||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2003 г. N 51КПо02-105

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Дзыбана А.А., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 25 февраля 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных Б., П., адвоката Барышевой Е.В. на приговор Алтайского краевого суда от 14 октября 2002 года, которым:

Б., <...>, судимый в 1995 году по ст. ст. 17, 117 ч. 3, 144 ч. 2, 148-1 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 30 июня 2000 года,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ на 18 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

П., <...>, судимый в 1993 году по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к двум годам лишения свободы, с применением ст. 46-1 УК РСФСР, с отсрочкой приговора на 2 года, в 1994 году по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР на 2 года 10 месяцев лишения свободы, освобожден условно-досрочно в 1995 году, в 1996 году по ст. ст. 144 ч. 3, 210 УК РСФСР, с применением ст. ст. 40, 41 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, освобожден условно досрочно на 1 год 8 месяцев 4 дня 30 марта 2001 года,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ на 18 лет.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного сложения окончательно назначено 18 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

К., <...>, судимого 11 сентября 2002 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года,

осужден к лишению свободы по ст. 316 УК РФ на 1 год 6 месяцев с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Приговор суда от 11 сентября 2002 года постановлено исполнять самостоятельно.

В соответствии со ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Б. назначена мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Приговор суда в отношении К., а также И. не обжалован.

Заслушав доклад судьи Дзыбана А.А., объяснения осужденного Б. по доводам кассационной жалобы и дополнений, прокурора Лущиковой В.С., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах изложенных в приговоре суда Б., П., И. признаны виновными в совершении в ночь с 8 на 9 февраля 2002 года, в поселке Первомайском Бийского района Алтайского края, в ходе ссоры возникшей на почве личных неприязненных отношений убийства М.О., которой П. нанес не менее 10 ударов руками и ногами в область головы и туловища, Б., П. и И. передавая друг другу металлическую трубу нанесли ею в область головы и тела потерпевшей множество ударов, причинив совместными действиями М.О. открытую черепно-мозговую травму, в результате которой наступила ее смерть, а также М.С., которому П., Б. и И. нанесли множество ударов ногами и руками по голове и телу, металлической трубой по голове, сбросили в подвал, а когда М.С. пытался выбраться, Б. нанес ему не менее 4 ударов обухом топора в область головы, причинив совместными действиями потерпевшему открытую черепно-мозговую травму, в результате которой наступила его смерть.

К. признан виновным в заранее не обещанном укрывательстве преступлений совершенных осужденными.

П. вину признал частично, Б. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Б. считает приговор незаконным и необоснованным, указывает, что к убийству М.О. и М.С. он отношения не имеет, уголовное дело рассмотрено односторонне, с обвинительным уклоном, в судебном заседании исследовались доказательства полученные с нарушением закона, в том числе и те, с которыми они ознакомлены не были. Его заявления и ходатайства о признании их недопустимыми, суд во внимание не принял. Обвинение построено на первоначальных показаниях осужденных на предварительном следствии от которых они отказались. Его допрос после задержания проводился когда он был в состоянии в алкогольного опьянения, во время проведения очных ставок следователем на него было оказано давление, суд не принял во внимание, что показания П. были получены с нарушением, допросы проводились без участия адвокатов, время совершения преступления судом не установлено. Суд необоснованно признал его нуждающимся в лечении от алкоголизма.

Адвокат Барышева Е.В. в интересах Б. просит приговор суда изменить, переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ и назначить по данной статье минимальное наказание, указывает о своем несогласии с приговором, считает, что государственным обвинением не приведено достаточно доводов в подтверждение виновности Б. Выводы суда изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Осужденный П. просит приговор суда отменить, а дело направить на новое рассмотрение, указывает, что показания данные им на предварительном следствии были получены с нарушением закона, без участия адвоката, перед допросом ему не разъяснялись права и в отношении его оказывалось физическое воздействие. Суд не принял во внимание его показания в суде, где он отказался от своих первоначальных показаний.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель С. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Б. и П. в совершении преступлений, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Доводы в жалобах осужденных о нарушении права на защиту, проведении судебного следствия с обвинительным уклоном, использовании судом доказательств, полученных с нарушением закона, об оговоре и самооговоре, о наличии в действиях Б. укрывательства преступления, являются несостоятельными.

Данная версия тщательно проверялась судом и обоснованно опровергнута, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре суда.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 263 - 291 УПК РФ, все заявленные ходатайства были рассмотрены и разрешены в соответствии с законом. В ходе разбирательства были исследованы только допустимые доказательства.

Из протоколов допросов в качестве подозреваемых, обвиняемых П., Б., И., К. следует, что им было разъяснено положение ст. 51 Конституции РФ, а также их процессуальные права, при каждом допросе присутствовали их адвокаты.

Протоколы осмотра места происшествия с участием П. и Б. проводились с участием их адвокатов, права участникам следственного действия были разъяснены, замечаний по протоколу не поступало (т. 1 л.д. 94 - 96, 130 - 134).

Доводы Б. об оказании на него воздействия при проведении очных ставок были проверены судом и не нашли своего подтверждения. Свидетель К. пояснил суду, что при проведении очных ставок осужденные давали показания добровольно, были обеспечены защитниками, жалоб и заявлений от них не поступало.

Суд обоснованно расценил пояснения П. в части недозволенных методов ведения следствия надуманными.

На предварительном следствии при его допросе, во время проведения судебно-медицинской экспертизы П. указывал, что телесные повреждения были причинены ему за 2 дня до задержания и не связаны с делом.

Доводы Б. о том, что первые показания он давал находясь в состоянии алкогольного опьянения проверены в судебном заседании и обоснованно опровергнуты в приговоре.

Вопреки доводам Б. обвинительное заключение утверждено прокурором, при ознакомлении ему были представлены все материалы дела.

Указания в жалобах на несоответствие фактических обстоятельств дела выводам суда, не могут быть признаны обоснованными.

Судом приняты во внимание показания самих осужденные И., П., Б. и К. на предварительном следствии, в которых они изобличали друг друга в совершении преступлений при обстоятельствах изложенных в приговоре суда. В частности осужденный П., И. подтвердили, что во время ссоры Б. совместно с другими осужденными наносил удары потерпевшим, в том числе и металлической трубой, а трупы сбросили в подвал, где они были закопаны.

При проведении очных ставок с осужденными Б. не отрицал своего участия в избиении М.С. и нанесения ему ударов трубой, И. указывал, что когда потерпевший М.С. пытался выбраться из подвала, Б. нанес ему удары топором по голове. Осужденный К. подтвердил, что он закапывал трупы в подполье.

Суд обоснованно признал показания осужденных доказательствами в той части, в которой они объективно согласуются с другими доказательствами.

Из показаний потерпевшей М.С., свидетелей К., П., К.А., суд установил, что в квартире М.О. в которую они заходили, был беспорядок, на полу была обнаружена, волосы М.О., позднее из подполья были извлечены трупы М.О. и М.С., а также металлическая труба.

Из показаний свидетеля Б. суд установил, что рано утром к ней в дом пришли ее сын Юрий и К., а затем Б., И. и П., у которого была кровь на брюках и по его просьбе она их стирала.

Свидетель Б., соседка Б. указала, что Б., по возвращению с П. 9 февраля 2002 года сказал, что убили мужчину и женщину, оставив трупы в подполье, намереваясь после этого скрыться от милиции.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что в подполье квартиры М.О. обнаружены два трупа: мужчины и женщины, присыпанные землей, с повреждениями в области головы, а также полая металлическая труба, в печи обнаружен металлический топор.

Из заключений судебно-медицинских, медико-криминалистической экспертиз следует, что смерть потерпевших наступила в результате черепно-мозговых травм, и данные повреждения могли быть причинены изъятыми с места происшествия топором и обрезком металлической трубы.

На основании этих, а также других доказательств, указанных в приговоре, которым вопреки доводам в жалобах, дана надлежащая оценка, суд пришел к обоснованному выводу о виновности П. и Б. в совершении преступлений, правильно квалифицировав их действия.

Вопреки доводам осужденного Б. суд обоснованно назначил ему принудительное лечение от алкоголизма на основании акта амбулаторной судебно-наркологической экспертизы (т. 2 л.д. 319), подробно мотивировав свое решение в приговоре суда.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Вместе с тем, Судебная коллегия находит, что К. подлежит освобождению от уголовной ответственности по ст. 316 УК РФ, а дело прекращению в связи с истечением сроков давности ко времени рассмотрения дела в кассационной инстанции на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ст. 316 УК РФ признается небольшой тяжести и согласно п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления такой категории истекли два года.

Этот срок давности на основании ст. 94 УК РФ при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности или отбывания наказания сокращается наполовину.

Как установлено судом и отражено в приговоре К., будучи несовершеннолетним, совершил преступление, предусмотренное ст. 316 УК РФ в ночь с 8 на 9 февраля 2002 года. Срок давности в один год истек 9 февраля 2003 года.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 14 октября 2002 в отношении К. осужденного по ст. 316 УК РФ отменить и дело прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением срока давности.

В остальном же приговор суда в отношении П., Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"