||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

21 февраля 2003 года

 

Дело N 49-Г03-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                         Беспаловой З.Д.,

                                                    Потапенко С.В.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению заместителя прокурора Республики Башкортостан о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений Закона Республики Башкортостан от 14.01.97 "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" в редакции Закона от 23.06.00, 06.03.01 по кассационным жалобам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Конституционного Суда Республики Башкортостан на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 ноября 2002 г., которым постановлено:

заявление заместителя прокурора Республики Башкортостан удовлетворить частично, признать противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения в законную силу: пункты "в" и "г" части 1 пункта 2, пункты 3, 4, 5, 6 статьи 3 пункт 2 статьи 8, подпункты "а", "б", "в", "г", "д", "е" пункта 2 статьи 37, подпункт "в" пункта 1 статьи 39, подпункты "в", "г" пункта 1 статьи 54, главы 10, 11, 12, 16, 17, 18; пункт 1 статьи 3, в части нормы о верховенстве и непосредственном действии Конституции Республики Башкортостан на всей ее территории по полномочиям Республики Башкортостан по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Башкортостан; статью 69 в части установления в качестве оснований к прекращению производства по делу случаев, когда будет установлено, что вопрос, разрешаемый договором между органами государственной власти или договором Республики Башкортостан в области международной деятельности, конституционность которых предлагается проверить, не получил разрешения в Конституции Республики Башкортостан или по своему характеру и значению не относится к числу конституционных либо установления в надлежащем порядке отсутствия действия или решения, конституционность которого подлежала проверке;

пункт 3 статьи 73 в части установления порядка принятия решений по делам о проверке соответствия Конституции Республики Башкортостан договоров Республики Башкортостан в области международной деятельности, договоров между органами государственной власти Российской Федерации и Республики Башкортостан, договоров Республики Башкортостан с субъектами Российской Федерации, а также принятия решений по спорам о компетенции;

пункт 4 статьи 73 в части установления порядка принятия решений о наличии оснований для отрешения Президента Республики Башкортостан от должности;

пункт 3 статьи 79 в части определения юридической силы решений Конституционного Суда Республики Башкортостан по делам о признании не соответствующими Конституции Республики Башкортостан договоров Республики Башкортостан в области международной деятельности; главу 15 в части норм о полномочиях Конституционного Суда РБ по толкованию Договора Российской Федерации и Республики Башкортостан от 03.08.94.

В удовлетворении требований заместителя прокурора Республики Башкортостан о признании противоречащей федеральному законодательству, не действующей и не подлежащей применению статьи 2 Закона Республики Башкортостан "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" в части установления исчерпывающего перечня нормативных правовых актов, определяющих правовое положение, порядок организации и деятельности Конституционного Суда Республики Башкортостан отказано;

по кассационной жалобе Конституционного Суда Республики Башкортостан на дополнительное решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 декабря 2002 г., которым постановлено: признать противоречащей федеральному законодательству, недействующей и не подлежащей применению со дня вступления решения в законную силу главу 2 Закона РБ "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" в части урегулирования в полном объеме статуса судей Конституционного Суда Республики Башкортостан, за исключением регулирования порядка назначения на должность председателей, заместителей председателей Конституционного Суда РБ, порядка наделения полномочиями председателей, заместителей председателя, других судей, срока полномочий судей, порядка подписания и выдачи удостоверений судей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Беспаловой З.Д., объяснения представителя Президента Республики Башкортостан Т., поддержавшего доводы кассационных жалоб, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей решения оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

заместитель прокурора Республики Башкортостан обратился в суд с заявлением, в котором просил признать отдельные положения Закона Республики Башкортостан "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" от 14.01.97 в редакции Законов от 23.06.00, 06.03.01 (далее - Закон РБ) противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению, а именно: пункты "в" и "г" части 1 пункта 2, пункты 3, 4, 5, 6 статьи 3, подпункты "а", "б", "в", "г", "д", "е" пункта 2 статьи 37, подпункт "в" пункта 1 статьи 39, подпункты "в", "г", "д" пункта 1 статьи 54, главы 10, 11, 12, 15, 16, 17, 18;

статью 2 Закона Республики Башкортостан "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" в части установления исчерпывающего перечня нормативно-правовых актов, определяющих правовое положение, порядок организации и деятельности Конституционного Суда Республики Башкортостан;

статью 69 Закона Республики Башкортостан в части установления в качестве оснований к прекращению производства по делу в случае, если будет установлено, что вопрос, разрешаемый договором между органами государственной власти или договором Республики Башкортостан в области международной деятельности, конституционность которых предлагается проверить, не получил разрешения в Конституции Республики Башкортостан или по своему характеру и значению не относится к числу конституционных либо установления надлежащем порядке отсутствия действия или решения, конституционность которого подлежала проверке, поскольку данные вопросы не относятся к компетенции Конституционного Суда Республики Башкортостан;

пункт 3 статьи 73 Закона Республики Башкортостан в части установления порядка принятия решений по делам о проверке соответствия Конституции Республики Башкортостан договоров Республики Башкортостан в области международной деятельности, договоров между органами государственной власти Российской Федерации и Республики Башкортостан, договоров Республики Башкортостан с субъектами Российской Федерации, а также принятия решений по спорам о компетенции Конституционного Суда Республики Башкортостан;

пункта 4 статьи 73 Закона Республики Башкортостан в части установления порядка принятия решений о наличии оснований для отрешения Президента Республики Башкортостан от должности, поскольку данный вопрос не входит в компетенцию Конституционного Суда Республики Башкортостан;

пункт 3 статьи 79 Закона Республики Башкортостан в части определения юридической силы решений Конституционного Суда Республики Башкортостан по делам о признании не соответствующими Конституции Республики Башкортостан в области международной деятельности;

главу 15 Закона Республики Башкортостан в части норм о полномочиях Конституционного Суда РБ по толкованию Договора Российской Федерации и Республики Башкортостан от 03.08.94, поскольку данный вопрос не входит в компетенцию Конституционного Суда РБ;

По мнению прокурора, в нарушение требований ст. 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе в Российской Федерации" от 23.10.96 в редакции Федерального конституционного закона от 15.12.01 N 5-ФКЗ, предусматривающей создание конституционных (уставных) судов субъектами Российской Федерации и устанавливающей исчерпывающий перечень полномочий этих судов, указанными нормами оспариваемого Закона были расширены полномочия Конституционного Суда РБ.

Далее прокурором указывается, что в нарушение требований ст. 12 Федерального конституционного закона "О судебной системе в Российской Федерации" и ст. 2 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации", устанавливающих единый статус судей и определяющих их различие только по полномочиям и компетенции, п. 2 ст. 8 Закона РБ статус судьи Конституционного Суда РБ определил Законом РБ "О статусе судей в Республике Башкортостан".

Пункт 1 статьи 3 Закона Республики Башкортостан "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" в части обеспечения полномочиями Конституционного Суда РБ верховенства и непосредственного действия Конституции Республики Башкортостан на всей ее территории по полномочиям РБ по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Башкортостан прокурор считает не соответствующим п. 1 ст. 12 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" от 24.06.99.

Противоречащей Закону РФ "О статусе судей в Российской Федерации" прокурор считает главу 2 Закона Республики Башкортостан в части урегулирования в полном объеме статуса судей Конституционного Суда Республики Башкортостан, за исключением регулирования порядка назначения на должность председателей, заместителей председателей Конституционного Суда РБ, порядка наделения полномочиями председателей, заместителей председателей, других судей, срока полномочий судей, порядка подписания и выдачи удостоверений судей;

В судебном заседании прокурор поддержал заявленные требования, уточнив, что п. 4 ст. 3 Закона РБ подлежит признанию противоречащим федеральному законодательству только в части толкования Договора Российской Федерации и Республики Башкортостан от 03.08.1994 "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти РБ", в части общеобязательного толкования Конституционным Судом РБ Конституции РБ из требования исключил. Кроме этого, исключил из своих требований признание противоречащими федеральному законодательству ст. ст. 10, 11, 13 главы 2 Закона, устанавливающих порядок избрания на должность судей Конституционного Суда РБ, принесения присяги, срок полномочий судей Конституционного Суда РБ, главу XV Закона РБ в части норм о полномочиях Конституционного Суда РБ по толкованию договора РФ и РБ от 03.08.1994, поскольку данный вопрос не входит в компетенцию Конституционного Суда РБ.

Представители Президента РБ, Государственного Собрания РБ и Конституционного Суда РБ требования прокурора не признали.

По делу постановлены приведенные выше решения.

Представители Государственного Собрания РБ и Конституционного Суда РБ в кассационных жалобах просят решения отменить и направить дело на новое рассмотрение. Полагают, что суд неправильно применил материальный закон, допустил существенные нарушения норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим оставлению без изменения.

Согласно п. п. "г" и "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации судоустройство, установление системы федеральных органов судебной власти, порядка их организации и деятельности отнесено к ведению Российской Федерации.

Статьями 2, 4 Федерального конституционного закона РФ "О судебной системе в Российской Федерации" от 31.12.96 N 1-ФКЗ, в редакции Федерального конституционного закона от 15.12.2001 N 5-ФКЗ предусмотрено, что судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом.

В Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи Российской Федерации, составляющие единую судебную систему Российской Федерации.

Компетенция конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации определена ст. 27 названного Федерального конституционного закона, согласно которой конституционный (уставной) суд может создаваться субъектом РФ для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ конституции (уставу) субъекта РФ, а также для толкования конституции (устава) субъекта РФ.

Установление субъектом РФ права иной компетенции Конституционного (уставного) суда субъекта федеральным законодательством не предусмотрено.

Рассматривая заявление прокурора, суд правильно руководствовался ст. 27 ФКЗ "О судебной системе в Российской Федерации", правомерно исходил из того, что данной статьей предусмотрен исчерпывающий перечень вопросов, отнесенных к компетенции Конституционного суда субъекта РФ, и обоснованно пришел к выводу, что пп. "в" и "г" части 1 пункта 2 статьи 3, касающиеся компетенции Конституционного Суда Республики Башкортостан по разрешению дел о соответствии Конституции Республики Башкортостан договорам Республики Башкортостан в области международной деятельности, договорам между органами государственной власти Республики Башкортостан и органами государственной власти Российской Федерации, другими субъектами Российской Федерации; п. п. 3, 4 ст. 3, касающиеся полномочий Конституционного Суда Республики Башкортостан по разрешению споров о компетенции между органами государственной власти Республики Башкортостан, между органами государственной власти и органами местного самоуправления, по участию, в установленном порядке, в согласительных процедурах по разрешению споров о компетенции между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан, а также по общеобязательному толкованию Конституции Республики Башкортостан и Договора Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан"; п. п. 5, 6 ст. 3, устанавливающие право Конституционного Суд Республики Башкортостан на дачу заключения о соответствии Конституции Республики Башкортостан законов, иных нормативных правовых актов органов государственной власти Российской Федерации, принятых по предметам ведения Республики Башкортостан и полномочиям Республики Башкортостан по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Башкортостан, действий и решений Президента Республики Башкортостан, иных высших должностных лиц Республики Башкортостан, а также об утрате, в том числе временной, Президентом Республики Башкортостан способности исполнять свои обязанности, а также право на решение вопросов о конституционности деятельности политических партий, ограничении их деятельности, запрещении и роспуске, на осуществление иных полномочий, предоставляемых ему Конституцией Республики Башкортостан, Законом РБ "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" и другими законами Республики Башкортостан; подпункты "а", "б", "в", "г", "д", "е" пункта 2 статьи 37, устанавливающие поводы и основания к рассмотрению дела в Конституционном Суде Республики Башкортостан, подпункт "в" пункта 1 статьи 39, устанавливающий перечень документов, прилагаемых к обращению подпункты "в", "г", "д" пункта 1 статьи 54 устанавливающие, кто может быть стороной по делу, статья 69, пункты 3, 4 статьи 73, пункт 3 статьи 79, регулирующие порядок принятия решения, главы 10, 11, 12, 16, 17, 18, 15 в части, устанавливающей компетенцию Конституционного Суда РБ по толкованию Договора от 03.08.94, не отнесены к компетенции Конституционного Суда Республики Башкортостан и обоснованно признал указанные нормы Закона Республики Башкортостан "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению.

Вывод суда о противоречии федеральному законодательству норм оспариваемого Закона, касающихся разрешению дел по договорам органов государственной власти Республики Башкортостан и органов государственной власти Российской Федерации, другими субъектами Российской Федерации, по разрешению споров о компетенции между органами государственной власти РБ, между этими органами и органами местного самоуправления согласуется с Законом РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", которым установлена компетенция органов местного самоуправления, а также Федеральным законом от 06.10.99 "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" предусматривающим, что полномочия государственной власти субъекта РФ устанавливаются Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта РФ и могут быть изменены только путем внесения соответствующих поправок в Конституцию Российской Федерации и (или) пересмотра ее полномочий, путем принятия новых федеральных законов, конституции (устава) и законов субъекта РФ либо путем внесения соответствующих изменений и (или) дополнений в указанные действующие акты.

Кроме того, согласно подпункту "в" пункта 1 части 1 ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" споры о компетенции между высшими государственными органами субъектов РФ рассматриваются Конституционным Судом Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 3 Закона РБ "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" установлены полномочия Конституционного Суда РБ по обеспечению верховенства и непосредственного действия Конституции РБ на всей ее территории по полномочиям Республики Башкортостан по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Башкортостан.

Судом правильно указано, что в силу ст. 73 Конституции Российской Федерации и в соответствии с п. 1 ст. 3 ФЗ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации" субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти только вне пределов ведения Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

Согласно п. 1 ст. 12 ФЗ от 24.06.99 "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" по вопросам, отнесенным ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, издаются федеральные законы, определяющие основы (общие принципы) правового регулирования, включая принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а также федеральные законы, направленные на реализацию полномочий федеральных органов государственной власти.

С учетом изложенного суд обоснованно признал п. 1 ст. 3 противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению.

Пунктом 2 статьи 8 оспариваемого Закона предусмотрено, что статус судьи Конституционного Суда Республики Башкортостан определяется Законом Республики Башкортостан "О статусе судей в Республике Башкортостан" с учетом особенностей, установленных оспариваемым Законом.

Судом правильно сделан вывод о противоречии этой нормы ст. 12 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" и ч. 1 ст. 2 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации", согласно которым все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом, особенности правового положения отдельных категорий судей определяются федеральными законами, а в случаях, ими предусмотренных, также законами субъектов Российской Федерации.

В соответствии с Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации" законами субъектов РФ могут быть определены следующие особенности правового положения судей Конституционных судов субъектов РФ: порядок назначения на должность председателей, заместителей председателей названных судов, срок полномочий судей, порядок подписания и выдачи удостоверений. Согласно Федеральному конституционному закону "О судебной системе в Российской Федерации" федеральными законами и законами субъектов РФ устанавливается порядок наделения полномочиями председателей, их заместителей, других судей Конституционных судов субъектов РФ.

Между тем главой 2 оспариваемого Закона урегулирован статус судей Конституционного Суда Республики Башкортостан в полном объеме, а поэтому суд обоснованно признал противоречащей данную норму федеральному законодательству, за исключением ее положений о порядке назначения на должность председателя Конституционного Суда РБ, его заместителей, о сроке полномочий судей, о порядке подписания и выдачи удостоверений.

Исходя из изложенного, нельзя признать обоснованными доводы кассационной жалобы Государственного Собрания Республики Башкортостан о том, что Конституционный Суд субъекта Российской Федерации не относится к федеральным судам и субъект Федерации вправе осуществлять в полном объеме собственное правовое регулирование вопросов полномочий, порядка организации и деятельности, а также регулировать статус судей указанного суда.

Другие доводы кассационных жалоб не могут служить основанием к отмене решения суда, так как не может быть отменено правильное по существу решение суда по одним лишь формальным соображениям.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решения Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 ноября 2002 г. и от 25 декабря 2002 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Конституционного Суда Республики Башкортостан и Государственного Собрания Республики Башкортостан - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"