||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 февраля 2003 г. N 56-о02-78

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Русакова В.В.,

Чакар Р.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 февраля 2003 года кассационную жалобу адвоката Старинец О.В. на приговор Приморского краевого суда от 26 августа 2002 года, по которому

М., <...>, ранее не судим

осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ к двум годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 222 УК РФ к трем годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 223 УК РФ к трем годам лишения свободы; по п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 112 УК РФ к трем годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, ношение, хранение взрывчатого вещества; за незаконное приобретение, ношение, хранение и передачу взрывных устройств, совершенные неоднократно; за незаконное изготовление взрывного устройства; за убийство Ч., совершенное общеопасным способом; за умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести Б. и С.; за покушение на убийство двух лиц, совершенное общеопасным способом.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего судебное решение в отношении М. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе адвокат Старинец О.В. в интересах осужденного М. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, указывая на то, что судом нарушены нормы Уголовно-процессуального кодекса, в частности, ст. 275 УПК РФ, регламентирующая производить допрос подсудимого первым с его согласия; при допросе потерпевших и свидетелей судом нарушена ст. 278 УПК РФ; при производстве комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы допущены противоречия в выводах психолога и психиатра, а само заключение составлено двумя врачами, одна из которых не является штатным сотрудником лаборатории судебных экспертиз.

В возражениях потерпевшие С., Б., И., З. и адвокат Матюшенко В.П. в интересах представителя потерпевшего Ч. просят приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения адвоката Старинец О.В., поддержавшего доводы своей жалобы, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденного М. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования М. неоднократно в категорической форме пояснял о том, что в 2001 году он вместе с И. и З. работал в компании, занимавшейся оптовой продажей нефтепродуктов на местном рынке г. Владивостока. Проработав некоторое время, он понял, что И. не желает работать с ним. Поняв, что И. и З. хотят его обмануть, решил их напугать, взорвав офис, для чего у своего знакомого С. взял двухсотграммовую тротиловую шашку, которую хранил в летней кухне. После этого он вновь у С. взял два электродетонатора, один из которых опробовал, взорвав пустую бочку, а Г. попросил купить определенную настольную лампу, с помощью которой, путем постановки в нее взрывного устройства намерен был произвести взрыв в офисе фирмы.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания М. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол обыска, из которого видно, что в доме N 6 по улице Тимирязева под летней кухней было обнаружено взрывчатое вещество весом 44,8 грамма.

В соответствии с заключением взрывотехнической экспертизы вещество, обнаруженное при обыске в количестве 44,8 грамма, представляет часть стандартной 200-граммовой тротиловой шашки, пригодно для производства взрыва при наличии средства взрывания и используется для снаряжения боеприпасов и взрывных работ в промышленности и военном деле.

Из заключения баллистической экспертизы следует, что в лампу было вмонтировано взрывное устройство, состоящее из заряда бризантного взрывчатого вещества и электродетонатора. Взрывное устройство изготовлено самодельным способом. Масса заряда составляет примерно 150 граммов тротиловой шашки.

Из показаний свидетеля Г. явствует, что в середине декабря 2001 года М. за плату попросил помочь, сказав, что в фирме, где он работает, его обманывают и выживают. Он - М. планирует установить в настольную лампу прослушивающее устройство, подарить лампу сотрудникам ООО "Рейн" и, таким образом, узнавать, о чем ведется разговор в его - М. отсутствие. По поручению М. он купил выбранную тем настольную лампу, которую затем передал для вручения двум женщинам, одетых в костюмы Деда Мороза и Снегурочки. Вечером 4 января 2002 года он узнал о взрыве и понял, что к взрыву причастен М.

Показания потерпевших З., С., Б. свидетельствуют о том, что 4 января 2002 года в офис фирмы "Рейн" пришли две женщины, одетые в наряды Деда Мороза и Снегурочки, подарили коробку в красочной обертке и ушли. Ч. открыл коробку, в которой находилась настольная лампа, включил в электрическую сеть и в этот момент произошел взрыв, в результате которого были травмированы несколько человек, которые были доставлены в больницу, где Ч. от полученных травм скончался.

Свидетель С. в судебном заседании показал, что действительно осенью 2001 года М. взял у него 200-граммовую тротиловую шашку, а в декабре 2001 года - два электродетонатора. Через некоторое время со слов М. ему стало известно, что М. испробовал один из электродетонаторов и у железной бочки вырвало дно.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть Ч. наступила в результате взрывной травмы.

Виновность М. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М. в убийстве, совершенном общеопасным способом и в покушении на убийство двух лиц, общеопасным способом и в совершении других преступлений, верно квалифицировав его действия по соответствующим статьям материального закона (УК РФ).

Выводы суда о наличии у М. умысла на совершение убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями М. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям М. при совершении убийства.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний М. Его ссылки в судебном заседании на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные.

Доводы адвоката, о том, что судом нарушен порядок допроса М., а также потерпевших и свидетелей не свидетельствует о нарушении закона. Из протокола судебного заседания видно, что судом был установлен порядок исследования доказательств по делу, предложенный прокурором, при этом со стороны М. и его адвоката никаких возражений против установленного порядка исследования доказательств не было. Адвокат, как это видно из протокола судебного заседания, задавал вопросы М. и другим участвующим в деле лицам и в данном случае суд не нарушил конституционный принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон.

Доводы адвоката о нарушениях, допущенных при производстве психолого-психиатрической экспертизы, по мнению Судебной коллегии, не могут быть признаны состоятельными, поскольку в соответствии с требованиями ст. 201 УПК РФ при проведении комплексной экспертизы в ее проведении участвуют эксперты разных специальностей, при этом данная норма в отличие от нормы, предусматривающей проведение комиссионной экспертизы, не регулирует количественный состав экспертов.

Из материалов дела видно, что назначение и проведение комплексной экспертизы в отношении М. была поручена эксперту психологу С.И. и эксперту психиатру Х., которая является внештатным сотрудником лаборатории судебных экспертиз. При проведении экспертизы было установлено, что М. психическим заболеванием никогда не страдал и не страдает в настоящее время, на учете у невропатолога, психиатра, нарколога не состоял. Имеющаяся у М. тревожная, возбудимая и другие особенности психики не носят выраженности болезни, а являются индивидуальными чертами характера, следовательно, вывод о вменяемости М. является правильным. Необходимости в назначении и проведении стационарной комиссионной психиатрической экспертизы в отношении М. не имеется.

Наказание назначено М. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора, о чем содержится просьба в кассационной жалобе, Судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 26 августа 2002 года в отношении М. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката Старинец О.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"