||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2003 г. N 14-о03-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Хинкина В.С., Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 24 февраля 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных М., М.А. и Ж., адвокатов Лебедевой И.В., Колбасиной В.В. и Борисова Н.В. на приговор Воронежского областного суда от 24 октября 2002 года, которым

М., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы; по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения к отбытию назначено М. 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М.А., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы; по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности М. назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ж., <...>, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 11 годам лишения свободы; по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно к отбытию Ж. назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. ст. 97, 99 УК РФ в отношении М. и Ж. применено принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

Постановлено взыскать в счет компенсации морального вреда в пользу потерпевшей М.Г. с М. 30000 руб., с М.А. 20000 руб., со Ж. 10000 руб.

В счет возмещения расходов на погребение в пользу М. взыскано с М. 1200 руб.; с М.А. 800 руб., со Ж. 353 руб.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., выступление прокурора Шиховой Н.В., возражавшей против доводов жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. и М.А. по приговору осуждены за убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему Х. группой лиц, а Ж. - за пособничество в указанном убийстве.

Кроме того, указанные лица осуждены за умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога.

Преступления совершены 9 декабря 1999 года в г. Борисоглебске при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании М., М.А. и Ж. свою вину признал частично.

В кассационных жалобах:

осужденный М. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе судей; по мнению осужденного, его показания в суде получили неверную оценку; М. ссылается на то, что экспертиза по одежде осужденных не была проведена, в приговоре не указан характер мотивов при совершении убийства потерпевшего, не учтены отрицательные данные о нем, агрессивное поведение самого Х., действия осужденных не носили организованный характер, все произошло спонтанно; в последующих дополнениях осужденный просит приговор изменить и действия его переквалифицировать на ст. 108 УК РФ; М. полагает, что при назначении наказания ему суд не учел его молодой возраст, отрицательные данные и агрессивное поведение самого потерпевшего.

Адвокат Лебедева И.В. просит действия М. со ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ переквалифицировать на ст. 108 УК РФ, наказание смягчить до минимальных пределов санкции закона, по ст. 167 ч. 2 УК РФ приговор отменить и дело производством прекратить; по мнению адвоката, суд не учел, что сам потерпевший бросался на осужденных, хватал вилки, ножи, был агрессивно настроен, ранее дважды судим, из показаний всех осужденных следует, что причиной лишения жизни потерпевшего явилось его агрессивное поведение; в жалобе указывается, что М. обнаруживает признаки болезненного состояния психики, что повлияло на его поведение и давало основания квалифицировать содеянное по ст. 108 УК РФ; адвокат полагает, что при назначении наказания суд не учел требования ст. 60 УК РФ, не обсудил вопрос о применении положений ст. 96 УК РФ к М., не учтены отрицательные характеристики потерпевшего, наличие инвалидности у матери осужденного; в жалобе утверждается, что в приговоре суд не указал конкретные действия М. по поджогу дома, сам он свою вину в этой части отрицал.

Осужденный М.А. просит учесть его раскаяние в содеянном и наказание ему смягчить; он утверждает, что топором ударов потерпевшему по голове он не наносил, в ходе расследования М. и Ж. оговорили его в этом, а в суде утверждали, что М.А. ударов топором по голове потерпевшего не наносил, их показания в данной части не получили надлежащей оценки, дом М.А. не поджигал.

Адвокат Борисов Н.В. просит действия М.А. со ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ переквалифицировать на ст. 116 УК РФ, по ст. 167 ч. 2 УК РФ приговор отменить, дело производством прекратить, наказание осужденному смягчить; по мнению адвоката, данных о том, что М.А. наносил потерпевшему удары топором по голове, не представлено, сам М.А. это отрицает, М. и Ж. данного обстоятельства также не подтвердили; в основу приговора положены показания осужденных на следствии, полученные с нарушением процессуальных положений; адвокат считает, что обвинение М.А. по ст. 167 ч. 2 УК РФ своего подтверждения не нашло, свою вину *** в приговоре не указано, в чем выразилось участие М.А. в поджоге дома; в жалобе указывается, что при постановлении приговора суд не учел положительные характеристики осужденного, состояние его здоровья, условия воспитания, явку с повинной, отрицательные данные о личности самого потерпевшего.

Осужденный Ж. просит приговор отменить и дело производством прекратить; он ссылается на то, что выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим *** дела, приговор постановлен на показаниях осужденных, данных в ходе расследования, показания Ж. в суде не получили надлежащей оценки; Ж. утверждает, что он не являлся пособником в убийстве, пытался прекратить ссору М. с потерпевшим, не предполагал, что будет нанесен удар топором, действия М. для него были неожиданностью; Ж. считает ошибочным утверждение в приговоре о том, что он нанес потерпевшему резаную рану шеи, М. в данной части оговорил его, к ударам топором Ж. отношения не имеет.

Адвокат Колбасина В.В. просит приговор в отношении Ж. отменить, дело производством прекратить; по мнению адвоката, выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; утверждение в приговоре о том, что Ж. причинил потерпевшему ножевое ранение шеи, основано только на показаниях М., которые не получили надлежащей оценки, являются противоречивыми; каких-либо действий, направленных на оказание пособничества в убийстве Ж. не совершал.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности М., М.А., Ж. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшей и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, судебно-криминалистической, пожарно-технической судебно-психиатрических экспертиз.

Все доводы в жалобах о наличии оснований для отмены и изменения приговора судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании М., М.А. и Ж. подтвердили, что в указанное время распивали спиртное совместно с Х.

Из показаний М. следует, что во время распития спиртного у него с потерпевшим возникла ссора, последний схватил вилку, бросился на М. Втроем осужденные избили потерпевшего, а М. нанес ему еще и удар бутылкой по голове.

Когда Х. лег на диван, Ж. провел ему ножом по шее, после чего потерпевший потянулся за кочергой.

Опасаясь за себя и друзей, М. схватил топор и нанес им потерпевшему несколько ударов по голове, после чего несколько ударов топором по голове потерпевшему нанес и М.А.

Затем Ж. предложил поджечь дом, на что они согласились, но кто конкретно делал, М. не видел.

М.А. в суде подтвердил, что во время ссоры Х. пытался ударить М., но тот сам нанес потерпевшему удар бутылкой по голове. Бутылка разбилась, а потерпевший от удара повалился на диван.

М. взял топор и несколько раз лезвием топора ударил потерпевшего по голове, передав топор М.А., который дважды ударил потерпевшего по плечу и в грудь. После этого М. еще несколько раз ударил потерпевшего топором по голове. После этого осужденные разошлись по домам.

Действий Ж. М.А. не видел, кто поджигал дом, не знает.

Ж. в судебном заседании показал, что после удара М. бутылкой по голове потерпевшего, он (Ж.), решив "попугать" Х., схватив нож, провел ножом над шеей потерпевшего, не касаясь тела.

Из показаний Ж. следует, что после этого М. несколько раз ударил потерпевшего топором по голове, М.А. наносил удары потерпевшему топором в грудь, затем М. вновь нанес потерпевшему несколько ударов топором по голове и груди. Ж. не отрицает, что он накрывал лицо потерпевшего полотенцем, кто поджигал дом, не знает, на следствии давал показания "под диктовку следователя".

Вместе с тем, в ходе расследования допрошенные неоднократно, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, в том числе и с участием адвокатов, осужденные М., М.А. и Ж. дали показания, из которых безусловно вытекает, что убийство потерпевшего М. и М.А. совершили в группе при пособничестве Ж., а затем осужденные втроем подожгли дом Х.

В частности, М. подтвердил, что во время конфликта они втроем избили потерпевшего, М. ударил потерпевшего бутылкой по голове, а Ж. "полоснул" Х. ножом по шее. Затем М. нанес потерпевшему несколько ударов топором по голове, удары по голове потерпевшему нанес топором и М.А., после чего М. еще несколько раз ударил Х. топором по голове. Из показаний М. следует, что затем они решили поджечь дом, сделали это втроем.

М.А. в ходе расследования показывал, что после того, как М. нанес потерпевшему удар бутылкой по голове и тот упав на диван, перестал шевелиться, Ж. ножом провел по горлу потерпевшего. М. топором нанес потерпевшему несколько ударов по голове, сам М.А. дважды ударил потерпевшего топором в грудь, а М. вновь нанес потерпевшему несколько ударов топором по голове. Затем кто-то предложил поджечь дом, что они и сделали сообща.

На следствии Ж. показывал, что после удара М. бутылкой по голове Х. упал на диван, а Ж. провел ему ножом по шее, убивать не хотел. После этого М. лезвием топора нанес потерпевшему несколько ударов топором по голове, М.А. также наносил потерпевшему удары по голове топором, после чего М. вновь наносил потерпевшему удары топором. Кто-то из них предложил поджечь дом. Втроем они набросили от печки тряпки к дивану, чтобы сжечь труп, все делалось сообща.

Во время проверки показаний на месте преступления М. и Ж. также пояснили, в каком положении находился потерпевший, кто и в какой последовательности наносил потерпевшему удары, каким образом они подожгли дом.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ суд правильно положил данные показания осужденных на следствии в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются между собой, с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Убедительных аргументов в связи с последующим изменением показаний осужденными не представлено.

Потерпевшая М.Г. дала показания об известных ей обстоятельствах убийства ее брата - Х., поддержала гражданские иски, связанные с возмещением ущерба и компенсацией морального вреда.

Из показаний свидетелей С. следует, что 1 мая 2000 года к ней пришел незнакомый мужчина и сообщил, что убийство ее племянника - Х. совершил М. с М.А. и еще одним парнем, они подожгли после убийства дом. Об обстоятельствах убийства мужчина узнал от М.

Свидетель И. показал, что от Г. ему известно, что в 1999 году М. со своими друзьям убили мужчину и подожгли дом. Об этом Г. рассказал сам М.

Свидетель З. подтвердил, что 9 декабря 1999 года он около 19 часов у Х. видел Ж. и М.А. На столе стояла бутылка самогона.

Из показаний свидетеля Ш. следует, что вечером 9 декабря 1999 года вблизи дома Х. он видел троих молодых мужчин.

Вина осужденных подтверждена протоколом осмотра места преступления и заключениями экспертиз, данные и выводы которых согласуются с признательными показаниями осужденных.

Труп потерпевшего со следами насильственной смерти обнаружен по месту его жительства, недалеко от входной двери изъят топор с обгоревшим топорищем.

Установлено, что смерть потерпевшего наступила в результате черепно-мозговой травмы с открытым оскольчатым переломом свода черепа, открытыми переломами костей лицевого скелета, кровоизлияниями под твердую и мягкую мозговые оболочки, ушибом вещества головного мозга.

В область лица потерпевшему нанесено не менее четырех ударов и не менее двух ударов в область волосистой части, головы рубящим орудием.

Повреждения на голове и лице потерпевшего могли быть причинены топором.

Из заключения пожарно-технической экспертизы следует, что непосредственной причиной пожара в доме потерпевшего явился контакт открытого пламени с горючими материалами.

На предметах одежды Х. обнаружены следы легковоспламеняющегося нефтепродукта.

Свидетель Ш.Н. показал, что Х. действительно при растопке печи подливал какую-то горючую жидкость желтовато-коричневого цвета.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что труп потерпевшего подвергался воздействию высокой температуры, кожные покровы на голове, шее, на боковых поверхностях грудной клетки, на конечностях обуглены, с множественными разрывами щелевидной формы.

Психическое состояние М., Ж. и М.А. исследовалось. В момент совершения преступления они могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Оснований сомневаться в данных экспертных выводах у суда не имелось, поскольку они подтверждаются всей совокупностью доказательств по делу.

Вместе с тем, М., Ж. рекомендовано амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра в связи с наличием у осужденных последствий органического поражения центральной нервной системы.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Действия М. и М.А. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 167 ч. 2 УК РФ, Ж. - по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "ж", 167 ч. 2 УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Судом приведены бесспорные доводы о том, что умысел осужденных был направлен на причинение смерти потерпевшему. При этом М. и М.А. принимали непосредственное участие в процессе лишения жизни потерпевшего, а Ж. оказал им пособничество в этом, действовали осужденные согласованно и целенаправленно.

Как следует из материалов дела, ножевое ранение на шее трупа Х. при обследовании последнего не было обнаружено в связи с обугливанием кожных покровов и разрушением их от воздействия высоких температур.

Вместе с тем, из показаний М. на следствии усматривается, что после того, как Ж. "полоснул" потерпевшего ножом по горлу, у Х. из горла пошла кровь.

Факт нанесения Ж. удара ножом по шее потерпевшему неоднократно подтверждал на следствии и М.А.

Сам Ж. также показывал, что он ножом "полоснул" по шее потерпевшего.

Ссылки в жалобах о том, что М.А. топором нанес удары только по плечу и груди потерпевшего являются несостоятельными, опровергаются показаниями М. на следствии и в суде, выводами судебно-медицинской экспертизы, из которой следует, что удары топором потерпевшему были нанесены только в голову и в лицо.

Обоснованным является вывод в приговоре о том, что поджог дома совершен совместными действиями осужденных.

Несостоятельными судебная коллегия находит ссылки в жалобах о совершении убийства потерпевшего в связи с защитой осужденных от неправомерных действий Х.

Из анализа показаний самих осужденных такого вывода сделать нельзя. Суд установил, что содержание спирта в крови потерпевшего соответствовало тяжелой степени алкогольного опьянения, какой-либо реальной опасности потерпевший для осужденных не представлял.

Мотивы преступлений судом установлены.

Наказание осужденным назначено в соответствии с положениями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности.

Оснований для смягчения наказания не имеется.

Гражданский иск разрешен в соответствии с законом, размер компенсации морального вреда определен в реальных и справедливых пределах, с учетом нравственных страданий потерпевшей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Воронежского областного суда от 24 октября 2002 года в отношении М., М.А. и Ж. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных М. М.А., Ж., адвокатов Лебедевой И.В., Борисова Н.В. и Колбасиной В.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

СВИРИДОВ Ю.А.

 

Судьи

ХИНКИН В.С.

МЕЗЕНЦЕВ А.К.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"