянии Т.В., 14 февраля 1996 г. рождения, совершенное с целью сокрытия другого преступления (убийства Т.С.), и за кражу имущества Т.С., причинившую значительный ущерб (на сумму 4700 рублей).

Преступления совершены им в ночь с 8 на 9 февраля 2002 г. в г. Благовещенске Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей судебное решение в отношении П. изменить, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный П. просит пересмотреть приговор, ссылаясь на то, что убийство Т.С. совершено им в состоянии физиологического аффекта, Т.В. он лишил жизни по неосторожности, а вещи и деньги Т.С. он забрал без цели хищения. По его мнению, предварительное и судебное следствие проведены необъективно, с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства; доказательства оценены неверно; к нему применялись незаконные методы расследования. Утверждает, что вид колонии ему определен неверно, и считает, что после него в квартире Т-вых был кто-то еще.

В возражениях потерпевшая П.Н. считает доводы жалобы осужденного П. надуманными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия находит приговор в отношении П. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность П. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Доводы П. об обстоятельствах происшедшего, аналогичные изложенным в жалобе, уже были предметом судебного исследования, они не подтвердились и правильно признаны недостоверными.

Ссылка П. на применение к нему незаконных методов расследования противоречит материалам дела и является несостоятельной.

Из заявлений, именуемых П. "явкой с повинной" и "чистосердечным признанием", следует, что они написаны им собственноручно, при этом П. указывал, что его заявление, именуемое "явкой с повинной", написано без физического и морального давления. Его допросы в ходе предварительного следствия проводились с участием защитника (т. 1 л.д. 150 - 153, 226 - 237, 241; т. 2 л.д. 110 - 114, 115 - 116), а осмотр места происшествия с его участием проводился не только с участием защитника, но и понятых и других лиц, и ни от кого из участников следственных действий не поступало заявлений о применении к П. каких-либо незаконных методов, а сам П., как следует из подписанного протокола, заявлял, что он показания давал добровольно, давления на него не оказывалось (т. 1 л.д. 236). В судебном заседании подсудимый П. утверждал, что при осмотре места происшествия с его участием он показания давал добровольно (т. 3 л.д. 36).

Нарушения права подозреваемого и обвиняемого П. на защиту не усматривается.

Подсудимый П. пояснял, что примерно в декабре 2001 года он договорился с Т.С. о регистрации брака. В январе 2002 г. он ее видел редко, в феврале 2002 года он хотел уехать к родственникам в Серышевский район. 8 февраля 2002 г. он, употребив с каким-то мужчиной бутылку водки, пошел к Т.С. и видел, как из ее квартиры вышел мужчина. Проводив мужчину, она впустила в квартиру его (П.), накрыла стол, они совместно употребляли спиртное. Когда он спросил об ушедшем мужчине, она сказала, что это не его дело, говорила она "ехидно". Это были колючие слова. Он стал собираться уходить от нее. Хотя необходимости "хвататься за молоток" не было, но он "был выпивши", разозлился, что у них "не клеится, не говорит определенного: ни да, ни нет, хотя ранее говорили о регистрации брака". Т.С. убирала со стола, стояла боком к нему. Он взял с подоконника молоток и нанес им ей 3 - 4 удара в область виска головы, она упала.

С учетом того, что Т.С. женой П. не являлась и могла свободно распоряжаться своей судьбой, в том числе - была свободна в решении вопроса, связывать ли ей свою жизнь с П. и вступать ли с ним в брак; что до происшедшего П. не ездил к Т.С. и не поддерживал с ней отношений, собирался уезжать к своим родственникам; что каких-либо тяжких оскорблений она П. не высказывала, а он находился в состоянии алкогольного опьянения, и конкретных обстоятельств происшедшего, в действиях П. состояния физиологического аффекта не усматривается.

Психическое состояние П. исследовалось, в отношении него проводилась судебно-психиатрическая экспертиза. С учетом осмысленных, целенаправленных, мотивированных действий П., поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда и галлюцинаций П. обоснованно признан вменяемым.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть Т.С. наступила от кровоизлияния в желудочки головного мозга, возникшего в результате открытой тупой черепно-мозговой травмы. В области ее головы имелось семнадцать ушибленных ран с многооскольчатыми переломами костей свода и основания черепа, размозжением ткани головного мозга.

С учетом характера, степени тяжести, локализации телесных повреждений, орудия совершения преступления, количества нанесенных ударов суд пришел к обоснованному выводу о наличии у П. умысла на убийство Т.С.

В ходе предварительного следствия П. пояснял, что (при убийстве Т.С.) начался грохот, прибежал сын Т.С. и увидел на кухне "всю картину". Он стал кричать, что случилось с мамой. Он (П.) стал говорить ребенку, что мать упала и ударилась, а ребенок прошел до порога кухни и вновь стал кричать, что случилось. В это время где-то хлопнула дверь, а тут в квартире - шум. Ребенок его узнал, так как он ранее несколько раз приходил к ним. Понимая, что ребенок его узнал и, если останется живой, то может рассказать милиции, он закрыл ему рот левой рукой, правой - прижал к себе, намереваясь затащить в комнату. Ребенок дергался ("трепыхался") и он, одной рукой закрывая ему рот, второй - взял его за шею и поднял вверх ("подтянул повыше") и понес, но ребенок вырвался, вновь стал кричать, что с мамой. Он снова схватил ребенка: правой рукой за шею, левой - закрывал рот и, таким образом, держа его на весу, понес в комнату, там "придавил его шею, он обмяк". Он положил его на кровать, пульса у ребенка не было. Он понял, что ребенок мертв. Держа ребенка за шею и сдавливая ее, он таким образом держал его минуты 3.

Суд дал надлежащую оценку изменению П. приведенных показаний.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп Т.С. находился в кухне, на полу, в полусидячем положении, а труп Т.В. - в спальне на кровати.

Как видно из показаний свидетеля П., когда он обнаружил происшедшее, дверь в кухню была открыта и был виден труп Т.С.

Как следует из акта судебно-медицинской экспертизы, смерть Т.В. наступила от механической асфиксии, развившейся от сдавливания органов шеи.

Как видно из материалов дела, после совершения убийств П. принимал меры по сокрытию следов преступления и скрылся с места происшествия.

С учетом принятия мер по избежанию ответственности, учитывая, что Т.В. знал П. и видел его на месте происшествия, а также - принимая во внимание действия П. в отношении ребенка, когда он одной рукой перекрыл ему доступ воздуха через рот, а второй - сдавил ему горло и держал в висячем положении в течение 2 - 3 минут, пока тот не перестал подавать признаков жизни; учитывая последующее поведение П. - не принявшего мер по оказанию Т.В. необходимой медицинской помощи и несообщение им в медицинское учреждение о месте нахождения и состоянии ребенка - суд пришел к обоснованному выводу о наличии у П. умысла на лишение Т.В. жизни.

Ссылка П. на то, что ювелирные изделия и деньги Т.С. он забрал без цели хищения, намереваясь не оставить вещей, на которых остались бы его отпечатки пальцев, чтобы его не установили - является надуманной им.

Убив мать и сына Т-вых, как видно из материалов дела, П. один находился в их квартире и собирал ценности. Если бы он желал уничтожить с них свои отпечатки пальцев, ничто в это время не препятствовало ему уничтожить с них свои отпечатки пальцев, не изымая их. Из материалов дела также следует, что, уйдя из квартиры, он выбросил орудие убийства - молоток, но не сделал этого в отношении ювелирных изделий и денег Т.С., а завладел ими. Деньгами он распоряжался по своему усмотрению, а кольцо подарил С.

Его доводы об обстоятельствах, при которых кольцо Т.С. оказалось у него, недостоверны. П. утверждал, что когда после его ударов молотком Т.С. стала падать, то он придержал ее за кисть и с ее пальца снялось золотое кольцо.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что палец, на котором находилось кольцо Т.С., имел оскольчатый перелом ногтевой фаланги, образовавшийся как минимум от одного удара тупым твердым предметом со значительной силой, и имелся неполный отрыв ногтевой пластины, что свидетельствует о насильственном завладении кольцом.

Из показаний потерпевшей П.Н. и свидетеля П., матери и брата Т.С., следует, что Т.С. не снимала с себя ювелирные изделия, в том числе - и при нахождении в ванне.

При таких данных П. обоснованно признан виновным в краже.

Ссылка в жалобе П. на то, что у него были деньги и он не нуждался материально, не влияет на правильность вывода суда о совершении им кражи, поскольку материальная нуждаемость не является необходимым элементом кражи.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины П. в содеянном им и на время постановления приговора правильно квалифицировал его действия по п. п. "в", "к", "н" ч. 2 ст. 105 и п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Доводы П. о том, что после его ухода из квартиры Т-вых и до обнаружения трупов П. в квартире Т-вых был кто-то еще, не соответствуют материалам дела и являются несостоятельными.

Наказание П. по п. п. "в", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Совершение П. преступлений впервые, его характеристики, правильно оцененные судом, наличие у него двоих детей (дочери - 9 января 1984 года рождения и сына - 17 февраля 1985 года рождения), совместно с которыми он не проживал, учтены судом при назначении ему наказания.

Неназначение судом П. за умышленное лишение им жизни женщины и ее малолетнего ребенка пожизненного лишения свободы и назначение ему за это наказания в виде лишения свободы не на максимально возможный срок нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самим им.

П. по п. п. "в", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено справедливое наказание и оснований к его смягчению не имеется.

Гражданский иск разрешен судом в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Вид исправительной колонии (строгого режима), в которой следует отбывать наказание П., назначен судом в соответствии с требованиями п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Вместе с тем, отбывание 5 лет лишения свободы в тюрьме назначено П. необоснованно. Как видно из приговора, суд при этом учитывал, что П. совершил особо тяжкое преступление, и обстоятельства его совершения. Какие обстоятельства совершения преступления дали основание назначить П. тюремный режим, в приговоре не указано, а совершение особо тяжкого преступления является лишь условием возможности назначения тюрьмы, обсуждения этого вопроса, но не может являться основанием назначения тюремного режима. При таких данных и с учетом того, что ранее П. наказания в местах лишения свободы не отбывал, Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание об отбывании им 5 лет лишения свободы в тюрьме.

Кроме того, после постановления приговора Федеральным законом от 31 октября 2002 г. изменена редакция ст. 158 УК РФ. В связи с тем, что новый закон является более мягким, вследствие чего имеет обратную силу, Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия П. с п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 г.) как кража с причинением значительного ущерба.

За исключением вносимых изменений данное дело расследовано и рассмотрено объективно.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Фальсификации материалов дела не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 20 июня 2002 г. в отношении П. изменить.

Исключить из приговора указание об отбывании П. пяти лет лишения свободы в тюрьме.

Переквалифицировать действия П. с п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 г.), по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "в", "к", "н" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 г.) окончательное наказание назначить П. путем полного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на двадцать три года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении П. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного П. оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

Е.В.ДУБРОВИН

В.С.КОННОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"