||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2003 года

 

Дело N 66-о02-48

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Бризицкого А.М.

судей Саввича Ю.В., Ермолаевой Т.А.

рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2003 года кассационные жалобы адвоката Чекмаревой М.Н., осужденных Ю., П., Л. на приговор Иркутского областного суда 27 ноября 2001 года, которым

Л., <...>, не судимый

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П., <...>, не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ю., <...>, не судимый

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ю. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ оправдан за недоказанностью участия в этом преступлении.

Л., П. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ оправданы за недоказанностью участия в совершении преступления.

Судом также удовлетворен гражданский иск, постановлено взыскать компенсацию морального вреда в пользу потерпевшего П.Г. с Л. и П. 50 тысяч рублей солидарно, с Ю. 50 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., объяснения осужденного Л. через переводчика Ро Чи Гын, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего судебное решение оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Л. и П. осуждены за покушение на убийство П.Г., группой лиц.

Ю. осужден за убийство Ц., по квалифицирующему признаку совершения преступления группой лиц.

Преступления совершены 15 июня 1999 года в г. Братске, Иркутской области при следующих обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Л., П., Ю. вину не признали.

В кассационных жалобах, основной и дополнительной, адвокат Чекмарева М.Н. ставит вопрос об отмене приговора суда в отношении Ю. Считает его вину не доказанной, мотив преступления не установленным, показания других осужденных и потерпевшего неправдивыми и недостоверными. Выделение дела в отношении скрывшегося участника убийства Ц. считает незаконным в связи с невозможностью исследования объема вины Ю.

В кассационной жалобе осужденный Ю. просит отменить приговор, сообщает, что преступления, за которое осужден, не совершал. Следователь воспользовался его незнанием русского языка, а переводчик неправильно переводил показания. Потерпевший сам совершал преступления, его разыскивала милиция, в судебном заседании оговорил его в убийстве Ц. Другие осужденные не могут утверждать, что именно Ю. лишил жизни потерпевшую. Второй участник преступления не установлен.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный Ю., сообщает, что не совершал преступления, предварительное и судебное следствия проводились недобросовестно и односторонне, переводчики должным образом не исполняли свои обязанности, личность потерпевшего должным образом не исследована и не оценена, в суде он давал ложные показания, недостоверны и показания других осужденных о его участии в совершении преступления.

В кассационных жалобах, основной и дополнительных, осужденный П. высказывает несогласие с приговором суда. Сообщает об обстоятельствах дела, что не участвовал в покушении на убийство потерпевшего, только ударил его два раза, так как тот его ударил несколько раз. Других лиц, которые били ножом женщину он оттащил от нее и вышел из комнаты. Считает, что не должен нести одинаковое наказание с другими осужденными. Потерпевший и его друзья избивали его знакомых.

В кассационных жалобах, основной и дополнительной, Л. высказывает несогласие с приговором, сообщает об обстоятельствах дела, свидетельствующих об активной роли других лиц в совершении преступления. Указывает, что не имел умысла на убийство потерпевшего, ударил ножом в область живота один раз для самообороны, зная, что причинит только легкий вред здоровью, готов за это понести наказание. Считает, что потерпевший в судебном заседании оговорил его. На предварительном следствии его показания записаны неправильно, а он в силу плохого владения языком не мог проверить правильность. Суд не учел противоправное поведение потерпевшего, который контролировал торговлю на рынке, поведение Л. во время совершения преступления, в котором активная роль принадлежала Ю.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

К выводу о виновности Л., П., Ю. в совершении преступлений, суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Показаниями потерпевшего П.Г. в судебном заседании и на предварительном следствии установлено, что 15 июня 1999 года, в первом часу ночи, к нему в квартиру позвонил сосед Л. Он открыл дверь, Л. сразу ударил его ножом в бок в область живота, затем в грудь. В квартиру ворвались Л., П., Ю., М. Они напали на него и стали наносить удары. М. ударил его палкой по спине и плечу. П. ударил его топором по голове. Ю. кухонным китайским ножом с прямоугольным лезвием ударил его по шее и спине. От повреждений он упал и потерял сознание, но перед этим видел, как в спальню, где находилась жена Ц., с кухонным ножом быстро пошел Ю., и он услышал крики жены "Спасите!". Когда пришел в себя, увидел, как из спальни с кухонным ножом, но уже с темным лезвием выходил Ю. Когда четверо нападавших ушли, в спальне на полу с многочисленными ранами он обнаружил убитую жену.

Показания потерпевшего как логичные, непротиворечивые, соответствующие другим доказательствам по делу, обоснованно положены судом первой инстанции в основу приговора.

В ходе осмотра места происшествия квартиры П.Г., в маленькой комнате со следами ранений, в крови, на полу, на спине был обнаружен труп Ц. Внутренняя сторона входной двери, пол в коридоре и спальне, тумбочка в коридоре, телефон, табурет, дверца холодильника, дверь в спальню, дверной проем испачканы бурой жидкостью похожей на кровь. На полу у холодильника с погнутой ручкой, с бурыми следами похожими на кровь, обнаружена гантель. На холодильнике обнаружен туристический топор.

В судебном заседании П.Г., осмотрев гантель весом 6 килограммов, сообщил, что она принадлежит ему, находилась в квартире до случившегося, но не была погнутой и выпачканной в крови, топорик принес П., и нанес ему удар по голове.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы, у П.Г. обнаружено:

ножевое проникающее колото-резаное ранение грудной клетки с пневмотораксом, относящееся к категории тяжких телесных повреждений;

открытый вдавленный перелом свода черепа, относящийся к разряду тяжких телесных повреждений по признаку опасности для жизни;

в теменной области 3 раны размером: 6 х 1 см, 4 х 0,5 см, 2 х 0,5 см;

множество слепых колото-резаных ран грудной клетки и живота, причинивших легкий вред здоровью.

Открытый вдавленный перелом свода черепа мог образоваться от ударов твердым тупым предметом с четкими гранями, чем мог быть обух топора либо гантель, что были изъяты с места происшествия.

По заключению судебно-медицинской экспертизы Ц. на ее теле обнаружены множественные рубленые раны головы с повреждением лобной кости, нижней и верхней челюсти, правой скуловой кости, ушиб головного мозга, относящиеся к разряду причинивших тяжкий вред здоровью; множественные проникающие колото-резаные ранения грудной клетки и живота с повреждением легких, перикарда, сердца, большого сальника, повреждения которые относятся к категории тяжких телесных повреждений; множественные слепые колото-резаные ранения шеи, грудной клетки.

Смерть потерпевшей последовала от отека головного мозга, обильной наружной и внутренней кровопотери, развившихся в результате рубленых ран головы, колото-резаных ран шеи, груди, живота.

Экспертиза в ходе судебного следствия установила, что множественные рубленые раны головы потерпевшей Ц. могли быть причинены китайским кухонным ножом с прямоугольным лезвием, подобным тому, что потерпевший П.Г. предоставил эксперту. У подобного ножа имеются рубящие свойства. Всего женщине было нанесено 28 ран, из них 6 рубленых.

Показаниями свидетеля Б. показал установлено, что 15 июня 1999 года в ночное время ему сообщили о случившемся. В квартире он увидел в крови, с ранами в тяжелом состоянии П.Г. Его жена находилась в спальне и была мертва со следами ранений. Потерпевший сообщил, что напали четверо, назвал фамилии осужденных.

Аналогичные показания дал свидетель М.В.

В судебном заседании Л. и П. подтвердили, что их задержали сотрудники милиции. При этом Л. показал что у него был пакет с одеждой, на которой была кровь потерпевшего.

Показаниями свидетеля С. показал, что ночью в июне 1999 года ему по телефону потерпевший П.Г., сообщил, что к нему в квартиру ворвались четверо: П., Ю., М., Л.; стали его избивать, нанося удары ножом, топором, палкой, что его жена без сознания. Просил вызвать переводчика и милицию.

На предварительном следствии, осужденные П., Ю., Л., будучи допрошенными в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона давали показания об обстоятельствах совершения преступных действий, соответствующие показаниям потерпевшего и заключениям экспертов.

Заключением биологической экспертизы по делу установлено, что на одежде изъятой у подсудимого Л., на куртке, спортивных брюках, рубашке, свитере, футболке обнаружена кровь, которая могла произойти от потерпевшего П.Г.

Л. и П. при исследовании этой экспертизы, а также при осмотре одежды показали, что после случившегося они зашли к знакомой П. и переоделись, а одежду сложили в пакет, поэтому при задержании она оказалась у Л., что на одежде осталась кровь потерпевшего П.Г.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных.

Материалами дела установлено, что Ю. группе с другим лицом, согласованно, целенаправленно, сознавая и дополняя действия друг друга, лишили жизни потерпевшую Ц., поэтому доводы адвоката Чекмаревой и Ю. о невиновности не могут быть приняты во внимание, как опровергающиеся объективными доказательствами по делу.

Несостоятельны и доводы жалоб Л. и П., которые стремятся свое участие в покушении на убийство П.Г. представить незначительным. Материалами дела объективно установлено, что они действовали также согласованно, целенаправленно, наносили удары ножом и топором потерпевшему в жизненно важные органы и только, решив, что тот мертв, прекратили нападение.

Судом тщательно исследован и проверен мотив совершенного преступления и обоснованно сделан вывод, что убийство и покушение на убийство совершены на почве личных неприязненных отношений, вызванном взаимоотношениями М., Ю. и потерпевшего П.Г.

Юридическая оценка действиям осужденных дана правильная.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, его личности, смягчающих обстоятельств, требований уголовного закона и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания не усматривается.

Нарушений уголовно-процессуального закона при производстве расследования и в судебном заседании, в том числе и при участии переводчиков осужденных, Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 27 ноября 2001 года в отношении Л., П., Ю. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Л., П., Ю., адвоката Чекмаревой М.Н. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"