||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2003 года

 

Дело N 48-Д02-64

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей - Хинкина В.С. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Мосиной И.И. на приговор Каслинского городского суда от 4 февраля 2002 года, которым осуждены:

П., <...>, ранее не судимая,

по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, и

К., <...>,

по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 25 апреля 2002 года приговор в отношении К. изменен, назначенное ей наказание по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ снижено до 6 лет, а по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ - до 3 лет, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

Постановлением президиума Челябинского областного суда от 26 июня 2002 года приговор и определение судебной коллегии изменены: назначенное осужденным наказание снижено по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ до 3 лет 6 месяцев, а по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ до 1 года каждой, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено по 4 года лишения свободы каждой.

В соответствии со ст. 82 УК РФ наказание П. отсрочено до достижения ее ребенком 6 января 1998 года рождения 14-летнего возраста, и из-под стражи П. освобождена.

В надзорной жалобе адвокатом Мосиной И.Н. поставлен вопрос об отмене приговора и последующих судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях П. и К. состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хинкина В.С., мнение прокурора Галушко Н.С. об отмене приговора, определения коллегии и постановления президиума Челябинского областного суда в части осуждения П. и К. по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ с прекращением дела, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. и К. признаны виновными в мошенничестве, совершенном по предварительному сговору, неоднократно, с причинением значительного ущерба и в крупном размере при следующих обстоятельствах.

В сентябре 1998 года П. и К., испытывая материальные затруднения, вступили в преступный сговор на хищение денежных средств граждан путем мошенничества: продажи гражданам не принадлежавшей им квартиры. С этой целью они опубликовали в средствах массовой информации рекламную информацию о продаже <...>, собственником которой являлся дед П. - К.А., которому не было известно о намерениях осужденных.

По объявлению о продаже к осужденным обратились супруги К-ны, давшие после осмотра квартиры согласие на ее покупку за 80 тыс. рублей.

П. ввела потерпевших в заблуждение относительно своих полномочий на заключение сделки купли-продажи квартиры и вместе с К., заведомо не имея цели законно продавать квартиру, обманули К-ных, заявив, что подготовят в ближайшее время документы и потребовали до оформления сделки полностью передать им деньги за квартиру, и 22 сентября 1998 г. П. получила от К-на 80 тыс. рублей, 5 тысяч из которых принадлежали матери К-ной - М.

Не намереваясь выполнять принятые обязательства и не приняв никаких мер к оформлению договора купли-продажи, П. и К. использовали деньги по своему усмотрению, избегали встреч с потерпевшими, а затем открыто заявили им, что оформлять сделку купли-продажи квартиры не будут, а вернуть деньги не могут. И в это же время осужденные занимались поиском покупателя на указанную квартиру, а затем продали ее К-шину за 90 тыс. рублей.

Последний осмотрел квартиру и дал согласие на ее приобретение, а владелец квартиры К.А. дал согласие на продажу квартиры и выдал П. доверенность 12 октября 1998 года на право продажи квартиры, и 12 ноября 1998 года между К.А. и К-шиным был заключен договор купли-продажи квартиры, а полученные деньги К.А. передал П.

Последняя по указанию К. обманным путем получила от К-шина ключ от проданной квартиры под предлогом вывоза оставшегося имущества и в середине ноября обманным путем изъяла из квартиры две декоративных деревянных двери общей стоимостью 4408 руб. 88 коп., являющиеся неотъемлемой частью квартиры, входящие в стоимость квартиры, причинив К-шину значительный ущерб.

В надзорной жалобе адвокат Мосина ставит вопрос об отмене состоявшихся судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях осужденных состава преступления и указывает, что между К-ными и осужденными сложились гражданско-правовые отношения, вытекающие из неисполнения осужденными денежного обязательства, подтвержденного распиской К. о возврате ею К-ным 80 тысяч рублей в связи с тем, что договор купли-продажи квартиры не был заключен и вопрос о передаче квартиры уже не стоял, а К-ны стали требовать возврата денег. В действиях осужденных отсутствовал умысел на получение денег обманным путем, имела место неудавшаяся попытка продажи квартиры потерпевшим.

По эпизоду осуждения П. и К. за завладение путем мошенничества двумя дверями при продаже квартиры К-шину в жалобе указывается, что указанные двери не были включены в договор купли-продажи квартиры, а были приобретены К. на заказ для себя и К-шин не мог претендовать на них при покупке квартиры и добросовестно заблуждался относительно принадлежности дверей, поэтому в действиях осужденных также отсутствует состав преступления.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит ее подлежащей удовлетворению частично.

Обоснованность осуждения П. и К. за мошенничество в крупном размере сомнения не вызывает.

Доводы жалобы о том, что имели место простые гражданско-правовые отношения, вызванные неисполнением денежных обязательств со стороны П. и К., являются несостоятельными и опровергаются исследованными судом доказательствами.

Как следует из показаний потерпевших К-ных П. после получения 80 тысяч рублей денег, заплаченных до заключения сделки купли-продажи квартиры, не выполнила своих обещаний выписаться из квартиры, передать им ключи, собрать все необходимые документы для оформления сделки, но фактически из квартиры не выписалась и документов на выписку не передавала, и они поняли, что она их обманула. Она заявила им, что выписываться не будет, что деньги вернуть не может, а 1 октября 1998 года ее мать, К. написала им расписку, что вернет деньги 6 октября 1998 года, но 7 октября им вернули лишь 2 тыс. рублей. 20 октября они вновь предложили П. оформить на них квартиру, но безрезультатно. Вскоре узнали из средств массовой информации о том, что П. продолжает искать покупателей на ту же квартиру. В ноябре узнали, что квартира продана.

Как видно из материалов дела, доверенность на продажу квартиры К.А. дана 19 октября 1998 года, а договор купли-продажи составлен 12 ноября.

Из справки ТОО "Снежинская телевизионная компания" следует, что объявление о продаже квартиры было передано в "бегущую строку" 9 октября 1998 года.

Как следует из показаний К-ных и М. во всех судебных заседаниях от покупки квартиры они не отказывались, но поняли, что их обманули, особенно, когда им принесли 2 тыс. рублей, что их хотят втянуть в гражданско-правовые отношения.

Свидетель К.А. показал, что он не знал о том, что П. и К. уже получили 80 тысяч рублей за его квартиру. К нему же П. обратилась с просьбой дать ей доверенность на право продажи его квартиры, и 19 октября он оформил эту доверенность.

Таким образом, приведенные и другие доказательства подтверждают правильность выводов суда о том, что П. и К., не имея полномочий от собственника квартиры, обманным путем завладели 80000 рублей, пообещав оформить договор купли-продажи квартиры К-ным, и, как свидетельствуют обстоятельства дела, осужденные не имели намерения выполнить свое обещание. Не нашел подтверждения и довод жалобы об одностороннем отказе потерпевших от заключения договора купли-продажи квартиры.

Действиям осужденных по данному эпизоду квалифицированы правильно.

Вместе с тем, в жалобе обоснованно поставлен вопрос об отмене состоявшихся решений в части осуждения П. и К. по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ по эпизоду мошенничества в отношении К-шина и прекращении дела за отсутствием в деянии состава преступления.

По смыслу закона, при мошенничестве способом завладения чужим имуществом является такой обман собственника или иного владельца имущества, при котором виновный вводит потерпевшего в заблуждение искажением фактов или умолчанием об известных ему обстоятельствах, в результате чего потерпевший добровольно передает преступнику имущество.

Однако таких признаков мошенничества по делу не установлено.

Как видно из материалов дела, договор купли-продажи квартиры заключен между собственником ее: К.А., дедом П., и К-шиным, потерпевшим по делу. После получения денег за квартиру от К-шина К.А. передал их П. Последняя вывезла из квартиры находящееся в ней имущество К.А.: холодильник и телевизор, а также 2 деревянные двери.

Из показаний осужденных К. и П. следует, что К. помогала дочери, П., делать в квартире ремонт и заказала двери на свои деньги. Эти двери не были установлены в дверной проем, на них отсутствовали петли. И они вывезли двери, считая, что они не являются принадлежностью квартиры, и их стоимость не входит в стоимость квартиры. При обращении позднее К-шина по поводу дверей она (К.) их ему не обещала.

К-шин в последнем судебном заседании не участвовал, но из его предыдущих показаний следует, что он считал, что двери были похищены, так как считал, что их стоимость входит в стоимость квартиры и вопрос о их передаче не обсуждался.

Как видно из передаточного акта и договора купли-продажи квартиры, в них не оговорено про указанные двери.

Из изложенного и других материалов дела можно сделать вывод, что доводы К., что двери были приобретены ею, но не установлены в квартире, а после ее продажи вывезены, как принадлежащие ей, не опровергнуты. Из дела также не видно, что вопрос о судьбе дверей обсуждался между продавцом и покупателем при заключении договора. Судом он также не исследован.

При таком положении оснований делать вывод, что осужденные завладели имуществом (дверьми) путем мошенничества, является неправильным, а содеянное П. и К. не образует состава преступления, поэтому приговор городского суда от 4 февраля 2002 года и последующие судебные решения подлежат отмене в части осуждения П. и К. по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ с прекращением дела в этой части.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

надзорную жалобу адвоката Мосиной И.Н. частично удовлетворить.

Приговор Каслинского городского суда Челябинской области от 4 февраля 2002 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 25 апреля 2002 года, постановление президиума Челябинского областного суда от 26 июня 2002 года в отношении П. и К. в части осуждения их по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ отменить с прекращением дела за отсутствием в их действиях состава преступления.

Этот же приговор, определение судебной коллегии по уголовным делам и постановление президиума Челябинского областного суда в части осуждения П. и К. по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, а в отношении П. с отсрочкой исполнения приговора до достижения ее ребенком 14-летнего возраста оставить без изменения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

В.С.ХИНКИН

А.К.МЕЗЕНЦЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"