||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2003 года

 

Дело N 44-о02-176

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Червоткина А.С., Колышкина В.И.

с участием переводчика Хантемировой К.З.

рассмотрела кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката Чашниковой Н.Г. на приговор Пермского областного суда от 25 сентября 2002 года, которым

Ф., <...>, судимый 09.07.1997 по ст. ст. 208 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 20.03.2000 по отбытии наказания, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ на шестнадцать лет;

ст. 119 УК РФ на один год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Ф. назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с применением на основании ст. 99 ч. 2 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения от алкоголизма у психиатра.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., объяснения осужденного Ф., подтвердившего доводы своих жалоб, мнение прокурора Мурдалова Т.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ф. признан виновным в совершении убийства своей сожительницы К., заведомо для него находящейся в состоянии беременности, с особой жестокостью, а также угрозы убийством Т.

Преступления совершены в ночь на 11 мая 2000 года в г. Гремячинске Пермской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Ф. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ф. просит приговор отменить, указывая на то, что умысла на убийство своей сожительницы он не имел, в ссоре ударил ее только один раз по лицу, ударов ножом и другими предметами не наносил, убийством Т. не угрожал. Показания в ходе предварительного следствия дал под давлением работников милиции. Считает, что свидетели Тар. и Н. дали по делу противоречивые показания, оговаривают его, так как они не могли видеть его действия, о которых дают показания, что можно было установить при проведении следственного эксперимента. Указывает, что суд, в нарушение его прав допустил к участию в судебном заседании переводчика, который не принимал участия на стадии предварительного следствия и не владел в должной степени татарским языком.

Адвокат Чашникова Н.Г. в кассационной жалобе просит приговор отменить, указывая на то, что материалами дела не доказана виновность Ф. Очевидцев нанесения им удара ножом в живот потерпевшей, от которого она скончалась, не было, заключение биологической экспертизы носит предположительный характер. Не доказана и угроза убийством Тар., поскольку из показания свидетеля Н. следует, что она прятала ножи от Ф. Суд не учел также факта аморального поведения потерпевшей, а также того, что Ф. страдает эпилепсией.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия оснований для удовлетворения жалоб не находит.

Виновность Ф. в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Ф. в судебном заседании не отрицал, что в ходе ссоры у себя дома ударил по лицу К.

В ходе предварительного следствия он показывал, что он в ссоре подверг избиению К., наносил ей множественные удары, в том числе ногами по телу, ножом по лицу и по руке, кирпичом по спине. Доводы осужденного о даче им этих показаний под влиянием незаконных методов ведения следствия тщательно проверялись в судебном заседании и были обоснованно отвергнуты по причинам, изложенным в приговоре. Эти показания получены на допросах проводившихся в соответствии с действующим на тот момент уголовно-процессуальным законом, признаны достоверными, подтверждены совокупностью других доказательств.

Из показаний потерпевшей Т. и свидетеля Н. следует, что в течение ночи на 11 мая 2002 года, а также утром следующего дня Ф. избивал К., наносил множественные удары, в том числе ножом, обухом топора, металлическим совком. Потерпевший Т-в также показал, что через стену слышал крики К., а утром видел порезы у нее на руке.

Потерпевшая Т., кроме того, показала, что она пыталась заступиться за К., но Ф. замахнулся на нее ножом. Эти ее показания подтвердила свидетель Н. Восприняв это как реальную угрозу для ее жизни, Т. не вмешивалась в происходящее.

Из показаний потерпевших Т. и Т-ва, свидетеля Н., то есть всех лиц, находившихся в доме Ф., следует, что именно он подвергал избиению К., заведомо для него находившуюся в состоянии беременности, в том числе наносил удары ножом. Причинение ранений, повлекших смерть потерпевшей кем-либо другим, кроме Ф., исключается.

Считать показания указанных лиц оговором Ф. или не доверять им по другим причинам не имеется оснований.

Они подтверждены протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого в доме Ф. был обнаружен труп потерпевшей, а также следы, крови на полу, постели, на ноже и совке, которая по заключению биологической экспертизы может принадлежать потерпевшей (т. 1 л.д. 5 - 14, 88 - 93, 101 - 104).

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть К. наступила в результате колото-резаного ранения в области живота с повреждением внутренних органов. Всего потерпевшей было причинено не менее 14 ударов колюще-режущего предмета типа ножа и не менее 14 ударов тупыми предметами. У нее была беременность сроком до 8 месяцев (т. 1 л.д. 43 - 45)

Количество и локализация причиненных ранений, продолжительность времени их нанесения, орудие преступления и другие обстоятельства совершения преступления с очевидностью свидетельствуют о наличии у Ф. умысла на лишение жизни потерпевшей с особой жестокостью.

Судом дана надлежащая оценка совокупности имеющихся по делу доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности Ф., действиям которого дана правильная правовая оценка.

Судом проверялось психическое состояние Ф. в момент совершения преступления.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в ходе предварительного следствия, Б. является вменяемым.

Доводы Ф. о нарушении его права пользоваться услугами переводчика опровергаются материалами дела.

В судебном заседании Ф. заявлял ходатайство о вызове для участия в судебном заседании переводчика М., участвовавшего в деле на стадии предварительного следствия, мотивируя свое ходатайство тем, что этот переводчик хорошо знает материалы дела. Претензии по поводу компетентности приглашенной в суд в качестве переводчика Н.Л. Ф. не высказывал, отвода ей участники процесса не заявляли.

При таких обстоятельствах суд вынес обоснованное и мотивированное определение о допуске к участию в судебное заседание переводчика Н.Л.

Наказание осужденному Ф. назначено в соответствии с законом, соразмерное содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, в том числе совершение преступления при особо опасном рецидиве преступлений. Поэтому оснований для снижения назначенного Ф. наказания не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 25 сентября 2002 г. в отношении Ф. оставить без изменения, а его и адвоката Чашниковой Н.Г. кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"