||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2003 года

 

Дело N 59-о02-23

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Бризицкого А.М.

судей Саввича Ю.В., Ермолаевой Т.А.

рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2003 года кассационную жалобу осужденного С. на приговор Амурского областного суда 27 июня 2002 года, которым

С., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ к С. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего судебное решение оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за умышленное убийство С.Е., 8 июня 1999 года рождения, лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, с особой жестокостью.

Преступление совершено 21 марта 2002 года в с. Черемхово, Ивановского района Амурской области, при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании С. вину признал частично.

В кассационной жалобе С. просит о смягчении назначенного наказания, сообщает об обстоятельствах дела и предварительного следствия, указывает, что совершенно не помнит происшедшего с ним, а показания давал по советам работников милиции. С учетом показаний свидетелей и того факта, что в доме не было других взрослых, не оспаривает своей виновности в происшедшем.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

К выводу о виновности С. в совершении преступления суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

В судебном заседании С. не оспаривал, что смерть С.Е. наступила в результате его действий. Сообщал, что не помнит обстоятельств, при которых он мог совершить это деяние.

Показаниями свидетеля С.Э. установлено, что она попросила осужденного, до этого распивавшего спиртное, присмотреть за детьми. Вернувшись, зашла в дом, на полу обнаружила Катю в крови, хрипевшую. В квартире они отсутствовали не более 30 минут. В доме кроме детей и С. никого не было. С. сообщил, что Катя вышла на улицу и попала под машину.

Аналогичные показания дали в судебном заседании свидетели К.Н., С.В. и Т.

Показаниями свидетеля К.С. установлено, что он - врач отделения скорой помощи Ивановской ЦРБ, 21 марта 2002 года в 23 часа получил сообщение о ребенке, умирающем в с. Черемхово. Через 30 минут он был там, обнаружил девочку, осмотрев которую, понял, что она практически мертва, так как у нее наблюдалась агония.

Показаниями свидетеля П. установлено что однажды, в ходе совместного распития спиртных напитков, С. сломал ногу своем отцу, а, протрезвев, не помнил, как это произошло. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, он становился агрессивным, его раздражал детский плач.

В ходе освидетельствования на кистях обеих рук С. обнаружены многочисленные засохшие опачкивания бурого цвета, которые по заключению судебно-биологической экспертизы являются кровью человека, происхождение которой не исключается от С.Е.

На брюках осужденного обнаружены волосы человека, которые могут происходить от С.Е. Эксперт определил, что они вырваны с головы, жизнеспособные.

Как установлено заключением судебно-медицинской экспертизы, смерть С.Е. наступила от нарушения мозгового кровообращения, явившегося осложнением закрытой тупой черепно-мозговой травмы с кровоизлияниями на внутренней поверхности мягких тканей волосистой части головы, множественными кровоподтеками, ссадинами, одной ушибленной раной на лице под мягкую мозговую оболочку обоих полушарий. Волосы С.Е. оказались на брюках осужденного, вероятно, после нанесения им ударов ногами в область головы и лица потерпевшей.

На трупе С.Е. обнаружены: закрытая тупая черепно-мозговая травма с массивными кровоизлияниями на внутренней поверхности мягких тканей волосистой части головы; два кровоподтека в глазничных областях справа и слева; два кровоподтека в щечных областях справа и слева; обширный сливной кровоподтек в лобной области справа и слева; одна ссадина на коже спинки носа; одна ссадина на коже подбородочной области, одна ссадина на коже височной и щечной областях справа; одна ссадина на коже наружного угла глаза слева; одна ссадина на коже щечной области слева; одна ушибленная рана на слизистой верхней губы; перелом костей свода, основания черепа; обширное кровоизлияние под мягкую мозговую оболочку с переходом на базальную поверхность и мозжечок, три кровоподтека на коже левого плеча, два кровоподтека на коже правого коленного сустава внутренней его поверхности, восемь кровоподтеков на левой голени переднебоковой поверхности.

Согласно выводам эксперта, сначала удары наносились в лицо С.Е. при вертикальном положении ее тела, а затем ногами в горизонтальном положении тела; по голове С.Е. было нанесено не менее пяти ударов кулаками и ногами со значительной силой приложения.

С учетом этих доказательств и показаний осужденного на предварительном следствии, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденный разозлился на малолетнюю С.Е., которая требовала поиграть с ней, плакала. С. сначала схватил ее за голову и стал трясти, требуя замолчать, а затем, поскольку ребенок продолжал плакать, испытывая злость, проявляя исключительную жестокость, оттолкнул ребенка на пол, отчего та ударилась головой о дверной косяк, а затем стал избивать малолетнего ребенка, нанося С.Е. удары кулаками и ногами по телу и голове.

Выводы суда о том, что С. сознавал, что потерпевшая в силу малолетнего возраста не может оказать какого-либо сопротивления, находится в беспомощном состоянии, что его действия причинят трехлетнему ребенку особые мучения и страдания, и сознательно допускал такой характер своих действий, являются мотивированными и обоснованными.

Юридическая оценка действий осужденного является правильной.

Заключением судебно-психиатрической экспертизы установлено, что преступление совершено С. в состоянии простого алкогольного опьянения, во время которого произошло запамятование событий периода опьянения, что не лишает его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В отношении содеянного С. признан вменяемым.

Наказание С. назначено учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности, смягчающих обстоятельств, мнения потерпевшего о наказании и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания не усматривается.

Нарушений уголовно-процессуального закона при производстве расследования и в судебном заседании, влекущих отмену или изменение приговора суда, Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 27 июня 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного С. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"