||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 февраля 2003 г. N 67-о02-74

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.,

судей Коннова В.С., Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 19 февраля 2003 г. кассационные жалобы осужденного Д. и адвоката Вельчинского Н.Н. на приговор Новосибирского областного суда от 27 мая 2002 г., которым

Д., <...>, русский, с высшим образованием, неработавший, ранее не судимый,

осужден по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы: по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к десяти годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Д.:

- в пользу Щ.А.А. - в возмещение расходов на погребение 4941 руб. и в возмещение морального вреда - 70000 руб.;

- в пользу Щ.А. - в возмещение расходов на лечение 13255 руб. и в возмещение морального вреда 40000 руб.

Д. признан виновным и осужден за убийство Щ., 1960 г. рождения, совершенное 25 декабря 2001 г. из корыстных побуждений, и за покушение на убийство другого лица - Щ.А., 1976 г. рождения, совершенное 25 декабря 2001 г. с целью сокрытия другого преступления (убийства Щ.).

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения адвоката Миронова Ю.К., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего судебное решение в отношении Д. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный Д. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на неполное, необъективное проведение судебного разбирательства; на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, на неправильную оценку доказательств и на чрезмерную строгость назначенного ему наказания. Считает, что судом неверно установлены мотивы его действий. Утверждает, что при происшедшем он был невменяем, а суд, по его мнению, необоснованно отказал в назначении повторной стационарной комплексной судебно-психиатрической экспертизы;

- адвокат Вельчинский Н.Н. в защиту интересов осужденного Д. также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на те же доводы, что и сам осужденный Д. в своей жалобе.

Представитель потерпевших адвокат Дроздецкая Н.В. считает в возражениях доводы жалоб осужденного Д. и адвоката Вельчинского несостоятельными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор в отношении Д. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Д. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Доводы Д. об обстоятельствах происшедшего, аналогичные изложенным в жалобах, были предметом судебного исследования и получили правильную оценку в приговоре.

Производство выстрелов из пистолета Д. в Щ. и в Щ.А. в жалобах не оспаривается.

Как поясняли свидетели Д.О. и К., в ходе предварительного следствия, не Щ. и Щ.А., а другие люди, в том числе - имеющие отношение к агентству недвижимости "Русский дом", летом и осенью 2001 г. требовали от Д. возврата долга. Щ. они не знали, он им по телефону не звонил, угроз не высказывал.

Свидетель Б. пояснял, что Щ. имел денежные долги перед различными лицами, занимал и перезанимал деньги, чтобы отдавать долги. О том, что Щ. был причастен к тому, что его (Д.) в октябре 2001 г. насильно увезли куда-то кредиторы, он не говорил. Он погасил этим лицам свой долг.

Сам Д. пояснял, что летом 2001 г. он имел денежные долги перед другими людьми, скрывался от них, они разыскивали его, предъявляя требования в грубой форме в связи с невозвратом им долгов. Этими людьми Щ. и Щ.А. не были. До осени 2001 г. по домам другие люди звонили к ним. К нему и сейчас предъявляет денежные долги С., но необоснованно. Он (Д.) должен лишь Б. (т. 1 л.д. 184, т. 2 л.д. 62).

Ссылка Д. на то, что суд в приговоре исказил его показания о наличии долгов перед другими людьми, не соответствует материалам дела, в соответствии с которыми и приведены его показания.

При таких данных вывод суда о наличии у Д. денежных долгов и перед другими (кроме Щ.) кредиторами, которые в связи с этим разыскивали его, соответствует материалам дела.

Причастность Щ. к похищению, как об этом утверждает Д., не установлена, обвинительного приговора либо соответствующего постановления следственных органов в отношении него по указанному обстоятельству не имеется, в связи с чем суд не вправе давать оценку действиям Щ., якобы, по похищению Д.

Ссылка в жалобах на то, что судом не были допрошены в качестве дополнительных свидетелей Т. (сожитель матери осужденного), Л. и М., не имеет юридического значения и не может являться основанием для отмены приговора, поскольку согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон (все иные законы и нормативные акты действуют лишь в части, соответствующей Конституции РФ), и в обязанности суда не входит сбор дополнительных доказательств по делу, а перед судом, как видно из протокола судебного заседания, не заявлялось ходатайства о допросе указанных лиц в качестве дополнительных свидетелей.

Как следует из материалов дела и установлено приговором, в мае - июне 2001 г. Д. взял в долг у Щ. около 30000 долларов США с обязательством ежемесячной выплаты процентов за сумму долга. В оговоренный срок в октябре 2001 г. Д. в полном объеме свой долг Щ. возвратить не смог и Щ. потребовал от него возврата 7000 долларов долга и суммы процентов за пользование деньгами. В связи с отсутствием средств Д. в ноябре - декабре 2001 г. стал скрываться от Щ., а Щ. отказывался продлить срок возврата долга.

Сам Д. в ходе судебного следствия пояснял, что в сентябре 2001 г. Щ. сказал, чтобы он отдал ему оставшийся долг в течение нескольких недель, сообщил, что деньги были не его и собственник денег требует их возврата. Он стал искать деньги. В октябре 2001 г. он стал скрываться от Щ., несколько раз они с ним разговаривали на повышенных тонах, тот настаивал, чтобы он отдал долг. На конец ноября 2001 г., когда был назначен конец расчета, у него оставалась сумма долга около 13000 долларов США. Эту сумму он погасить не мог, денег не было и в ноябре 2001 г. он стал скрываться. В начале декабря 2001 г. за 400 долларов он купил пистолет и патроны, опробовал его, стрелял из него (л.д. 51 - 52 т. 2).

Кроме того, в ходе предварительного следствия Д. пояснял, что всю сумму долга он должен был вернуть Щ. 10 - 15 октября 2001 г., отсрочку тот дал ему лишь на 5 дней. Затем ему дали срок до 20 декабря 2001 г. на возврат суммы. Он пообещал собрать эту сумму. К 20 декабря 2001 г. он денег собрать не смог и не было источников получения денег. На 25 декабря 2001 г. он договорился с Щ. о встрече, пообещав ему передать в эту встречу сумму долга, рассчитаться с ним в полном объеме (т. 1 л.д. 146, 157, 174 - 175).

Как следует из материалов дела, не имея денег, Д. договорился с Щ. о встрече, обещая полностью возвратить ему сумму долга, и на эту встречу взял заранее приобретенный им заряженный пистолет, из которого впоследствии произвел выстрелы. Убив Щ., Д. заявлял, что перед происшедшим он полностью возвратил Щ. сумму долга и тот с деньгами уехал.

Указанные данные подтверждают правильность выводов суда о мотиве убийства Д. Щ. - корыстные побуждения в виде уклонения от выплаты долга.

Подсудимый Д. пояснял, что на остановке "Сеятель" машину Щ., в которой они ехали, остановили сотрудники ГИБДД за превышение скорости. Щ. вышел из машины, чтобы заплатить штраф. Он (Д.), находясь в это время в салоне машины, достал свой пистолет, дослал патрон в патронник и положил пистолет за пазуху. Когда в машину сел Щ., его (Д.) жизни ничего не угрожало, Щ.А. с ним только поздоровался, в разговоре не участвовал, у него с ним конфликта не было. В машине между ним (Д.) и Щ. ссор не было, Щ. и Щ.А. угроз в его адрес не высказывали. Он (Д.) не просил остановить машину, чтобы он мог выйти из нее (т. 2 л.д. 53, 96 - 97).

При таких данных, когда сам Д., не имея денег, назначил встречу Щ. для возврата долга, сам, взяв пистолет, сел к нему в машину, имея возможность выйти из машины и обратиться за помощью к сотрудникам ГИБДД, когда они остановили машину, не сделал этого, а, напротив, приготовил пистолет к стрельбе, привел его в боевое положение, и при отсутствии ссор, угроз стал стрелять в братьев Щ. и Щ.А., его доводы о том, что он боялся Щ. и Щ.А., являются надуманными, противоречащими материалам дела. Щ., которого он убил, вообще никаких противоправных действий в отношении Д. не совершал.

Как пояснял потерпевший Щ.А., в пути следования Д. по телефону Щ. стал звонить Б., как он понял, деньги должен был привезти Б., с которым Д. назначил встречу в определенном месте. Передвигаясь на машине по указанию Д., они искали машину Б., но его не было. Он понял, что Д. обманывает брата. Когда Д. сказал, что у поворота на Морской проспект нужно остановить машину, брат остановил ее, взял из рук Д. телефон, спросил в трубку: "Игорь, ты где?" - и в это время раздались выстрелы.

Как видно из показаний свидетеля Б., вечером 25 декабря 2001 г. Д. позвонил ему с незнакомого номера телефона, сообщил, что находится на Цветном проезде ("Академгородок" г. Новосибирска). Он не понял, что имел в виду Д. Через 15 минут с того же номера телефона Д. вновь позвонил ему, ничего конкретно не сообщая.

Так было несколько раз, пока незнакомый мужской голос не спросил в трубку: "Игорь, ты где?", после чего связь прекратилась.

Факт телефонных звонков Б. подтверждается их расшифровкой.

При таких данных выводы суда об обстоятельствах происшедшего соответствуют имеющимся доказательствам, получившим надлежащую оценку.

Суд обоснованно, в том числе - с учетом целенаправленности выстрелов, их производства в разных лиц, в том числе - и в убегавшего Щ.А., не усмотрел в действиях Д. состояния физиологического аффекта.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Д. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Мотивы действий Д. судом установлены правильно, в соответствии с имеющимися доказательствами.

Органами предварительного следствия и судом исследовано психическое состояние Д., в отношении него проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза (т. 1 л.д. 206 - 209) и эксперты дали обоснованные ответы на все поставленные перед ними вопросы.

С учетом осмысленных, целенаправленных, мотивированных действий Д., поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда, галлюцинаций, признаков расстроенного сознания, он обоснованно признан вменяемым.

Наличие у Д. эпилептиформенных признаков не влияет на правильность выводов о его вменяемости, поскольку при наличии такого припадка больной утрачивает сознание и не может производить неоднократных целенаправленных выстрелов из пистолета в свои жертвы. Сам Д. не давал показаний, что он производил выстрелы из пистолета в состоянии эпилептического припадка. Состояние здоровья, в том числе - наличие припадков у Д. было известно экспертам при даче ими заключения о вменяемости Д. как во время совершения преступлений, так и на время его обследования.

Каких-либо новых обстоятельств, неизвестных экспертам, в судебном заседании не установлено и суд обоснованно отказал в проведении повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Наказание Д. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела. Назначенное Д. наказание является справедливым, соразмерным содеянному самим им. Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не усматривается. С учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности самих сторон, данное дело рассмотрено судом всесторонне, полно и объективно. Выводы суда, изложенные в приговоре, надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 27 мая 2002 г. в отношении Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Д. и адвоката Вельчинского Н.Н. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

В.С.КОННОВ

И.П.ШАДРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"