||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2003 г. N 49-о02-123

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Ахметова Р.Ф., Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 25 февраля 2003 года кассационную жалобу осужденного К. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 октября 2002 года, которым

К., родившийся 7 апреля 1980 года, судимый 03.06.97 по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, 15.11.99 по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "б", "г", 228 ч. 1 УК РФ к 3 годам 7 месяцам лишения свободы, освобожден 30.10.01 по акту об амнистии, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., объяснения осужденного К., признавшего вину и просившего назначить судебно-психиатрическую экспертизу, мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в убийстве двух лиц: Х. и неустановленного лица из-за личных неприязненных отношений.

Преступление совершено 17 июня 2002 года в г. Стерлитамаке Республики Башкортостан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный К., ссылаясь на односторонность, неполноту и необъективность следствия, утверждая, что он к убийству потерпевших не причастен, ставя под сомнение доказательства, положенные в основу приговора, просит об отмене приговора и направлении дела на новое расследование. Утверждает, что показания, в которых признавал вину, давал в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия. Считает, что приговор основан на противоречивых показаниях свидетелей и предположениях. Выражает свое несогласие с тем, что его ходатайство о проведении дополнительной судебно-биологической экспертизы на предмет уточнения принадлежности крови, обнаруженной на куртке-спецовке, оставлено без удовлетворения. Указывает, что в отношении него не проведена судебно-психиатрическая экспертиза, а другие версии по делу не проверены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности К. соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям К. дана правильная юридическая оценка.

Доводы К. о том, что он к убийству потерпевших не причастен, показания, в которых он признавал вину, давал в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, на что делается ссылка и в кассационной жалобе, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку эти доводы противоречат совокупности добытых по делу доказательств, в том числе показаниям К., данным им в ходе предварительного следствия.

Так, согласно исследованным в судебном заседании показаниям К. он, будучи в состоянии алкогольного опьянения, желая помочь Г. возвратить денежный долг, взяв деревянную дубинку, направился к сараю, где находились потерпевшие. Когда один из потерпевших на его вопрос о времени возврата долга ответил нецензурно, он сначала одного, а затем другого ударил дубинкой по голове. Наносил удары дубинкой до тех пор, пока те не перестали шевелиться. Дубинку, которая была в крови, он сжег в печи дома, в котором он до этого совместно с Г. и другими употреблял спиртные напитки.

Согласиться с доводами кассационной жалобы о том, что эти показания получены в результате применения к К. незаконных методов ведения следствия, невозможно. Как видно из материалов дела, такие показания получены с соблюдением требований закона и при допросах с участием адвоката, защищающего интересы указанного лица, в том числе при проверке показаний К. на месте происшествия в присутствии других лиц, то есть в условиях, исключающих применение какого-либо насилия.

Как видно из показаний свидетеля А., присутствовавшей при проведении следственного эксперимента в качестве понятой, К. показания об обстоятельствах совершенного им убийства давал добровольно.

Оснований сомневаться в показаниях К., положенных в основу приговора, не имеется, поскольку эти показания согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств, в том числе приведенными в приговоре показаниями свидетелей, выводами экспертиз, данными протоколов осмотра места происшествия и следственного эксперимента.

Так, показания К. о механизме причинения телесных повреждений и смерти потерпевшим согласуются с выводами судебно-медицинских экспертиз, согласно которым смерть потерпевшего Х. и неустановленного лица наступила от черепно-мозговой травмы с повреждением твердой мозговой оболочки и вещества головного мозга.

Показания К. об орудии преступления, использованного им при убийстве, согласуются с выводами медико-криминалистической экспертизы, согласно которым раны на препарате кожи с головы трупа потерпевших образовались от воздействия тупого предмета, контактирующая поверхность которого имеет цилиндрическую форму.

Из выводов судебно-биологической экспертизы следует, что на куртке, в которой К., по его показаниям, находился в ту ночь, обнаружена кровь, которая могла произойти от потерпевших.

Что касается показаний свидетелей Ш. и Х.Д., согласно которым К. явку с повинной оформил добровольно, а также показаний свидетеля Ч. о том, что К., разбудив его, просил помочь затопить печь, утром обратил внимание, что печь теплая, как и положенные в основу приговора показания других свидетелей, последовательны, непротиворечивы и сомнений в их объективности не вызывают.

Невозможно согласиться и с доводами кассационной жалобы относительно выяснения обстоятельств дела, поскольку, как следует из материалов дела, обстоятельства данного преступления исследованы всесторонне, полно и объективно. В проведении дополнительных следственных действий, а также в проверке других версий необходимости нет.

То, что ходатайство К. о проведении дополнительной судебно-биологической экспертизы оставлено без удовлетворения, по делу не проведена судебно-психиатрическая экспертиза, не повлияло на правильность выводов суда о виновности К.

Из материалов дела следует, что К. на соответствующем учете не состоял. Психический статус последнего, как видно из акта судебно-наркологической экспертизы, исследован. При этом никаких отклонений в психике К. не обнаружено. К тому же, поведение К. ни в момент совершения преступления, ни после него не свидетельствует о том, что данное преступление им могло быть совершено в состоянии аффекта или в невменяемом состоянии. Оснований для назначения судебно-психиатрической экспертизы в отношении К. не имеется и в настоящее время.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, также не допущено.

Что касается наказания, то оно К. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом тяжести содеянного, личности виновного и всех обстоятельств дела. Оснований для смягчения данного наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 октября 2002 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"