||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 февраля 2003 г. N 93-о03-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Русакова В.В.,

Чакар Р.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Ш. и Н., адвокатов Ниточкина М.С. на приговор Магаданского областного суда от 1 октября 2002 года, по которому

Ш., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "д", "е", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "д", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к пяти годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...>, ранее не судим

осужден по ч. 3 ст. 213 УК РФ к пяти годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к четырем годам лишения свободы; по ст. 316 УК РФ к одному году лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено восемь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с Ш. и Н. в счет возмещения материального ущерба 256320 рублей 22 копейки в пользу Колымского межрегионального территориального управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

Взыскано с Ш. в счет возмещения морального вреда по 200000 (двести тысяч) рублей каждой в пользу О. и Г.

Ш. и Н. признаны виновными и осуждены за умышленное уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога.

Кроме того, Ш. признан виновным и осужден за убийство Г.В. и О.В., совершенное с особой жестокостью, общеопасным способом, с целью сокрытия другого преступления и по признаку неоднократности; за покушение на убийство двух лиц - К. и С., совершенное с особой жестокостью, с целью сокрытия другого преступления, по признаку неоднократности; Н. - за хулиганство, совершенное с применением оружия и за укрывательство особо тяжкого преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей судебное решение в отношении Н. изменить, а в отношении Ш. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- адвокат Ниточкин М.С. в интересах осужденного Ш. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, указывая на то, что суд односторонне подошел к оценке доказательств, полученных в ходе предварительного следствия; при назначении наказания суд не принял во внимание обстоятельства совершенного преступления, личность осужденного, его возраст и семейное положение, назначив суровое наказание;

- осужденный Ш. просит приговор отменить, указывая, что приговор построен на противоречивых показаниях заинтересованных в исходе дела лиц - потерпевшей К. и осужденного Н., которые его оговорили, тем самым избежали ответственности за "свои" преступления; судом не допрошены свидетели - очевидцы происшедшего, чьи показания имеют существенное значение для правильного разрешения дела;

- осужденный Н. просит об изменении приговора и назначении ему условного осуждения, ссылаясь на то, что суд не учел при назначении наказания состояние его здоровья (болен бронхиальной астмой), совершение преступления в результате психического принуждения со стороны Ш.; на иждивении находятся двое несовершеннолетних детей; указывает, что его действия выразились лишь в том, что он помог Ш. донести канистру до здания станции; не отрицая стрельбу из ружья, считает осуждение по ч. 3 ст. 213 УК РФ необоснованным, поскольку до этого был избит; полагает, что в отношении него нарушено право на защиту, поскольку суд лишил права участия в судебном заседании адвоката Мирошниченко Ю.В., с которым у него было заключено соглашение.

В возражениях потерпевшие О. и К. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на них, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность осужденных Ш. и Н. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в судебном заседании и в период предварительного расследования Н. пояснял о том, что вместе со Ш. приехали на метеостанцию "Кедон", где работали О.В., Г.В., К. и С. В процессе распития спиртных напитков произошла ссора, перешедшая в драку между ним и Г.В. Все стали их разнимать, после чего он взял свой карабин и произвел выстрел в целях предотвращения конфликта. Через некоторое время он вышел на улицу, следом за ним шел Г.В. Подошедший Ш. попытался разъединить их друг от друга, но он стал объяснять Ш., что они не дерутся. Тогда Ш. предложил ему зайти в дом и находиться там. Он последовал совету Ш., но вскоре Ш. забежал в дом, был возбужден и закричал, что убил Г.В., а поэтому нужно поджигать дом и всех убивать. Он выбежал на улицу, чтобы посмотреть потерпевшего, но не успел наклониться, как появился Ш., нанесший два удара топором по лежащему человеку. Он стал кричать на Ш., а затем по просьбе последнего помог донести труп к дому, после чего вместе со Ш. донесли канистру с бензином к дому. Видел как Ш. разбивал стекла в окнах с тем, чтобы огонь разгорался сильнее.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Н. в судебном заседании и в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Потерпевшая К. показала, что видела как Н. паяльной лампой поджигал тамбур. Она вышла на улицу, к ней тут же подбежал Ш. с угрозой убийством. В руках Ш. находился топор, которым тот ударил ее по голове, требовал назвать местонахождение С. Оставив ее одну на несколько минут, Ш. побежал в направлении квартиры С. Воспользовавшись моментом, она постучала в рабочую комнату и предупредила С., сама же побежала к дизельной, чтобы спрятаться. Через некоторое время к ней пришел С., сказав, что нашел ее по следам и они долгое время лежали в снегу, после чего стали медленно из-за обморожения пробираться к строению, где находилась теплая одежда. В лесу слышали голос Н., выкрикивавшего ее с С. имена.

В ходе судебного разбирательства были оглашены и исследованы в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ показания свидетеля С., из которых следует, что со слов К. он узнал о направлявшейся к ним в двадцатых числах декабря 2000 года на метеостанцию машины с топливом. 25 декабря 2000 года в дневное время на станцию приехал Н., сообщивший, что машина "Урал" с топливом движется по направлению к станции, прибытие которой состоялось вечером того же дня. Приезжие были приглашены за общий стол, где стали употреблять спиртные напитки. Вскоре между приезжими и геологами произошел конфликт, поводом которого послужили претензии Н., что их "плохо встретили". Между Н. и Г.В. произошла драка, которая была прекращена вмешательством К., выстрелившей в потолок из карабина. После этого Н. вышел на улицу и раздались выстрелы. Через некоторое время в дом забежал водитель машины, сообщивший о том, что Н. стреляет по машине и в направлении станции. Затем он увидел пламя на крыльце станции и слышал высказанное в устной форме недовольство К. по поводу поджога станции. Он попытался залить огонь, но у него ничего не получилось. Увидевший его Ш. бросился за ним с топором в руках, пытаясь догнать, но ему удалось убежать. Вскоре он нашел К., которая лежала в снегу за бочками с горючим. По его предложению они с К. переместились в заброшенный дом, где обмотались найденными там тряпками.

Показания потерпевшего П. в судебном заседании свидетельствуют о том, что когда он проснулся в кабине машины от выстрелов, то увидел Н., стрелявшего из карабина в сторону жилого дома метеостанции, а затем Н. произвел несколько выстрелов в сторону автомашины, в результате чего пулями были разбиты подфарники.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в тамбуре сгоревшего здания были обнаружены фрагменты костей со следами термического воздействия.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы причину смерти представленных на экспертизу останков человека, ввиду воздействия высокой температуры установить не удалось.

По заключению судебно-криминалистической экспертизы происхождение костных останков, представленных на экспертизу, от Г.В. и О.В. не исключается. Давность наступления смерти не противоречит 25 декабря 2000 года.

Заключением пожарно-технической экспертизы установлено, что очаг пожара находился в районе жилой комнаты и причиной возгорания послужило воспламенение сгораемых материалов от источника открытого огня.

Виновность Ш. и Н. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ш. и Н. в совершении преступлений, верно квалифицировав их действия по отдельным составам преступлений.

Выводы суда о наличии у Ш. прямого умысла на совершение убийства потерпевших надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями потерпевших как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям Ш. при совершении убийства.

Доводы осужденного Н. о том, что он участвовал в поджоге под влиянием страха и психического принуждения со стороны Ш. являются несостоятельными и противоречат материалам дела. В судебном заседании Н. пояснял, что Ш. ему никак не угрожал. О наличии каких-либо угроз Н., принуждении его к совершению поджога Ш. не давал показаний. Как следует из материалов дела и это отражено в приговоре, после убийства Г.В. Ш. сказал, что нужно всех убивать и поджигать, после чего он - Н. помог донести тело Г.В. до тамбура, а затем вместе со Ш. донесли к дому 50-литровую канистру с бензином. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении Н., так и об отсутствии психического принуждения к совершению преступления.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных об оговоре их со стороны потерпевших, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об односторонней оценке доказательств, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому у Судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Виновность Н. в совершении хулиганства с применением оружия подтверждается совокупностью приведенных в приговоре доказательств и не оспаривается в жалобах.

Ссылка осужденного Н. о нарушении его права на защиту, не может быть признана состоятельной, поскольку в материалах дела есть данные о том, что на период рассмотрения данного дела адвокат Мирошниченко находился в отпуске с выездом за пределы Магаданской области, в связи с чем дело неоднократно откладывалось слушанием. Данных о том, что Мирошниченко просил об отложении дела в связи с заключенным с Н. соглашением, в материалах дела не имеется. Н. были разъяснены положения Уголовно-процессуального кодекса и в соответствии с требованиями УПК РФ был назначен адвокат, тем самым Н. был обеспечен защитой в ходе судебного разбирательства.

Наказание назначено Ш. и Н. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Вместе с тем, Судебная коллегия считает необходимым освободить Н. от назначенного ему наказания по ст. 316 УК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования. Данное преступление в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории небольшой тяжести и с момента его совершения прошло более двух лет.

За исключением вносимых изменений в отношении Н., данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом первой инстанции - рассмотрено полно, всесторонне и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы. Оснований для смягчения наказания Ш., о чем содержится просьба в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Магаданского областного суда от 1 октября 2002 года в отношении Н. изменить: от назначенного наказания по ст. 316 УК РФ освободить за истечением сроков давности уголовного преследования.

Считать Н. осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 213; ч. 2 ст. 167 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к семи годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальной части тот же приговор в отношении Н., а также Ш. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Ш., Н. и адвоката Ниточкина М.С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"