||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2003 г. N 67-о02-71

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Бризицкого А.М.,

судей Саввича Ю.В., Ермолаевой Т.А.

рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2003 года кассационные жалобы адвокатов Зимина Н.Ф., Абайдулиной А.А., осужденных П., П.А. на приговор Новосибирского областного суда от 24 мая 2002 года, которым

П., <...>, судимый 30 сентября 1998 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденный от наказания 1 ноября 2000 года условно-досрочно на 6 месяцев 16 дней,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - к 16 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначено 18 (восемнадцать) лет лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

П.А., <...>, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначено 16 (шестнадцать) лет лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, не судимый

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ К. оправдан за недоказанностью.

В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ к П. применена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра по поводу хронического алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего судебное решение оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

П. и П.А. осуждены за разбой - нападение на Л. в целях хищения его имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а П. также по квалифицирующему признаку совершения преступления лицом, ранее дважды судимым за хищение.

П., П.А. и К. осуждены за умышленное убийство Л., группой лиц, П. и П.А. также по квалифицирующему признаку совершения преступления, сопряженного с разбоем.

Преступление совершено 14 ноября 2001 года в г. Новосибирске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П. вину не признал, К. признал частично, П.А. признал полностью.

В кассационной жалобе адвокат Зимин Н.Ф. ставит вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении К. Считает, что на предварительном следствии существенно нарушен уголовно-процессуальный закон и право на защиту осужденного: с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов обвиняемый и защитник ознакомлены при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР, при проведении судебно-психиатрической экспертизы не исследован вопрос о действиях К. под психическим принуждением других осужденных, текст обвинения не соответствует требованиям ст. 144 УПК РСФСР. По мнению адвоката, вывод суда о том, что именно действиями К. причинена смерть потерпевшему не доказан, так как он наносил удар не в левую, а в правую часть шеи. При назначении наказания суд не учел смягчающие обстоятельства и личность К., назначив чрезмерно суровое наказание.

В кассационной жалобе адвокат Абайдулина А.А. просит отменить приговор в отношении П. и дело направить на новое рассмотрение.

Исходя из показаний П. в судебном заседании о неучастии в лишении жизни потерпевшего, считает неправильной квалификацию его действий, предлагает их переквалифицировать на ст. ст. 125, 175 ч. 2 п. "в" УК РФ. Назначенное наказание считает излишне суровым, назначенным без учета личности осужденного, поведения во время совершения преступления и смягчающих обстоятельств.

В основной кассационной жалобе осужденный П. просит о смягчении приговора и вида режима отбывания наказания, сообщает, что убийства потерпевшего не совершал, просит учесть его возраст и частичное признание вины.

В дополнительных кассационных жалобах П. считает свое участие в убийстве потерпевшего недоказанным, просит о переквалификации своих действий на ст. ст. 125, 175 ч. 2 п. "в" УК РФ. Сообщает, что убийства и разбойного нападения не совершал, находился дома, только продал похищенные вещи и не оказал медицинскую помощь потерпевшему. На его одежде не обнаружено крови, а на орудиях убийства его отпечатков пальцев. К. и П.А. его оговорили, о чем сговаривались в изъятых записках, считает назначенное наказание излишне суровым. Оспаривает также назначение принудительного лечения от алкоголизма.

В кассационных жалобах, основной и дополнительных, осужденный П.А. высказывает несогласие с осуждением за разбой, сообщает, что завладел имуществом потерпевшего беспрепятственно, не применяя к нему насилия, так как тот был в сильной степени алкогольного опьянения. Суд необоснованно признал его виновным в убийстве потерпевшего, хотя он порезал ему горло один раз, этот порез был не смертельным. Считает назначенное наказание излишне суровым, назначенным без учета его личности и семейного положения, раскаяния в содеянном. С поданными адвокатами Зиминым и Абайдулиной жалобами не согласен, давления на К. не оказывалось, потерпевший мог умереть как от его действий, так и от действий К.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Л.В. считает, что к осужденным должно быть применено суровое наказание за убийство ее сына.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

К выводу о виновности в совершении преступных действий, суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Показаниями П. на предварительном следствии установлено, что находившегося в нетрезвом состоянии Л. вывели из квартиры Б. он, П.А. и К. П., одел на себя кожаную меховую куртку Л., которую решил оставить себе. Выходя из квартиры, он взял в кухне нож, чтобы убить Л. Убить хотел для того, чтобы оставить себе куртку. На территории детского сада, куда привели пострадавшего, он нанес Л. удар ножом. Позднее, взяв в квартире молоток, все трое вновь возвращались к Л.

Эти показания соответствуют собственноручно изложенным в документе именуемым "явкой с повинной", дополненных содержанием о том, что он нанес несколько ударов ножом в шею пострадавшего, а также о том, что П.А. наносил Л. удары ножом и молотком; соответствуют протоколу осмотра места происшествия в ходе которого на территории детского сада N 360 был обнаружен труп мужчины с ранениями шеи и головы; соответствуют акту судебно-медицинской экспертизы трупа Л. о наличии, характере и механизме образования телесных повреждений, а также не противоречат соответствующим друг другу показаниям подсудимых П.А. и К. и подтверждаются другими имеющимися в деле доказательствами.

Показаниями осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании, в части признанной судом достоверными и допустимыми установлено, что после распития спиртного потерпевший уснул на полу. П.А., снял с его руки часы, передал их П., затем тот взял куртку потерпевшего и одел ее на себя. Далее П. и П.А. с помощью К. вывели Л. из квартиры и отвели на территорию детского сада. Находясь там П. и П.А. решили убить Л. С этой целью, имевшимся при них ножом, П. нанес Л. не менее двух ударов в область лица и шею, а П.А. нанес удар ножом в область груди пострадавшего. Затем все вернулись и продолжили употребление спиртных напитков. Через некоторое время, решив, что Л. может оказаться живым, все трое вернулись на территорию детского сада. Обнаружив, что пострадавший еще жив, П. и П.А. стали умышленно наносить Л. удары ножом. П. нанес не менее двух ударов Л. в шею и левую кисть, П.А. нанес удар ножом в шею, а К., нанес пострадавшему удар этим же ножом в шею. Через некоторое время все трое вернулись к Л. и с целью его убийства, нанесли каждый по одному удару имевшимся при них молотком в голову потерпевшего.

Доводы П. в судебном заседании о самооговоре при допросе в пьяном виде, об оговоре его П.А. и К. судом тщательно проверены, оценены и обоснованно отвергнуты как опровергающиеся объективными доказательствами по делу.

Показаниями свидетеля С.Д. в судебном заседании установлено, что во время допроса П. 15 ноября 2001 года тот был в трезвом состоянии.

Показаниями свидетеля Б. установлено, что вечером 14 ноября 2001 года П. привел в квартиру своих знакомых П.А., К., Ш., Т.И., и они все вместе стали употреблять спиртные напитки. Позднее П. ходил за сигаретами и вернулся с Л., который вместе с ними стал употреблять спиртное. Уже ночью 15 ноября 2001 года Л., сильно опьянев, лег спать в прихожей на полу. П., П.А. и К. подняли его и вывели из квартиры. Под утро в квартиру вернулся П. и сказал, что он убил человека. В комнате на полу возле дивана она обнаружила свой кухонный нож, лезвие которого было погнуто. В своей квартире она обнаружила куртку, принадлежащую Л., и в которой тот накануне пришел к ним. Днем к ним в квартиру пришел Ш., и из его разговора с П. она услышала фразу, что "с того света не возвращаются", после чего окончательного поверила в то, что Л. убили. Вечером, когда П. забирали работники милиции, тот был трезв и в хорошем настроении.

Показаниями свидетеля С.Н.Н. установлено, что около 7 часов утра 15 ноября 2001 года ее сын П. пришел к ней в кожаной меховой куртке, сказав, что выиграл ее в карты. Около 11 часов этого же дня к ней пришла сожительница сына, Б и принесла нож с погнутым лезвием, сказав ей, что П. убил человека.

Показаниями свидетеля С.Н. установлено, что в начале пятого часа утра 15 ноября 2001 года он из окна своей квартиры, услышал с территории детского сада звуки, напоминающие удары по телу. Затем с территории вышли двое молодых парней, оба были веселы, смеялись. Один из них сказал: "Не хотел сам отдавать..." Через некоторое время с территории детского сада он слышал нечленораздельные звуки.

Показаниями свидетеля Ш. установлено, что вечером 14 ноября 2001 года он с осужденными, Л. и другими лицами распивали спиртное. Ночью 15 ноября 2001 года П., П.А. и К. пошли провожать Л., который до этого лежал в прихожей на полу. Он был без верхней одежды, а его куртку одел на себя П. Примерно через час они вернулись, но Л. с ними не было. 15 ноября 2001 года он на улице встретил П., одетого в куртку Л. П. сообщил ему, что они идут на рынок продавать куртку.

Аналогичные показания дал в судебном заседании свидетель Т.И.

Показаниями свидетеля О. установлено, что около 15 ноября 2001 года она на Ленинском рынке у незнакомого ранее мужчины купила кожаную меховую куртку за 1000 рублей. На следующий день эту куртку у нее изъяли работники милиции.

Показаниями свидетеля Т.В. установлено, что 15 ноября 2001 года около 17 часов он у незнакомых молодых парней купил за 50 рублей наручные часы.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено, что смерть Л. наступила от слепого колото-резаного ранения шеи с повреждением левой общей сонной артерии и яремной вены, сопровождавшегося массивным кровотечением, приведшим к малокровию организма. Рана располагалась на левой поверхности шеи в средней ее трети. Кроме того, при исследовании трупа были обнаружены следующие телесные повреждения: слепое, колото-резаное проникающее ранение мягких тканей верхнего отдела груди слева, сквозное колото-резаное ранение левой кисти, сквозное колото-резаное ранение левой щеки, проникающее в преддверие рта. Эти повреждения образовались от воздействия колюще-режущего орудия, возможно, ножа. Обнаружены две поверхностные резаные раны правой поверхности шеи и одна левой поверхности шеи, также причиненные ножом. Кроме того, обнаружена ушибленная рана в затылочной области слева, вдавленный перелом костей черепа и кровоизлияние под мягкую мозговую оболочку в проекции раны и перелома, которые образовались от однократного ударного травматического воздействия твердого тупого предмета, каковым мог быть молоток с прямоугольным бойком. Не исключаются и другие воздействия молотком по голове Л., которые не проявились повреждениями мягких тканей покровов свода черепа.

По заключению экспертизы вещественных доказательств на ноже и листе бумаги, изъятых в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой возможно за счет Л. На кофте Л., куртке К., куртке и спортивных брюках П.А., куртке, принадлежащей Л. обнаружена кровь человека, происхождение которой возможно за счет пострадавшего Л.

По заключению медико-криминалистической экспертизы повреждения на кожных лоскутах с трупа Л. являются колото-резаными, образованы действием одного плоского колюще-режущего орудия, каковым мог быть клинок, представленного на экспертизу ножа, изъятого в ходе осмотра места происшествия. Повреждения на кожном лоскуте с затылочной области головы и на фрагменте затылочной кости от трупа Л. образованы одномоментно действием твердого тупого предмета с ограниченной плоской поверхностью, каковым мог быть конец хвостовика представленного на экспертизу молотка.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в совершении преступных действий. Доводы кассационных жалоб о недоказанности действий осужденных по убийству Л. группой лиц не могут быть приняты во внимание как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу, как показаний осужденных в стадии следствия, так и показаний свидетелей, заключений экспертиз.

Осужденные, действуя с умыслом на лишение жизни потерпевшего, все наносили ему удары ножом и молотком в область жизненно важных органов - шеи, груди, головы.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них. Убийство признается совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо.

Не могут быть признаны состоятельными и доводы жалоб П. о неучастии в хищении имущества Л. и в его убийстве как прямо опровергающиеся объективными доказательствами.

В то же время, квалификация действиям П. и П.А. дана неправильная.

Как установлено приговором, П. и П.А., заметив на руке Л. часы, решили завладеть ими. С этой целью они подошли к лежащему на полу Л., где П.А., снял с его руки наручные часы "Рекорд", стоимостью 345 рублей, и передал их П., которые тот оставил у себя. После этого П., решив завладеть и курткой Л., взял находившуюся в квартире и принадлежащую Л. кожаную меховую куртку, стоимостью 5000 рублей и одел ее на себя.

Какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что потерпевший, очевидно для осужденных, осознавал характер совершаемых с ним противоправных действий, в материалах дела отсутствуют, поэтому эти действия осужденных расцениваются как тайное хищение чужого имущества.

Согласно приговору, завладев вещами Л., осужденные решили вывести его на улицу. Взяв под руки, П. и П.А. с помощью К. вывели Л. из квартиры и отвели на территорию детского сада. На территории детского сада у П. и П.А., с целью удержания похищенных у пострадавшего часов и куртки, возник умысел на причинение смерти последнему.

Вывод суда о том, что Л. был лишен жизни с целью удержания похищенного, а действия, начавшиеся как кража, переросли в разбой, не может быть признан обоснованным.

В соответствии с нормами уголовного закона, кража перерастает в разбой, если в ходе ее совершения, действия виновного обнаруживаются собственником имущества, однако виновный, сознавая это, продолжает удерживать имущество, применяя насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрожая применением такого насилия.

Данные о том, что потерпевший осознавал действия осужденных по завладению его имуществом, и последующее насилие было связано с желанием П.А. и П. удержать похищенное, в материалах дела отсутствуют.

На предварительном следствии и в судебном заседании осужденные, в качестве мотива убийства Л. указывали: "чтобы тот не вернулся за своей курткой", то есть стремление скрыть ранее совершенное преступление, а не удержать похищенное.

Материалами дела установлено, что П. судим 21 марта 1997 года по ст. 161 ч. 1 УК РФ за преступление, не являющееся тяжким, совершенное в возрасте до 18 лет. Дата освобождения от наказания за данное преступление 1 ноября 2000 года. Погашение судимости в соответствии с п. "а" ст. 95 УК РФ произошло через один год, то есть 1 ноября 2001 года, до совершения преступления.

С учетом изложенного, действия П. по хищению имущества Л. подлежат переквалификации со ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ на ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ (в редакции с 5 ноября 2002 года) как кража чужого имущества, совершенная неоднократно. Действия П.А. в этой части подлежат переквалификации со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ.

В связи с отсутствием в действиях П. и П.А. состава разбоя, из приговора подлежит исключению их осуждение по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Внесение изменений в приговор не влечет смягчения наказания осужденным за убийство Л., так как оно назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, их личности, смягчающих и отягчающего обстоятельства, требований уголовного закона и является справедливым.

Наказание П. по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ и П.А. по ст. 158 ч. 1 УК РФ следует назначить в виде лишения свободы, в пределах санкции данной статьи.

Дело расследовано и рассмотрено судом всесторонне, полно и объективно.

Нарушений уголовно-процессуального закона при производстве расследования и в судебном заседании, Судебная коллегия не усматривает.

Доводы адвоката Зимина о нарушении права на защиту К. материалами дела не подтверждаются. Каких-либо ходатайств при ознакомлении с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов ни адвокатом, ни осужденным К. не заявлялось, в кассационной жалобе не указано, какие существенные обстоятельства дела в этой части остались невыясненными.

По заключению амбулаторной комплексной судебно-психолого-психиатрических экспертизы К. психическими заболеваниями не страдал и не страдает. В период совершения правонарушений мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Оснований для сомнений в объективности заключения эксперта не имеется.

Материалами дела не установлено, что со стороны других осужденных имелось какое-либо принуждение к совершению преступления К.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 24 мая 2002 года в отношении П. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ на ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ (в редакции с 5 ноября 2002 года), по которой назначить 3 года лишения свободы.

Этот же приговор в отношении П.А. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ, по которой назначить 1 год лишения свободы.

Исключить осуждение П., П.А. по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 3 п. "б", ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, путем частичного сложения наказаний, П. назначить 17 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 1, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, путем частичного сложения наказаний, П.А. назначить 15 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в отношении К. и в остальной части в отношении П., П.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвокатов Зимина Н.Ф., Абайдулиной А.А., осужденных П., П.А. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"