||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2003 года

 

Дело N 66-о02-116

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Бризицкого А.М.

судей - Ермолаевой Т.А. и Саввича Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2003 года кассационную жалобу И. на приговор Иркутского областного суда от 26 июля 2002 года, по которому

И., <...>, несудимый -

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 1 УК РФ - на срок 8 лет

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "б", "н" УК РФ - на срок 8 лет 6 месяцев.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначено к отбытию 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А. и мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

И. признан виновным в убийстве гр. П. на почве личных неприязненных отношений и покушении на убийство Б. в связи с выполнением ею общественного долга неоднократно.

Преступления совершены в ночь на 31 декабря 2001 года в пос. Марково Иркутской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В жалобе осужденный И. просит об изменении приговора, считает, что его действия в отношении П. должны быть квалифицированы по ст. 107 УК РФ, поскольку потерпевший оскорбил его за то что он передвигался на костылях, умысла на убийство П. у него не было, действия же его в части покушения на убийство Б. должны быть квалифицированы по ст. 113 УК РФ, убивать потерпевших не хотел, не согласен с показаниями свидетелей об агрессивном характере своего поведения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Выводы суда о том, что И. совершил убийство и покушение на убийство соответствуют материалам дела и подтверждаются приведенными в приговоре доказательствами.

Так из показаний самого осужденного И. в судебном заседании следует, что ссора с потерпевшим П. произошла у него на почве претензий к нему по поводу невозвращенной коробки конфет, действия П. возмутили его и он имеющимся ножом нанес удар в грудь П., не помнит, наносил ли ему второй удар, но не исключает, что все же нанес потерпевшему второй удар ножом в поясницу.

И. не отрицал того обстоятельства, что именно в связи с его действиями в отношении потерпевшего П. на него начала кричать Б.

Из показаний потерпевшей Б. следует, что она вышла из своего кабинета на крик в коридоре и увидела И. с ножом в руке и отползающего от него П. Она закричала, потребовала выбросить нож и в этот момент почувствовала удар в живот сверху и И. стал вытаскивать из ее живота нож. Она убежала от него в кабинет, однако, он пытался в кабинет ворваться, она боялась, что он выломает дверь и убьет ее, спасло ее только вмешательство других лиц.

Из показаний свидетеля З. следует, что он видел, как по коридору, крича, бежал П., держался рукой за живот, у И. в руках был нож, и этим ножом он стал угрожать и ему. Б. рассказала ему и А. о том, что случилось.

Свидетель А. подтвердила известные ей со слов Б. обстоятельства дела.

Оснований не доверять показаниям свидетелей и потерпевшей оснований не имеется.

Выводы судебно-медицинских экспертов о характере и степени тяжести локализации обнаруженных у потерпевших телесных повреждений и причине смерти П. подтверждают то, что И. нанося потерпевшим удары ножом в жизненно важные органы, действовал с умыслом на убийство и только вследствие вмешательства посторонних лиц, Б. осталась жива, что опровергает доводы о том, что И. не хотел убивать потерпевших.

Судебная коллегия не может признать убедительными доводы И. о том, что он действовал в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Из материалов дела видно, что конфликт с П. возник на почве личных неприязненных отношений, о чем постоянно показывал сам И., а его действия в отношении Б. обусловлены ее попыткой прекратить действия И.

Каких-либо противоправных действий по отношению к И. потерпевшие не совершали, не установлено судом и тяжких оскорблений со стороны потерпевших, которые могли вызвать у И. состояние аффекта.

Доводы И. о том, что телесные повреждения Б. он мог нанести по неосторожности были тщательно исследованы судом 1 инстанции и оценены критически, поскольку опровергаются выводами судебно-медицинских экспертов о локализации и механизме причинения Б. телесных повреждений и показаниями потерпевшей.

У Судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда в этой части.

Действия И. по ст. ст. 105 ч. 1, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "б", "н" УК РФ квалифицированы правильно.

Наказание И. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности и состоянии здоровья.

Оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не усматривает.

В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 26 июля 2002 года в отношении И. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"