||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2003 года

 

Дело N 60-о02-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Разумова С.А.,

судей - Глазуновой Л.И. и Хлебникова Н.Л.

Рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденного М. и адвоката Гончаровой И.Г. на приговор Камчатского областного суда от 8 февраля 2002 года, которым

М., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденного М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за покушение на убийство двух лиц, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с целью сокрытия другого преступления, и незаконные действия с огнестрельным оружием.

Преступление совершено 21 июня 1998 года при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании М. свою вину не признал.

В кассационных жалобах:

Осужденный М., не соглашаясь с приговором и не приводя каких-либо доводов, просит отменить его и дело производством прекратить.

В дополнениях к кассационной жалобе, находя приговор незаконным и необоснованным, он указывает, что следствие и суд не выполнили требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, неправильно установлен мотив совершения преступления, его ходатайства о дополнении судебного следствия были необоснованно отклонены. Он утверждает, что умысла на убийство потерпевших у него не было, с Г. об убийстве он не договаривался, вывод суда в этой части он считает надуманным, построенным на противоречивых показаниях потерпевших. Суд необоснованно отклонил его ходатайство об отводе государственного обвинителя, поскольку, по его мнению, он заинтересован в исходе дела. Кроме того, мотив совершения преступления он находит "абсурдным", Т. своими показаниями о мотиве совершения преступления ввел следствие и суд в заблуждение. Приговор постановлен на противоречивых показаниях заинтересованных в исходе дела лиц, которые не являлись очевидцами преступления, противоречия в их показаниях не выяснены и не оценены. Не все лица, показания которых имеют существенное значение для дела, допрошены. Просит об отмене приговора.

Адвокат Гончарова И.Г. считает, что приговор подлежит отмене, а дело - прекращению производством вследствие неправильного применения закона и несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

В дополнениях к кассационной жалобе она, высказывая ту же просьбу, считает, что М., имея реальную возможность убить Т., не сделал этого и добровольно отказался от совершения преступления. По мнению адвоката, приговор постановлен на противоречивых показаниях потерпевших, которые не нашли подтверждения при проверке других доказательств по делу. Неверно, как она полагает, установлен и мотив совершения преступления. Утверждение ее подзащитного в той части, что выстрел в Т. произошел случайно в процессе борьбы за обрез, не опровергнуты. О необъективности исследования обстоятельств дела, по мнению адвоката, свидетельствует и то, что при назначении наказания суд, приняв решение о назначении наказания близкого к минимальному, по ст. 222 ч. 1 УК РФ назначил практически максимальное наказание. Просит отменить приговор и дело прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не находит.

Находя вину осужденного в совершении преступления доказанной, суд обоснованно положил в основу приговора показания потерпевшего Т., поскольку сомневаться в правдивости его показания оснований у суда не имелось. Кроме того, они объективно подтверждены другими доказательствами.

Рассказывая о мотиве и обстоятельствах совершения в отношении него преступного посягательства, Т. пояснил, что в группе с другими, в том числе и Г., он совершил ряд преступлений, о которых решил заявить в милицию. Его предложение поддержал Б., участвовавший с ним в нападениях. Однако Г. категорически возразил против такого решения, и в один из дней июня 1998 года под надуманным предлогом пригласил его и Б. в тайгу, где пытался обоих застрелить.

Аналогичные показания на предварительном следствии давал и Б., подробно рассказав об обстоятельствах совершения в отношении него и Т. преступления.

Свои показания каждый из них подтвердил при осмотре места происшествия с их участием, на очной ставке с Г., а Т. - и на очной ставке с М.

В судебном заседании Б. отказался от своих показаний и заявил, что на предварительном следствии оговорил М., так как был введен в заблуждение Т. и работниками правоохранительных органов.

Данное заявление судом проверено, признано необоснованным.

Находя его таковым, суд в приговоре сослался на его показания, данные в период расследования дела, которые судом признаны достоверными, показания Т. и иные доказательства, приведенные в приговоре.

Ставить под сомнение правильность принятого решения оснований Судебная коллегия не усматривает.

М. не отрицал, что выстрелом из обреза он ранил Т., утверждая при этом, что выстрел произошел случайно, когда он отнимал у него обрез.

Его доводы о неосторожности выстрела следствием и судом проверены, проведен следственный эксперимент с участием потерпевшего, проведена дополнительная судебно-медицинская экспертиза, выводы которой свидетельствуют о том, что особенности дробового ранения не противоречат приведенному Т. в протоколе следственного эксперимента взаиморасположению со стрелявшим в него лицом. Вместе с тем, локализация ран на лице и руке Т. невозможна при тех обстоятельствах, на которые ссылается М.

Из показаний Г. установлено, что он действительно стрелял в Т., утверждая при этом, что ему пришлось защищаться.

Это утверждение Г. судом тоже проверено, с приведением мотивов принятого решения, признано несостоятельным.

Свидетель Т.Т. пояснила, что от сына узнала, что в него стрелял Г. из карабина, а М. - из обреза.

Аналогичные показания дала свидетель Ц., узнавшая о происшедшем от Т.

Свидетель П. пояснил, что он весной 1998 года занял у Б. 1000 долларов США, однако отдать в обусловленное время не смог.

Показания данного свидетеля подтверждают пояснения Т. в той части, что Г. заманил их с Б. в лес под предлогом, что П. вызывает на встречу, чтобы решить вопрос о долге.

Из показаний свидетеля С. установлено, что в конце июня 1998 года Т. просил его свозить в район Усть-Большерецка. Он согласился, однако, когда они с ним приехали к одному из домов, Т. сходил в подъезд, и, возвратившись, сказал, что поездка отменяется.

Т. по этому поводу пояснил, что М. неоднократно по различным причинам откладывал совместную поездку на встречу с П., мотивируя неисправностью машины. Он попросил С. свозить их с М. в условленное место, однако, когда они заехали за М., тот сказал, что никого привлекать к поездке не следует, они поедут на его машине, которую он практически отремонтировал.

Свидетель Ч. пояснил, что он давал М. ключи от гаража. Видел в машине последнего обрез охотничьего ружья.

Свидетель Л. пояснил, что в конце июня 1998 года в лес на встречу с Т. он и Г. поехали на конях, а М. должен был привезти туда Т. и Б. Остановившись на сопке, он остался у подножья, а Г. с карабином ушел вверх. Через несколько минут послышались выстрелы. Когда тот возвратился, сказал, что ранил Т. Они уехали на стан, куда через некоторое время приехал М. и сказал, что совершил наезд на Б.

Показания данного свидетеля подтверждают пояснения Б. в той части, что М. пытался лишить его жизни путем наезда автомобилем.

Из показаний свидетеля Р. установлено, что Б. рассказывал ему, как его и Т. заманили в лес и стали стрелять. При этом Б. сказал, что их пытались убрать, как свидетелей. Ему удалось убежать, а Т., по его мнению, застрелили.

Свидетель К. пояснил, что Г. в июне 1998 года оставлял у него на хранении обрез, который впоследствии забрал.

Свидетель В. пояснил, что осенью 1998 года Г. оставил на хранении какой-то сверток. В апреле 2000 года он решил посмотреть содержимое свертка. Когда развернул сверток, увидел, что там находится обрез, который он передал в правоохранительные органы.

Из показаний Г. следует, что он действительно передавал на хранение В. обрез.

Данный обрез был представлен Т. для опознания, опознан им как тот, из которого в него стрелял М.

Согласно выводам судебно-криминалистической экспертизы обрез является огнестрельным оружием.

Из заключения судебно-медицинского эксперта установлено, что у Т. имеются огнестрельные раны затылочной области справа и правого плеча, обширная рваная рана лучезапястного сустава с оскольчатым переломом костей, иные множественные, мелкие раны лица, ушной раковины и кисти. Имевшиеся телесные повреждения причинили тяжкий вред здоровью.

Приведенные в приговоре доказательства позволили суду первой инстанции прийти к выводу, что М. совершил инкриминируемые ему деяния как в отношении Т., так и Б.

Вывод суда о намерении М. лишить жизни Б. подтверждается показаниями потерпевшего на предварительном следствии, показаниями Т., показаниями свидетеля Л.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины М. и правильности квалификации его действий, Судебная коллегия находит назначенное наказание соразмерным характеру и степени общественной опасности содеянного и данным о личности осужденного.

Оснований к его смягчению не имеется.

Заявление осужденного в той части, что он добровольно отказался от совершения преступления, судом проверено, признано несостоятельным.

Находя его таковыми, суд в приговоре указал, что М. фактически выполнил все действия, направленные на лишение жизни Т.: направил обрез и с близкого расстояния выстрелил в голову потерпевшего, причинив тяжкий вред здоровью. Вскинутая вверх правая рука Т. приняла почти весь метательный дробовой заряд патрона при первом выстреле, а при попытке второго произошла осечка. Воспользовавшись замешательством М., не обладающего навыками стрельбы и не имевшего возможности перезарядить обрез, Т. скрылся.

Судебная коллегия находит данный вывод суда правильным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте или необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденного на защиту, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационных жалобах, по материалам дела не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Камчатского областного суда от 8 февраля 2002 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационные жалобы М. и Гончаровой И.Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"