||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2003 года

 

Дело N 47-о02-109

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Талдыкиной Т.Т.

судей Яковлева В.К., Давыдова В.А.

рассмотрела в судебном заседании от 21 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденного П. и защитников Лаштабо Ю.В., Белоконя В.И. на приговор суда Оренбургского областного суда 4 сентября 2002 года, которым

П., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснение осужденного П. и его защитника Белоконя В.И., поддержавших доводы своих жалоб и просивших об отмене приговора с прекращением дела, мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. признан виновным в умышленном причинении смерти двум лицам: своей жене П.А., 1956 года рождения, и малолетнему сыну П.И., 31 июля 1989 года рождения, заведомо находящегося в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 15 декабря 2001 года в пос. Троицкий Дзержинского района гор. Оренбурга при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании П. вину не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный П. в основной и дополнительной жалобах просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, при этом ссылается на то, что дело рассмотрено судом неполно, вывод суда о доказанности его вины не соответствует фактическим обстоятельствам. Утверждает, что потерпевших не убивал, на предварительном следствии в заявлении на имя прокурора оговорил себя в результате применения недозволенных методов ведения следствия, под диктовку работников милиции. Содержание этого заявления не соответствует материалам дела. Суд рассмотрел дело необъективно, мотив преступления не установил. В основу приговора суд положил также показания допрошенных в качестве свидетелей работников милиции, которые сами применяли к нему недозволенные методы ведения следствия, не приводя в приговоре мотивов, почему эти показания признал правдивыми, а другие доказательства, в том числе показания свидетелей, подтверждавших его невиновность, отверг как недостоверные. Утверждает, что его жену и сына убили другие лица и они же похитили из дома деньги, но следственными органами и судом версия о совершении преступления другими лицами не проверена, пропавшие из дома деньги не найдены, не дана оценка обнаруженным следам ног, которые вели через двор в степь, куда привела и служебно-розыскная собака. Суд неправильно указал, что он находился в состоянии алкогольного опьянения, хотя свидетели Д., К.Л. подтвердили, что он был трезвый. Кровь потерпевших обнаружена только на рубашке и брюках, находившихся дома, а на одежде, в которой он был в момент обнаружения трупов жены и сына, следов крови не обнаружено. На ноже также не обнаружены отпечатки пальцев его рук. Обнаруженные в руке потерпевших волосы не человеческие, экспертиза в судебном заседании по волосам проведена с нарушением процессуальных норм. Выводы судебно-психологической экспертизы изложены неточно, с искажениями.

- адвокат Лаштабо Ю.В. просит приговор в отношении осужденного П. отменить, дело прекратить, при этом ссылается на то, что вывод суда о доказанности его вины в совершении убийства своей жены и сына не соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан лишь на заявлении самого осужденного в процессе предварительного следствия на имя прокурора района и на показаниях допрошенных в качестве свидетелей сотрудников милиции, которые сами применяли к П. недозволенные методы ведения следствия. Указывает, что дело рассмотрено судом необъективно, имеющимся в показаниях свидетелей противоречиям надлежащей оценки не дал, в приговоре не указал, почему одни доказательства по делу признал правдивыми, а другие отверг как недостоверные. Указывает, что следственными органами и судом не установлен мотив и умысел осужденного на убийство потерпевших, также не установлено время причинения потерпевшим смерти. В приговоре указано, что потерпевшие были убиты в 17 час. 30 минут, но П. не мог в это время совершить это преступление, так как он приехал в 17 часов, а через 15 минут уже прибежал к свидетелю Д. за помощью. Полагает, что за это время П. не мог совершить преступление. Считает, что следственными органами изъяты не те брюки, которые были на осужденном.

- в дополнительной жалобе адвокат Белоконь В.И. также ставит вопрос об отмене приговора в отношении осужденного П. и прекращении дела, при этом ссылается на то, что приговор основан на доказательствах, полученных с нарушением процессуальных норм, и выводы суда о доказанности вины осужденного в причинении смерти своей жене и сыну не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что в заявлении в адрес прокуроры и при допросе в качестве подозреваемого П. оговорил себя под воздействием работников милиции. Эти показания осужденного не подтверждены другими доказательствами, но суд необоснованно положил их в основу приговора, так же, как и показания допрошенных в качестве свидетелей сотрудников милиции, которые сами применяли в отношении осужденного недозволенные методы ведения следствия. Судом не дана надлежащая оценка допущенным на предварительном следствии нарушениям процессуальных норм. Место преступления осматривалось дважды и сведения в этих протоколах осмотров места преступления противоречивые, при этом участвовал судебно-медицинский эксперт вместо предусмотренного врача-специалиста, при этом осмотр трупов потерпевших произведен ненадлежащим образом. Факт изъятия одежды осужденного вызывает сомнение, в протоколе осмотра места преступления указано, что участвовали прокурор района и начальник РОВД, но их фамилии не указаны и в конце протокола отсутствуют их подписи. При изъятии ножа не указаны его размеры, сведений о том, что пакет опечатан, так же, как и на пакете с изъятыми из руки трупа волосами, не имеется. Вещественные доказательства были обнаружены только при повторном осмотре места преступления, при проведении по делу многочисленных экспертиз не были разъяснены экспертам их права и обязанности, поэтому считает, что все следственные действия на предварительном следствии, также экспертизы проведены с нарушениями процессуальных норм и следовало исключить их из числа доказательств. Утверждает, что потерпевшие были убиты другими неустановленными лицами, что подтверждается тем, что из дома похищена крупная сумма денег, а служебная собака по следу вывела со двора в степь, в сторону дороги, а на находившегося рядом с домом осужденного не прореагировала.

В возражениях государственный обвинитель Панихидина Н.С. указывает о несогласии с доводами кассационных жалоб и просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения, при этом ссылается на то, что дело рассмотрено судом объективно и вина осужденного доказана исследованными по делу доказательствами.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ, в обвинительном приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, а имеющиеся противоречия выяснены и устранены. Признание подсудимым своей вины должно быть подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств.

Однако по настоящему делу указанные требования закона не были выполнены и приговор постановлен на неполно проверенных обстоятельствах дела.

В обоснование вины П. в убийстве своей жены П.А. и малолетнего сына П.И. суд сослался на заявление самого осужденного в процессе предварительного на имя прокурора, показания свидетелей К.Л., Е., также показания допрошенных в качестве свидетелей работников милиции П.Н., З., заключения судебно-медицинских, также судебно-биологической экспертиз, протоколы осмотра места происшествия и проверки показаний на месте.

Однако анализ этих доказательств в их совокупности свидетельствует о том, что они нуждаются в дополнительной проверке.

Придя к выводу о доказанности вины П. в убийстве своей жены и малолетнего сына, суд указал, что указанное преступление совершено им около 17 час. 30 минут 15 декабря 2001 года.

Вместе с тем, П. утверждал, что он 15 декабря 2001 года приехал на рейсовом автобусе из г. Оренбурга в с. Троицкое в 16 час. 55 минут или в 17 час. 05 минут, в доме обнаружил свою жену и сына без признаков жизни, и сразу пошел к соседям за помощью.

Из показания свидетеля Е. видно, что 14 декабря 2001 года она вместе с П. находилась в паспортном столе в г. Оренбурге и обратно он уехал 15 декабря 2001 года и что автобус приезжает в село Троицкое в 16 час. 50 минут или в 17 часов 00 минут, а из показания свидетеля К.Л. видно, что П. прибежал к ней с просьбой о помощи в восемнадцатом часу и она посоветовала ему обратиться к Д.

Свидетель Д. подтвердила, что рейсовый автобус в с. Троицкое приезжает обычно в 17 часов 00 минут и что П. к ней прибежал за помощью около 17 час. 15 минут (л.д. 331, протокол судебного заседания л.д. 41).

А из показания допрошенной в качестве свидетеля медицинского фельдшера К.Т. видно, что П. прибежал в медпункт около 17 час. 30 минут и сообщил, что его жену и сына зарезали, просил помочь им.

При таких обстоятельствах, с учетом показаний указанных свидетелей, следовало проверить, во сколько 15 декабря 2001 года прибыл автобус из г. Оренбурга в с. Троицкое и действительно ли П. приехал на этом автобусе.

Следовало проверить также расстояние между домом П. и автобусной остановкой и с учетом времени, необходимого для прохождения этого расстояния, и времени, когда П. обратился за помощью к вышеуказанным свидетелям, дать оценку показаниям, данным П. на предварительном следствии и в судебном заседании.

Судом установлено и в приговоре указано, что П. совершил убийство жены и сына в ходе возникшей ссоры с женой и сыном, но при этом не учтены и не оценены показания свидетелей П.Т. - дочери, П.Н. - отца, также С., Л., П. и других свидетелей, утверждавших, что между осужденным и потерпевшими никаких неприязненных отношений не имелось.

Как на одно из основных доказательств вины П. суд сослался в приговоре на написанное им на предварительном следствии собственноручно заявление на имя прокурора района, из которого видно, что он приехал из г. Оренбурга домой, минут 5-7 не мог попасть домой, стучал, затем поскандалил со своей женой и сыном из личных неприязненных отношений и убил их, нанося удары ножом.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено, что смерть потерпевших П.А. и П.И. наступила от колото-резаных ранений, причиненных колюще-режущим орудием, а П.И. также от тупых вдавленных переломов костей черепа, причинение которых обнаруженным при осмотре места происшествия молотком не исключается.

Однако в заявлении П. на имя прокурора не указано о нанесении ударов молотком. Хотя из показаний допрошенных в качестве свидетелей работников милиции П.Н. и З. следует, что П. добровольно написал указанное заявление. В то же время из их показаний также усматривается, что П. не говорил им о нанесении ударов молотком, но судом этим обстоятельствам надлежащая оценка не дана, также и тому, что кроме заявления на имя прокурора, в котором он признавал вину, П. был допрошен в качестве подозреваемого, однако судом протокол допроса П. в качестве подозреваемого не исследовался и в приговоре ему никакой оценки не дана.

Из дела видно, что место преступления осматривался дважды. При этом из первого протокола осмотра места преступления усматривается, что рядом со шкафом лежит выброшенное с полок белье, что видно также из приобщенных к протоколу фотографий, а из второго протокола осмотра места преступления видно, что в обоих шифоньерах, расположенных в зале общий порядок не нарушен, створки шифоньеров находятся в состоянии закрыто, но имеющиеся в этих протоколах разногласиям судом не выяснялись и надлежащая оценка им не дана.

Между тем П. утверждает, что из дома пропала крупная сумма денег и он полагает, что его жена и сын были убиты другими лицами, которые похитили эти деньги.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что изъяты "фрагмент линолеума с фрагментом следа обуви и дактопленка с фрагментом отпечатка пальца, однако в материалах уголовного дела отсутствуют сведения о том, что по изъятым следам проводилась экспертиза.

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы на ноже, молотке, также на одежде осужденного П. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от обоих потерпевших. При этом судом не выяснено, когда был изъят свитер осужденного, следовало также уточнить, с учетом показаний свидетелей, в какой одежде П. находился в г. Оренбурге, в той одежде, в которой был при задержании, или в одежде, на которой обнаружена кровь потерпевших.

Следует также выяснить, почему из сообщения директора МУ "Номед-Медицина" следует, что у потерпевшей П.А., когда она находилась в родильном доме N 2 гор. Актюбинска Республики Казахстан, была определена другая группа крови, отличающаяся от крови, обнаруженной на одежде осужденного, и дать этому обстоятельству надлежащую оценку.

При установленных обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о бесспорном установлении вины П. в совершении преступления и считает, что такой вывод сделан судом на основании неполно исследованных обстоятельствах дела, т.е. преждевременно.

С учетом изложенного, Судебная коллегия находит, что допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, является существенным, а потому приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду надлежит всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, в том числе приведенные в жалобах доводы, и в зависимости от полученных данных решить вопрос о виновности или невиновности П. по предъявленному ему обвинению в установленном законом порядке.

Для изменения меры пресечения П. Судебная коллегия оснований не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 4 сентября 2002 года в отношении П. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения П. оставить без изменения - содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"