||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2003 г. N 34-о02-37

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей Говорова Ю.В.,

Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Н. и В. на приговор Мурманского областного суда от 26 июля 2002 года, которым

Н., <...>, с неполным средним образованием, холостой, неработавший, судимый:

19 января 2000 года по ст. 175 ч. 1 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком один год;

3 июля 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к трем годам одному месяцу лишения свободы, а с применением ст. 70 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы, освобожденный 3 января 2002 года условно-досрочно на один год восемь месяцев 3 июня;

20 июня 2002 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к четырем годам десяти месяцам лишения свободы, а с применением ст. 70 УК РФ к пяти годам лишения свободы, -

осужден к лишению свободы: по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на пятнадцать лет, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ наказание ему назначено шестнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и приговору от 20 июня 2002 года назначено Н. наказание семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

В., <...>, с неполным средним образованием, холостой, неработавший, судимый:

19 октября 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к четырем годам лишения свободы;

5 апреля 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к пяти годам лишения свободы, а с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к пяти годам шести месяцам лишения свободы, освобожденный 19 октября 2001 года условно-досрочно на один год десять месяцев 6 дней;

20 июня 2002 года по ст. ст. 33 ч. 5 и 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к пяти годам лишения свободы, а с применением ст. 70 УК РФ к пяти годам шести месяцам лишения свободы, -

осужден по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и приговору от 20 июня 2002 года назначено В. наказание пять лет десять месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать: с Н. и В. в пользу К. в возмещение материального ущерба 4005 рублей солидарно, с Н. в пользу К. в счет компенсации морального вреда 300000 рублей.

Признаны виновными и осуждены:

Н. за разбойное нападение в отношении Ю. с применением предмета - металлической монтировки из прута восьмигранного сечения, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, за убийство Ю., сопряженное с разбоем; В. за тайное хищение имущества Ю. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшему, неоднократно, совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах 21 февраля 2002 года в г. Мурманске.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Н., поддержавшего свою жалобу, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего необходимым исключить из приговора указание суда о совершении Н. преступлений в условиях особо опасного рецидива, назначить ему для отбывания наказания колонию строгого режима, а в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе осужденный Н. указывает, что он раскаивается в содеянном, просит о снисхождении, поскольку, с его точки зрения, приговор является слишком суровым, наказание ему назначено без учета его возраста и состояния здоровья.

Отмечает, что установленные судом события 21 февраля 2002 года действительно имели место. Вначале их (осужденных) умысел был направлен на тайное хищение из квартиры Ю. При возвращении Ю. домой все произошло быстро, почти "автоматически". Появление потерпевшего не дало "альтернативы применению насилия". Возможностей для обдумывания ситуации у него (Н.) не было. Вначале он совершил тайное хищение, а затем, столкнувшись с Ю., нанес ему побои, повлекшие летальный исход.

Применил к потерпевшему физическое воздействие в связи с тем, что не было возможности покинуть место преступления.

Полагает, что с его стороны разбоя не было. Считает, что при постановлении приговора суд не учел его явку с повинной, способствование раскрытию преступления, раскаивание в содеянном, возврат похищенного.

Просит проверить правильность квалификации его действий, дать им правильную юридическую оценку, приговор изменить (каким образом не излагает).

В кассационной жалобе осужденный В. указывает, что с приговором он полностью согласен, однако просит смягчить ему наказание насколько это возможно. Учесть обстоятельства, установленные в ходе судебного разбирательства, смягчающие наказание - вину он полностью признал, раскаивается в содеянном, активно способствовал раскрытию преступления, помогал следствию в розыске похищенного. В связи с отсутствием средств был вынужден пойти на преступление.

В своих возражениях на жалобу Н. потерпевшая К. находит приговор справедливым, доводы Н. - не подлежащими удовлетворению.

В своих возражениях на жалобу Н. государственный обвинитель Батуев Н.М., приводя мотивы, находит доводы осужденного несостоятельными, полагает, что жалоба Н. удовлетворению не подлежит.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия считает, что вина Н. и В. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, сам осужденный Н. пояснил в судебном заседании, что 21 февраля 2002 года вечером он находился у В., с которым выпили пива, а потом решили с ним из какой-нибудь квартиры совершить кражу. Для вскрытия дверей он (Н.) взял с собой монтировку, а В. - сумку, в которую они намеревались сложить похищенные вещи. Проходя по улице К. Либкнехта г. Мурманска, увидели, что в одной из квартир на 4 этаже дома <...> нет света. Поднялись на площадку 4 этажа дома, осмотрелись, "прозвонили" квартиру. Дверь квартиры им никто не открыл. Заклеили бумагой "глазок" в двери соседней квартиры. После этого монтировкой он (Н.) взломал входную дверь квартиры <...>, вместе с В. зашли в квартиру. Он прошел на кухню, В. - в комнату. Он забрал на кухне аудиомагнитофон, электрический чайник, тостер, продукты питания. Эти вещи сложил в принесенную В. сумку. В. тоже складывал в ту же сумку вещи, но что тот брал, не видел. Через некоторое время В. сказал, что пора уходить и ушел из квартиры. Он (Н.) остался, решил проверить содержимое находящегося в комнате шкафа. Взял оттуда куртку. Находясь возле шкафа, увидел у входа в комнату мужчину. Мужчина ему что-то сказал, как ему показалось, попытался воспрепятствовать ему покинуть квартиру. Находясь в "шоковом" состоянии, желая привести его в бессознательное состояние, чтобы уйти из квартиры, несколько раз ударил мужчину монтировкой. Наносил ему удары и тогда, когда тот упал на колени. Возможно, бил его и в область головы, но точно не помнит, ибо был "в шоке". Потом, оставив потерпевшего, взял сумку с вещами и с похищенным из квартиры убежал.

Сумку с похищенными вещами передал поджидавшему его у подъезда дома В.

Монтировку выбросил в снег у дома N 17 по улице Папанина.

Похищенные продукты питания съели, часть вещей продали, некоторые вещи оставили в общежитии.

Аналогичные показания, кроме обстоятельств происшедшего в квартире после его ухода, дал в суде осужденный В., указав, что из комнаты сам он взял видеоплейер, который положил в пакет, из ванной комнаты и прихожей - предметы парфюмерии, которые положил в принесенную сумку, стоявшую на полу при входе в комнату. В ту же сумку В. тоже складывал какие-то вещи. Через несколько минут после проникновения в жилище сказал Н., что пора уходить, но тот задержался, объяснил, что посмотрит еще в комнате. Он же (В.), взяв пакет с видеоплейером, из квартиры вышел. На площадке третьего этажа встретил незнакомого молодого мужчину, который зашел, как ему (В.) показалось, в квартиру, из которой он перед этим ушел. Из той квартиры послышался шум. Он (В.) спустился на улицу, куда через несколько минут вышел Н. с сумкой. Последний был взволнован, сообщил, что в квартире бил мужчину.

На предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого Н. указывал, что при осмотре им в комнате шкафа увидел мужчину, который прошел в комнату, спросил его (Н.): "Что ты тут делаешь?". Он (Н.) ответил: "Да вот, принес шампанское", -показал в сторону телевизора. При этом монтировку держал в правой руке. Мужчина повернулся лицом к телевизору, стоявшему у окна, к нему (Н.) - спиной, и в тот момент он нанес мужчине монтировкой сзади удар по голове. Мужчина упал на колени, опирался в пол руками. Он стал бить его по голове монтировкой, нанес около 5 - 6 ударов. Удары наносил со значительной силой.

Из "чистосердечного признания" В. видно, что выбежавший из подъезда дома Н. сказал ему, что, наверное, убил парня.

Свидетель К.Т., пояснила в суде, что вечером 21 февраля 2002 года Н. и В. ушли из общежития, взяв с собой сумку. Через некоторое время вернулся Н., сказал, что он, возможно, убил человека, потом пришел В., принес сумку с вещами, продуктами питания.

Потерпевшая К. показала в судебном заседании, что с мужем - Ю. она проживала в квартире <...>. 21 февраля 2002 года около 20 часов вернулась домой, обнаружила дверь квартиры открытой (не на замке), на дверной коробке имелись следы взлома. В комнате квартиры у дальней от входа стены лежал муж. Лицо и голова у него были в крови. Она побежала к соседке П., которая вызвала "скорую помощь" и работников милиции. Прибывшие врачи сообщили, что муж - мертв.

Из похищенных вещей в ходе следствия ей возвращены чайник, видеоплейер, частично парфюмерию, некоторые продукты питания.

Кроме вещей пропали 1000 рублей, которые лежали в квартире на столе в комнате.

Указала, что она находится в состоянии беременности, ее зарплата составляет 500 рублей в месяц, в связи со смертью мужа осталась без какой-либо помощи.

Из показаний свидетеля П. следует, что примерно в 19 часов 21 февраля 2002 года, находясь в своей квартире <...>, она слышала шум в доме, кто-то неоднократно падал. Потом шум прекратился. Кто-то быстрым шагом спустился по лестнице вниз.

Около 20 часов к ней обратилась К., просила о помощи, сказала, что убили ее мужа, он лежит в квартире на полу. Она (П.) вызвала "скорую помощь" и милицию. После этого зашла в квартиру потерпевших. В комнате лежал мужчина. Она потрогала у него пульс, он был мертв.

"Глазок" в двери ее квартиры оказался заклеенным куском бумаги.

Из карты вызова "скорой помощи" видно, что прибывшие на место происшествия врачи в квартиру <...> зафиксировали смерть Ю. в 20 часов 20 минут 21 февраля 2002 года.

Вина осужденных в совершении ими установленных судом преступлений подтверждается данными, отраженными в протоколе осмотра места происшествия от 21 февраля 2002 года.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Ю., 1974 года рождения, наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы, включающей в себя: множественные раны на голове, множественные переломы костей свода и основания черепа, разрывы твердой мозговой оболочки, кровоизлияния в мягкую оболочку и в вещество головного мозга, очаги размозжения правых лобной и височной долей головного мозга, данное повреждение имеет признаки принесших тяжкий вред здоровью потерпевшего, образовалась незадолго до смерти в результате не менее чем 6 ударов по голове с большой силой тупым предметом (предметами) с ограниченной поверхностью. Удары наносились в правую лобную, височную, теменную и затылочную области головы, в течение короткого промежутка времени.

Смерть Ю. наступила практически сразу после получения повреждений в области головы.

Кроме того, выявлены были у потерпевшего две ссадины на задней поверхности правого предплечья, которые образовались незадолго до смерти в результате двукратного воздействия тупым предметом.

Следов волочения на трупе не обнаружено.

На лыжной шапке потерпевшего спереди справа имелись повреждения по типу небольших разрывов, которые совпадали по характеру, локализации и механизму образования с частью повреждений на голове Ю. Эти повреждения образовались, вероятно, от трех раздельных воздействий твердого тупого предмета с выраженной кромкой (ребром) длиной около 11 мм и около 17 мм. Повреждения на шапке и на голове потерпевшего образовались от воздействий одного и того же орудия.

Материалами дела установлено, что в указанном Н. месте была обнаружена и изъята монтировка.

По заключению судебно-медицинского эксперта эта металлическая монтировка являлась массивным тупым твердым предметом с ограниченными контактными поверхностями - вытянутый стержень восьмигранного сечения длиной до 40 см, с плоскими поверхностями шириной около 0,9 см.

Наиболее вероятно, повреждения на голове Ю. были причинены этой монтировкой.

Заключениями судебно-биологических экспертиз установлено, что в смыве с монтировки (об. 1), в двух пятнах на брюках, шнурке из кармана куртки Н. была выявлена кровь человека, происхождение которой от Ю. не исключается.

Обнаруженная на трех фрагментах обоев, изъятых с места преступления, кровь человека могла принадлежать потерпевшему Ю.

Как следует из заключения эксперта, брызги крови, попавшие на поверхность обоев, могли образоваться при нанесении ударов по окровавленной поверхности, либо при размахивании окровавленным предметом в процессе нанесения телесных повреждений.

Свидетель Г. показал в суде, что вечером 21 февраля 2002 года В. подарил ему аудиомагнитофон в корпусе черного цвета, туалетную воду, пену для бритья, шампунь. Эти вещи у него были изъяты в входе следствия.

Эти обстоятельства подтверждаются протоколом выемки от 26 февраля 2002 года.

Из протоколов обысков в комнатах N 6 и N 9 общежития по ул. Папанина г. Мурманска видно, что в них были обнаружены и изъяты похищенные осужденными из квартиры потерпевших вещи, опознанные своими потерпевшей К.

Приведенные доказательства позволили суду обоснованно признать, что осужденные незаконно проникли в жилище потерпевших с целью кражи, о чем они договорились заранее.

Часть похищенного В. вынес из квартиры, часть имущества потерпевших они вместе сложили в квартире в принесенную с собой сумку. После ухода В. из квартиры потерпевших Н. продолжал действия, направленные на завладение имуществом, и в это время был обнаружен Ю., для которого характер действий Н. был понятен, для него было ясно, что из квартиры совершается кража. Продолжая реализацию своего умысла на хищение чужого имущества и его удержание, Н. применил в отношении Ю. насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, причинил ему телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью, от которых наступила смерть Ю., тут же забрал указанные судом из квартиры вещи и с похищенным с места преступления скрылся.

Использование в качестве орудия преступления металлической монтировки, нанесение им ею со значительной силой не менее 6 ударов в жизненно важные органы потерпевшего - голову, характер и локализация причиненных им ему телесных повреждений свидетельствуют о наличии у Н. умысла на лишение жизни Ю.

Между действиями Н. и наступившими последствиями - смертью потерпевшего имеется прямая причинная связь.

Мотив посягательства Н. в отношении Ю. проверялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Доводы Н. в жалобе о том, что намерений убивать Ю. он не имел, применил к нему насилие только для того, чтобы покинуть квартиру, разбойного нападения не совершал, несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти версии тщательно проверялись, своего подтверждения не нашли, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом, с приведением мотивов, обоснованно отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Оценив каждое доказательство, положенное судом в основу обвинения осужденных, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: В. в совершении тайного хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшим, а также неоднократно; Н. в разбойном нападении на Ю. с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в убийстве Ю., сопряженного с разбоем.

Действия В. по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, Н. по п. "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно. Доказательствам по делу при постановлении приговора дана верная юридическая оценка. Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Доказанность вины в совершении преступления, квалификацию его действий осужденный В. в жалобе не оспаривает.

Поступали осужденные сознательно, последовательно, целенаправленно. Для сомнений в их вменяемости, в способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими оснований не имеется.

Согласно заключению комплексной психолого-психиатрической экспертизы Н. мог в момент противоправных действий и может в настоящее время в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В той ситуации временного расстройства психической деятельности, в том числе патологического опьянения, у него не было, какого-либо особого эмоционального состояния, в том числе физиологического аффекта, у Н. не имелось, для этого отсутствовали предпосылки и механизмы, необходимые для возникновения и развития такого состояния.

Объективность заключения врачей-экспертов сомнений не вызывает. Их выводы подробно мотивированы, они соответствуют материалам дела.

С учетом этого заключения, данных о его личности, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний Н. обоснованно признан судом вменяемым.

Доказательства по делу свидетельствуют о том, что в той ситуации в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения или в состоянии необходимой обороны Н. не находился.

Материалами дела установлено, что приговором суда от 3 июля 2000 года (л.д. 46 - 47 т. 2) Н. судим за кражу, совершенную им группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение.

В связи с изменениями, внесенными в редакцию ст. 158 УК РФ Федеральным законом Российской Федерации от 31 октября 2002 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях", преступление, предусмотренное п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, относится к преступлениям средней тяжести.

В силу изложенного, положений ст. 10 УК РФ указание суда о том, что Н. 3 июля 2000 года был судим за тяжкое преступление, а потому преступления по настоящему делу им совершены в условиях особо опасного рецидива, из приговора подлежит исключению. Для отбывания наказания в виде лишения свободы Н. подлежит направлению вместо особого режима в исправительную колонию строгого режима.

Вместе с тем, наказание Н., а также В. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное им наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является. Указанные ими в жалобах обстоятельства суду при постановлении приговора были известны, они при назначении им наказания приняты во внимание. При назначении наказания требования закона судом не нарушены. Обстоятельством, отягчающим наказание каждого, суд обоснованно признал наличие у них рецидива преступлений.

Для смягчения осужденным наказания, как о том ставится вопрос в их жалобах, Судебная коллегия оснований не находит.

Гражданский иск потерпевшей судом разрешен в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мурманского областного суда от 26 июля 2002 года в отношении Н. изменить, исключить указание суда о том, что Н. по приговору от 3 июля 2000 года судим за тяжкое преступление и о совершении им преступлений в условиях особо опасного рецидива, для отбывания наказания вместо особого режима назначить Н. исправительную колонию строгого режима, а в остальном в отношении него и тот же приговор в отношении В. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Н. и В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

Ю.В.ГОВОРОВ

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"