||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2003 года

 

Дело N 56-о02-15

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей                                         Хлебникова Н.Л.,

                                                   Глазуновой Л.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных М., С. и К. на приговор Приморского краевого суда от 7 сентября 2001 года, которым

М., <...>, русский, без определенного места жительства, судим 02.10.98 по ст. 30 и ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 2-м годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 09.06.2000 по отбытии наказания, -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 17 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 111 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

Он же по ст. 150 ч. 4 УК РФ оправдан.

С., <...>, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст. ст. 150 ч. 4, 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ оправдан.

К., <...>, русский, учащийся ВГУЭС, <...>, судим 16.06.2000 по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 8 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 8 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 16 июня 2000 года, окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По делу разрешены предъявленные потерпевшей Л. гражданские иски о возмещении материального ущерба и денежной компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., объяснения осужденных М. и С., мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М., С. и К. осуждены за разбойное нападение на Л.С., совершенное с целью завладения имуществом в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, а М. и К. - также неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Кроме того, М. и К. осуждены за умышленное убийство Л.С., совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем.

М. также осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Г.

Преступления совершены 19 августа 2000 года в г. Уссурийске Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании М. и С. признали себя виновными, а К. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный М., не оспаривая свою причастность к преступлениям, утверждает, что ему необоснованно вменен квалифицирующий признак убийства, предусмотренный п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку, как указано в жалобах, К. не держал потерпевшую при лишении ее жизни, его вина не доказана, а показания С. по этому поводу не подтверждены другими доказательствами.

Кроме того, отрицает похищение из квартиры потерпевшей денежной суммы в размере 10300 долларов США, при этом ставит под сомнение наличие у последней такой суммы на момент их проникновения в квартиру.

Полагает, что имеется необходимость в проведении в отношении него стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Он ссылается и на неполноту предварительного и судебного следствия, а также нарушение по делу, в том числе при постановлении приговора, норм УПК.

Без всякого обоснования указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Назначенное ему наказание расценивает как чрезмерно суровое. Просит отменить приговор суда и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный С. оспаривает осуждение его за разбой, указывая, что сговор между ними был на грабеж, при совершении которого М. и К. допустили эксцесс.

В этой связи ставит вопрос о переквалификации содеянного на ст. 161 УК РФ.

С. тоже отрицает похищение из квартиры потерпевшей 10300 долларов США, а поэтому решение суда о взыскании с них указанной суммы считает незаконным и необоснованным.

Полагает, что при назначении ему наказания суд не учел, в частности, его явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников.

В одних жалобах он просит переквалифицировать его действия на ст. 161 УК РФ и смягчить наказание, а в других - отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный К. оспаривает осуждение его по ст. 105 ч. 2 УК РФ, при этом утверждает, что С. его оговорил, так как в действительности он не удерживал потерпевшую в момент ее убийства.

Он также не согласен с выводом суда о признании его вины в похищении из квартиры потерпевшей 10300 долларов США.

Просит изменить приговор суда, по ст. 105 ч. 2 УК РФ оправдать его за отсутствием в действиях состава преступления, а по ст. 162 ч. 3 УК РФ - смягчить наказание.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы и возражения на них со стороны прокурора, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы в обоснование того, что С., якобы, совершил грабеж, а не разбой, как это указано в приговоре, а также о непричастности К. к убийству Л.С. и о том, что смерть потерпевшей причинил один М., являются несостоятельными, поскольку противоречат фактическим обстоятельствам, при которых совершены указанные выше преступления и опровергаются собранными доказательствами, в том числе показаниями самих осужденных.

По делу установлено, что М., К. и С., будучи осведомлены о наличии у Л.С., проживающей в кв. <...>, крупной денежной суммы, по инициативе последнего договорились завладеть ею путем разбойного нападения на потерпевшую.

С этой целью они заранее изучили способ проникновения в квартиру Л.С., приготовили форму работника милиции, газовый баллончик, скотч и, вооружившись ножом, вечером 18 августа 2000 года на электричке прибыли в г. Уссурийск.

Там в ожидании наиболее удобного момента для нападения провели ночь на крыше указанного дома, а утром 19 августа 2000 года, убедившись, что Л.С. в квартире одна, осуществили задуманное, при этом М. и К., действуя группой лиц, умышленно причинили смерть потерпевшей.

Как показал осужденный С., еще при подготовке к нападению они обсуждали возможность использования ножа, под угрозой применения которого решили заставить потерпевшую указать им место хранения денег.

Когда ворвались в квартиру, М. и К. связали последней руки и заклеили рот скотчем, после чего все занялись поиском денег.

Однако не могли обнаружить сейф, хотя он ранее видел его в квартире, и тогда М. с К. вывели потерпевшую из спальной комнаты в зал.

В этот момент раздался звонок, Л.С. закричала, а за дверью послышался женский голос, звавший ее: "Саша! Саша!".

Одновременно с этим он, находясь в прихожей, увидел, что М. ножом наносит удары потерпевшей, а К., нагнувшись, держит ее за ноги.

Затем они выскочили из квартиры.

Согласно показаний осужденного М., самостоятельно им не удалось обнаружить сейф с деньгами.

Выясняя у потерпевшей место их хранения, он ножом подрезал на ее лице скотч, чтобы она могла говорить, после чего Л.С. согласилась отдать деньги.

Вдвоем с К. они вывели потерпевшую из спальной комнаты в зал, где та неожиданно закричала.

По этой причине, "не контролируя себя", он ножом нанес ей удары в грудь и в спину.

Осужденный К. в своих показаниях сообщил, что для нападения на Л.С. они заранее приготовили перчатки, газовый баллончик, нож и скотч.

Кроме того, он подыскал форму работника милиции, чтобы облегчить проникновение в квартиру потерпевшей.

В соответствии с планом, первым должен был напасть на нее М., который был вооружен ножом.

Эти показания осужденных соответствуют материалам дела, установленным в суде обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами, в частности, заключением судебно-медицинской экспертизы трупа, данными о результатах осмотра места происшествия и изъятых вещественных доказательств, в совокупности с которыми свидетельствуют, что осужденные тщательно подготовились к преступлению, вооружились, распределили между собой роли и при нападении на потерпевшую, как это и было обусловлено предварительным сговором, совершили действия, составляющие объективную сторону разбоя.

При совершении же убийства Л.С., как это видно из обстоятельств дела, М. и К. действовали самостоятельно, без участия С., умыслом которого не охватывалось причинение смерти потерпевшей.

Ссылка К. на то, что С., изобличая его в причастности к убийству, оговорил его в этом преступлении, при проверке материалов дела не нашла своего подтверждения, в связи с чем она не может быть принята во внимание.

Нельзя согласиться и с доводами, в которых оспаривается похищение осужденными при разбойном нападении крупной денежной суммы (10300 долларов США).

Надлежаще оценив в приговоре показания потерпевшей Л., показания свидетелей и другие доказательства, суд обоснованно признал доказанным завладение виновными в результате разбойного нападения указанной денежной суммой и, с учетом этого, принял правильное решение об удовлетворении предъявленного потерпевшей гражданского иска о возмещении ей материального ущерба.

Тот факт, что похищенные деньги не были изъяты у М., К. и С., не может свидетельствовать об оговоре их со стороны потерпевшей, как об этом утверждается в жалобах, и не ставит под сомнение обоснованность данного решения суда, ибо из дела видно, что осужденные до их задержания имели возможность распорядиться похищенным.

Вывод суда о вменяемости каждого из осужденных соответствует материалам дела и основан в приговоре на правильной их оценке.

Ссылка же М. на то, что он, нанося ножом удары потерпевшей, якобы, "не контролировал себя", является надуманной, опровергается заключением судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, согласно которому он мог в период совершения инкриминируемых деяний и может в настоящее время отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Необходимости в проведении в отношении него повторной психолого-психиатрической экспертизы у суда оснований не было.

Действия осужденных суд в приговоре квалифицировал правильно, в соответствии с фактическими обстоятельствами содеянного ими, установленными в судебном заседании.

Наказание суд назначил каждому осужденному справедливое, с учетом требований ст. 60 УК РФ.

Данных, которые давали бы основания признать смягчающими обстоятельствами те, на которые С. ссылается в жалобах, в деле не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 7 сентября 2001 года в отношении М., С. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Л.И.ГЛАЗУНОВА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"