||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2003 г. N 4-кпо03-19

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Верховного Суда Зырянова А.И., Дзыбана А.А.,

рассмотрела в судебном заседании от 25 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных А., Р. и адвокатов Давыдова Л.В., Пономарева А.П. на приговор Московского областного суда от 4 ноября 2002 года, которым

А., <...>, ранее судимый:

1) 29 июля 1998 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" и 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно, в соответствии со ст. 73 УК РФ, с испытательным сроком в 2 года;

2) 19 апреля 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ, к 5 годам лишения свободы, освобожденный 29 августа 2001 года условно-досрочно на неотбытый срок 2 года 5 месяцев 13 дней,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" на 15 лет. По совокупности приговоров, на основании ст. 70 УК РФ, путем частичного присоединения не отбытой части наказания по предыдущему приговору в виде одного года, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 16 лет в исправительной колонии особого режима.

Р., <...>, ранее не судимая,

осуждена к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" на 12 лет в исправительной колонии общего режима.

Постановлено, применить в отношении Р. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного лечения от алкоголизма в соответствии со ст. ст. 97 ч. 1, 99 ч. 2 УК РФ.

По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., выступления осужденных А. и Р., по доводам кассационных жалоб, а также прокурора Яшина С.Ю., полагавшего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. и Р., при обстоятельствах изложенных в приговоре, признаны виновными в том, что 9 ноября 2001 года в квартире N 41 дома N 30 деревни Васькино Чеховского района Московской области на почве личных неприязненных отношений, возникших в процессе совместного распития спиртных напитков, группой лиц совершили убийство Р.З., 1951 года рождения.

В судебном заседании А. виновным себя признал частично, а Р. виновной себя не признала.

В кассационных жалобах:

осужденный А. считает, что суд необоснованно положил в основу приговора его первоначальные показания данные в ходе предварительного следствия, поскольку к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, и он вынужден был дать признательные показания и оговорить Р. в причастности к убийству своей потерпевшей. Далее он приводит доводы о своем несогласии с показаниями свидетелей С.В. и М.Н.

Кроме того, А. утверждает, что потерпевшая Р.З. первая бросилась на него с ножом и нанесла ему удар в область головы, поэтому в ответ на эти неправомерные действия он, действительно защищаясь, нанес ответные удары молотком. Исходя из этого, А., просит о переквалификации его действий со ст. 105 ч. 2 п. "ж" на ст. 105 ч. 1 УК РФ и смягчении меры наказания до возможных пределов с учетом плохого состояния здоровья.

Адвокат Пономарев А.П., также ссылается на применение к осужденному А. недозволенных методов ведения следствия. Далее адвокат Пономарев А.П., подвергает сомнению выводы судебно-психиатрической экспертизы относительно вменяемости А.

Кроме того, защита применительно к доводам осужденного А., считает, что суд необоснованно положил в основу приговора противоречивые показания потерпевшего К., свидетелей С.В., М.Н., К.В., В.В. Исходя из этого, адвокат Пономарев А.П., ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

Осужденная Р., ссылается на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, выразившиеся, по ее мнению, в односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия и, что выводы суда изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. При этом она утверждает, что суд необоснованно положил в основу приговора первоначальные показания А., данные в ходе предварительного следствия, поскольку к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, и он оговорил ее в причастности к убийству своей матери. Тогда как Р. считает, что в ее действиях наличествует, лишь укрывательство преступления, совершенного одним А.

Кроме того, осужденная Р., подвергает сомнению выводы судебно-психиатрической экспертизы относительно вменяемости А. Не согласна Р. и с применением к ней принудительного лечения от алкоголизма, просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Давыдов Л.В. считает, что по делу не собрано достаточных доказательств виновности Р. в причастности к убийству своей матери. Далее адвокат Давыдов Л.В. приводит доводы о том, что суд необоснованно положил в основу приговора первоначальные показания А., данные в ходе предварительного следствия, а также противоречивые показания потерпевшего К. и свидетелей С.В., М.Н. и, исходя из этого, просит об отмене приговора в отношении Р. и прекращении производства по делу.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

данными протоколов осмотра места происшествия о следах преступления; протоколами обнаружения и изъятия орудий преступления;

заключением повторной комплексной судебно-медицинской и медико-криминалистической экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшей Р.З. и причине наступления ее смерти в результате множественных вдавленных открытых переломом костей свода черепа. При этом одна группа повреждений (переломы N 1 - 8) образовалась от ударов тупым твердым предметом, следообразующая часть которого имела узкое прямолинейное ребро длиной не менее 3,1 см и шириной около 2 - 3 мм. Эта группа повреждений образовалась не менее чем от 10 ударов (в переломах N 2, 6 выявлены признаки не менее чем 2 ударов в каждом). Другая группа повреждений (переломы N 9 - 10) образовалась от воздействия небольшой плоскости, ограниченной дугообразным краем с шириной дуги не менее 1,8 - 1,9 см и высотой не менее 0,7 см. Эти повреждения возникли от 2 ударов. Таким образом, по голове потерпевшей всего было нанесено не менее 12 ударов.

Расположение повреждений 1 группы в разных областях головы (лобная, обе теменные области), различное направление повреждений указывают на то, что при нанесении 10 ударов прямолинейным ребром положение потерпевшей и лица, наносящего удары, менялось. В то же время расположение 2 переломов (N 9 - 10) на ограниченном участке и в одной левой теменной области рядом друг с другом, свидетельствует о том, что 2 удара плоскостью с круглым (или дугообразным) краем были нанесены по левой теменной области при неизменяющемся положении потерпевшей, вероятнее всего тогда, когда ее голова находилась неподвижно, в упоре, то есть вероятнее всего, в положении потерпевшей "лежа".

Результаты проведенных экспериментальных и сравнительных исследований дают основание для вывода о том, что:

повреждения 1 группы (N 1 - 8) образовались от 10 ударов носком молотка N 2 и не могли образоваться от ударов носком молотка N 1, так и бойками обоих молотков. Этот вывод подтверждается также и обнаружением на этом молотке (N 2) следов крови, сходной по групповым свойствам с кровью потерпевшей Р.З.;

повреждения 2 группы (переломы N 9 - 10) могли образоваться от 2 ударов бойком молотка N 1 (или аналогичного) и не могли возникнуть от следообразующих частей молотка N 2 и от носка молотка N 1.

Показаниями свидетелей С.В. и М.Н., полностью изобличающих А. и Р., в убийстве потерпевшей Р.З., применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре, а также показаниями самих осужденных А. и Р., данными в ходе предварительного следствия, в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в убийстве потерпевшей Р.З.

Судом, в частности установлено, что А. строительным молотком, нанес несколько ударов по голове Р.З., от которых она упала на пол. После этого А., видя, что Р.З. подает признаки жизни, этим же молотком продолжил наносить ей удары по голове. Всего А. нанес Р.З. строительным молотком по голове не менее десяти ударов, причинив потерпевшей, множественные открытые переломы костей свода черепа, то есть линейную и "П"-образные раны на правой половине головы, дырчатые переломы и прямоугольные дефекты на костях свода черепа, а Р., присоединившись к действиям А., слесарным молоток нанесла не менее двух ударов по голове Р.З., также причинив потерпевшей, переломы костей свода черепа, то есть линейные и дугообразные раны в теменной области слева на левой теменной кости.

Судом также обоснованно установлено, что осужденные А. и Р. действовали как соисполнители по лишению жизни Р.З., поскольку они совместно и согласованно совершили ее убийство, посредством нанесения ударов молотками по голове потерпевшей.

Таким образом, судом обоснованно признано, что осужденные действовали группой лиц с прямым умыслом на лишение жизни потерпевшей Р.З. и от их согласованных действий, потерпевшей были причинены телесные повреждения повлекшие ее смерть.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных А. и Р. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

С учетом изложенного, с доводами кассационных жалоб осужденных А., Р. и адвокатов Давыдова Л.В., Пономарева А.П. о необоснованности приговора и неправильности квалификации действий осужденных, согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Доводы осужденных А., Р. и адвоката Давыдова Л.В. в жалобах об оговоре Р. в причастности к убийству потерпевшей Р.З., равно как и то, что убийство было совершено одним А., являются также несостоятельными. Данные версии тщательно проверялись судом, обоснованно опровергнуты, выводы об этом мотивированы в приговоре.

Доводы в жалобах осужденной Р. об односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия, Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании предварительного следствия ходатайство Р. было разрешено следователем в установленном законом порядке (т. 1 л.д. 174, 181), а при окончании судебного следствия, судом было обоснованно отказано в дополнительном исследовании вещественных доказательств молотков. Выводы об этом судом подробно мотивированы. Других ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, от осужденной Р. и ее адвоката не поступило (т. 3 л.д. 234 - 235).

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных А., Р. и адвокатов Давыдова Л.В., Пономарева А.П. об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, протоколы допросов осужденного А., на предварительном следствии, равно как и протоколы допросов потерпевшего К., свидетелей С.В., М.Н., К.В., В.В. и других, не признавались судом недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, в том числе не установлено данных о применении незаконных методов ведения следствия. Нарушений права на защиту осужденных А. и Р., как при выполнении следственных действий, так и в ходе судебного разбирательства не допущено, постоянное участие защиты было обеспечено в установленном законам порядке, осужденным разъяснялось положение ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Суд обоснованно признал показания потерпевшего К. и свидетелей С.В., М.Н., К.В., В.В. правдивыми, поскольку они подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами.

Психическое состояние осужденного А. судом проверено. По заключению судебно-психиатрической экспертизы, А. каким-либо хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает, а обнаруживает признаки врожденного умственного недоразвития в форме олигофрении в легкой степени дебильности с психопатизацией личности по возбудимому типу. Указанные личностные особенности и расстройства психики, не лишали А. способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Не доверять данному заключению у суда не было оснований.

При таких обстоятельствах суд правильно, признал осужденного вменяемым. Данное заключение судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в соответствии с требованием ст. 204 УПК РФ, сомнений у Судебной коллегии не вызывает, как не вызывает сомнений и само психическое состояние А., который ориентировался в судебной ситуации и принимал активное участие в исследовании доказательств по делу. Поведение А. в ходе предварительного и судебного следствия не вызвало сомнений в его психической неполноценности, поэтому и в этой части доводы жалоб осужденных А., Р. и адвоката Пономарева А.П., также являются не состоятельными.

В соответствии с медицинским заключением Р., обнаруживает признаки хронического алкоголизма и поэтому признана нуждающейся в принудительном лечении, которое не противопоказано. У суда не было оснований, сомневаться в данном заключении экспертизы, и осужденной Р., вопреки доводам жалоб, обоснованно было назначено принудительное лечение от алкоголизма.

Наказание осужденным А. и Р. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих обстоятельств, а также данных о личности, в том числе и тех, которые перечислены в кассационных жалобах, поэтому, и в этой части доводы жалоб осужденных А. и Р. о чрезмерно строгом наказании являются не состоятельными.

Оснований для отмены и изменения приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 4 ноября 2002 года в отношении А. и Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"