||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 февраля 2003 г. N 92-о02-17

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Чакар Р.С.,

Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 26 февраля 2003 года кассационные жалобы Д., защитников Артемьевой О.В., Габдрахманова Н.А., потерпевшего П., представителей потерпевшего П.А., П.Е., М.Р., гражданского истца В. на приговор Верховного Суда Республики Тыва от 8 апреля 2002 года, которым

Д., <...>, со средним образованием,

осужден по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано с Д. в пользу П. в возмещение расходов на погребение 48716 рублей 50 копеек, в компенсацию морального вреда 250000 рублей, в возмещение расходов на оплату юридических услуг 5000 рублей.

Отказано в удовлетворении гражданского иска о компенсации морального вреда П.А., П.Е., В.В.

Заслушав доклад судьи Чакар Р.С., объяснения потерпевшего П., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Д. осужден за убийство, совершенное с особой жестокостью.

Преступление совершено 30 июля 2001 года в городе Кызыле в отношении потерпевшей П.П. при изложенных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании Д. не признал себя виновным в совершении преступления.

В кассационных жалобах:

осужденный Д. просит проверить законность и обоснованность приговора. Утверждает, что не убивал потерпевшую. Заявление о явке с повинной и показания на предварительном следствии объясняет применением незаконных методов ведения следствия;

адвокаты Артемьева О.В. и Габдрахманов Н.А. в защиту интересов осужденного Д. просят отменить приговор, "постановить оправдательный приговор и отказать в удовлетворении исков". В основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Органы предварительного следствия допустили нарушение права на защиту Д. Свидетели по делу допрошены до возбуждения уголовного дела, экспертизы по делу назначены и проведены с нарушением закона. Судом не исследованы и не выяснены причины противоречий в доказательствах, а неустранимые сомнения по делу не истолкованы в пользу их подзащитного. При рассмотрении исковых требований потерпевшего нарушены нормы как материального, так и процессуального закона. Квалификация действий осужденного Д. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленного убийства, совершенного с особой жестокостью, вызывает сомнение при отсутствии доказательств наличия у виновного умысла на причинение смерти потерпевшей. Дело рассмотрено судом необъективно, односторонне;

потерпевший П. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение в связи с неправильной квалификацией действий осужденного, мягкостью назначенного ему наказания. Не соглашаясь с решением суда об исключении из обвинения Д. п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, указывает, что потерпевшая П.П. не была способна оказать ему сопротивление, а Д. знал, что она заведомо беспомощна перед ним. При этом он обращает внимание на понятие "физическое состояние", сложившееся в судебной практике и содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Полагает, что судом необоснованно принято решение о признании явки с повинной смягчающим наказание обстоятельством, так как обстоятельства написания Д. заявления о явке с повинной не проверены, вопрос о добровольности явки с повинной в суде не исследовался;

потерпевший и гражданский истец П., представители потерпевшего и гражданские истцы П.Е., П.А., представитель потерпевшего М.Р., гражданский истец В. просят отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Оспаривают решения суда об исключении из числа потерпевших П.А., П.Е. и В., об отказе в удовлетворении их исковых требований о компенсации морального вреда. Полагают, что в возмещение материального ущерба с осужденного надлежит взыскать не только расходы на погребение, но и затраты на поминальные обеды и другие расходы. Выражают несогласие с квалификацией содеянного, полагают, что судом необоснованно исключен из обвинения п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Считают, что явка с повинной оформлена ненадлежащим образом и учет этого обстоятельства в качестве смягчающего наказание нельзя признать обоснованным. Осужденному назначено чрезмерно мягкое наказание, которое не соответствует тяжести содеянного и личности Д.

В возражениях на кассационные жалобы защитников осужденного потерпевший П., его представитель П.А. оценивают их доводы как несостоятельные, считают, что судом все приведенные в жалобах доводы исследованы, правильно оценены. По мнению потерпевшего П. осужденный заслуживает более строгого наказания за совершенное им особо тяжкое преступление.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия не усматривает оснований к отмене или изменению приговора.

Вина Д. в совершенном им преступлении подтверждается исследованными в судебном заседании, оцененными и приведенными в приговоре доказательствами.

К числу достоверных доказательств судом обоснованно отнесены показания самого Д., которые он давал на предварительном следствии при его допросах, проведенных с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, в том числе и с участием защитника.

При оценке этих показаний судом тщательно проверены доводы Д. о том, что он давал показания на предварительном следствии вынужденно в условиях применения к нему незаконных методов ведения следствия. Проверены и доводы о том, что он признал вину в совершении преступления с тем, чтобы оградить своих близких от преследования их работниками милиции.

Эти доводы не нашли подтверждения, как и доводы Д. о совершении преступления другими лицами и в другом месте, поэтому судом они обоснованно признаны несостоятельными.

Из показаний Д. на предварительном следствии известно, что он стал приставать к П.П., оставшись с нею наедине на улице Красноармейской, получив отпор от потерпевшей, стал избивать ее, а когда она пригрозила сообщить о его действиях в милицию, испугался и стал наносить удары кулаками и ногами по различным частям тела. Одежду потерпевшей снял и раскидал в том же месте, а труп переместил и поместил в люк головой вперед.

Изложенные им в этих показаниях обстоятельства происшествия подтверждаются протоколом осмотра места происшествия с описанием месторасположения трупа, одежды и видимых телесных повреждений, заключением судебно-медицинской экспертизы, показаниями экспертов В.А. и Б.Е., показаниями свидетелей, потерпевшего П., заключением судебно-биологической экспертизы.

Сам Д. и в судебном заседании не отрицал, что 30 июля 2001 года примерно в 2 часа ночи он находился на улице Красноармейской вместе с П.П.

Свидетели Б.В. и Б.О. показали, что после проведенного вместе с П.П. и Д. вечера они оставили их наедине.

Из показаний свидетеля Б.О. известно, что наутро Д. обратился к нему с просьбой не сообщать никому, что накануне они познакомились с девушками, в том числе и с П.П.

Показаниями самого Д., свидетеля С.А. подтверждается намерение Д. покончить жизнь самоубийством в ночь происшествия.

Достоверность приведенных в приговоре доказательств сомнений не вызывает.

Доводы защитников осужденного о наличии в доказательствах, а также между отдельными доказательствами невыясненных и неоцененных судом противоречий относительно места, времени и других обстоятельств происшествия нельзя признать обоснованными.

Все доказательства по делу, в том числе показания самого Д., протоколы осмотра места происшествия, заключения судебно-медицинских экспертиз, исследованы судом со всей возможной в условиях судебного следствия полнотой, объективностью, всесторонностью в рамках предусмотренной законом процедуры.

При этом проверены изложенные в кассационных жалобах доводы о нарушении права Д. на защиту, о производстве следственных действий до возбуждения уголовного дела, о назначении и проведении судебно-медицинских экспертиз с нарушением закона. Оценка этих доводов подтверждается материалами дела.

По делу не усматривается таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения предусмотренных законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или каким-либо иным путем повлияли или могли повлиять на законность, обоснованность выводов суда.

Действия Д. в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами получили свою правовую оценку.

Доводы защитников об отсутствии у Д. умысла на убийство потерпевшей отвергнуты судом как несостоятельные. Исходя из характера действий самого Д., наносившего удары руками и ногами с большой силой в область жизненно важных органов потерпевшей - грудную клетку и голову, что повлекло причинение не менее десяти тяжких, опасных для жизни телесных повреждений, девять из которых могли явиться самостоятельной причиной смерти, суд обоснованно признал, что Д. действовал с прямым умыслом на лишение жизни П.П.

Обоснован вывод суда и о наличии в действиях осужденного особой жестокости, при этом учтены и способ убийства, и количество, локализация телесных повреждений, явное несоответствие физических данных Д. и П.П., длительность нанесения ударов кулаками и ногами по телу потерпевшей.

Доводы потерпевшего П. и его представителей о том, что суд необоснованно исключил из обвинения п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, основаны на утверждении о физическом превосходстве Д., который был значительно крупнее, тяжелее потерпевшей и владел специальными приемами боевых искусств. Вместе с тем, в кассационных жалобах признается, что П.П. "вступила в схватку, встала защищать" себя, то есть оказала сопротивление Д., что согласуется с выводами суда о неустановлении по делу обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии с ее стороны сопротивления виновному в силу беспомощного состояния, об осознании этого виновным и учета этого обстоятельства при совершении им убийства.

Вывод суда о том, что действия Д., направленные на лишение жизни потерпевшей, приведшие ее в состояние, когда она не могла оказывать ему сопротивление, нельзя расценивать как направленные против лица, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии, и представляют собой элемент объективной стороны преступления - убийства, основан на законе.

Доводы потерпевшего П. и его представителей о необоснованности признания явки с повинной смягчающим наказание обстоятельством нельзя признать состоятельными.

Заявление о явке с повинной написано Д. до того, как он был допрошен, до этого момента органам предварительного следствия не были известны обстоятельства происшествия и лицо, совершившее преступление. Последующее изменение Д. своих показаний является способом защиты и не может отразиться на оценке явки с повинной как добровольного заявления о совершенном преступлении.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности Д., все обстоятельства дела. Оснований к смягчению наказания не усматривается.

Основаны на законе и решения суда в части гражданских исков о взыскании расходов на погребение, в компенсацию морального вреда и в возмещение расходов, связанных с оплатой юридических услуг.

В соответствии со ст. 53 УПК РСФСР по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего, права потерпевшего, имеют его близкие родственники, к которым в соответствии с п. 9 ст. 34 УПК РСФСР отнесены родители, усыновители, дети, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг.

В ст. 4 УПК РФ содержится аналогичный перечень близких родственников, а в ч. 8 ст. 42 действующего УПК РФ установлено, что по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников.

Судом правомерно удовлетворены иски потерпевшего П. и отказано в удовлетворении исков лиц, не подпадающих под предусмотренное законом понятие "близкие родственники" и являющихся представителями потерпевшего.

Расходы на погребение возмещены в части документально подтвержденных фактически понесенных расходов, а иные, не связанные с погребением затраты, обоснованно признаны не подлежащими взысканию с осужденного.

Оснований к отмене или изменению приговора и в этой части не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Тыва от 8 апреля 2002 года в отношении Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.П.КУДРЯВЦЕВА

 

Судьи

Р.С.ЧАКАР

В.В.РУСАКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"