||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 февраля 2003 г. N 81-о02-112

 

Председательствующий Пронин М.В.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе:

председательствующего: Разумова С.А.

судей: Дубровина Е.В., Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 19 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Г., М.М. на приговор Кемеровского областного суда от 22 мая 2002 года, которым

Г., <...>, немец, образованием 9 классов, холостой, не работавший, проживавший по адресу: <...>, ранее судим:

1. 20 ноября 1996 года Яшкинским районным судом, Кемеровской области по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 44 УК РСФСР, условно, с испытательным сроком на 2 года;

2. 12 марта 1997 года Яшкинским районным судом, Кемеровской области по ст. 111 УК РСФСР, с применением ст. 40 ч. 3, 44 УК РСФСР к 2 годам 9 месяцам лишения свободы, условно, с испытательным сроком на 3 года;

3. 25 июля 1997 года Яшкинским районным судом, Кемеровской области по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г"; 161 ч. 2 п. п. "в", "д", 69, 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы - освобожден 16 ноября 2000 года по отбытии срока наказания;

осужден:

- по ст. 162 ч. 3 п. "г" УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 139 ч. 1 УК РФ к 1 (одному) году исправительных работ с удержанием, ежемесячно, 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Г. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 9 (девять) лет 3 (три) месяца с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Г. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "к"; 167 ч. 2; 158 ч. 3 п. "в" УК РФ оправдан за отсутствием в действиях состава преступления.

М.М., <...>, русский, образованием 12 классов, холостой, не работавший, проживавший по адресу; <...>, не судим;

осужден:

- по ст. 162 ч. 1 УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы, без конфискации имущества;

- по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к"; УК РФ к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы;

- по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы,

- по ст. 139 ч. 1 УК РФ к 1 (одному) году исправительных работ с удержанием, ежемесячно, 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно М.М. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 14 (четырнадцать) лет, без конфискации имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

М.М. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

По данному уголовному делу также осуждены П.О.А., Б.В. приговор суда в отношении, которых не обжалован и не опротестован.

Этим приговором суда взыскано в пользу потерпевшей Ч.Т.Н., в счет возмещения материального ущерба с М.М. 5.055 рублей, с Г. 300 рублей.

Изучив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

Г., М.М., осуждены за то, что они совершили:

- Г. М.М. разбой в отношении Ч.А.И., то есть нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, Г., будучи лицом ранее 2 и более раза судимым за хищения.

- М.М. покушение на убийство Ч.А.И., то есть покушение на умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное с целью скрыть другое преступление, умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога.

Г., М.М. незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

Преступления Г., М.М. были совершены в пос. Яшкино, Яшкинского района, Кемеровской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании подсудимые: Г. виновным себя не признал, М.М., виновными себя признал частично.

В кассационных жалобах:

- Осужденный Г. указывает, что с приговором суда в отношении него не согласен, так как преступлений, за которые он осужден, не совершал, в первоначальной стадии предварительного следствия со стороны работников милиции на него было оказано психическое и физическое воздействие, в результате чего дал неправильные показания по происшедшим событиям, оговорил себя во вмененных ему преступлениях.

Такое же воздействие было оказано на П.О.А., который дал признательные показания по преступлениям, якобы совершенным ими, которые являются недостоверными, в них он оговорил себя и его Г.

Предварительное следствие бело проведено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, заявленные им, Г., и его адвокатом ходатайства в полном объеме удовлетворены не были.

Во время нахождения под стражей в СИЗО-1 города Кемерово он, Г., случайно встретился с М.М., проходившим с ним по одному делу, пояснившим, что последний был задержан в состоянии алкогольного опьянения, давал недостоверные показания по преступлениям, о которых ему указал следователь, оговорил его, Г., причем протоколы допросов подписывал не читая.

Судом неправильно квалифицированы его, Г., действия по ст. 162 ч. 3 п. "г" УК РФ их следовало бы квалифицировать по ст. 161 ч. 2 УК РФ, помимо этого наказание ему назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, возраста, состояния здоровья, обстоятельств, смягчающих наказание, а поэтому просит разобраться с делом, приговор суда в отношении него изменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "г" на ст. 161 ч. 2 УК РФ, смягчить наказание.

- осужденный М.М. приговор суда в отношении него считает незаконным, необоснованным, потому что, придя к Ч.А.И., они, М.М., Г., П.О.А. не преследовали цель на хищение чужого имущества.

Покушение на убийство потерпевшего Ч.А.И. им, М.М., не было совершено с прямым умыслом, так как думал, что после нанесенных ударов П.О.А. потерпевший умер, только после этого он совершил поджог квартиры, где проживал П.О.А.

Наказание ему, М.М., назначено чрезмерно суровое, без учета фактических обстоятельств дела, его состояния здоровья, данных, характеризующих личность обстоятельств, смягчающих наказание, а поэтому просит разобраться с делом, приговор суда в отношении него изменить, назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ, характера и степени общественной опасности содеянного.

Заслушав доклад судьи Дубровина Е.В., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных Г., М.М., выслушав мнение прокурора Смирновой Е.Е. полагавшей приговор суда в отношении Г., М.М., оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Судебная коллегия считает, что приговор суда, в отношении Г., М.М., постановлен законно и обоснованно, доказательства, положенные в основу приговора, были полно исследованы в судебном заседании, приведены в приговоре, судом им дана надлежащая оценка.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденных Г., М.М., несостоятельны, поскольку не нашли своего подтверждения в судебном заседании, они опровергаются совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и приведенных в приговоре.

Так, допрошенные на предварительном следствии Г., М.М., П.О.А. показали, что 1 ноября 2001 года, находясь дома у П.О.А., договорились совершить кражу имущества, принадлежащего Ч.А.И., знакомого П.О.А.

Они, Г., М.М., П.О.А. решили между собой напоить Ч.А.И. спиртным и, когда тот уснет похитить его имущество, а если Ч.А.И. не будет дома, то договорились сломать входную дверь проникнуть в квартиру, похитить оттуда имущество, при этом П.О.А. взял с собой массивный деревянный молоток.

Войдя в дом Ч.А.И., они, М.М., П.О.А., Ч.А.И. стали распивать спиртные напитки, на кухне, а он, Г., в это время находился в зале, затем они, М.М., П.О.А., Ч.А.И. зашли в зал и Ч.А.И., увидев, что Г. держит его магнитофон, стал говорить, чтобы тот поставил магнитофон на место.

Тогда он, Г., схватил Ч.А.И. за одежду и повалил на диван, потом в процессе состоявшегося конфликта нанес Ч.А.И. один удар кулаком в область лица, затем ударил хрустальной вазой по голове, М.М. в свою очередь нанес Ч.А.И. не менее 7 ударов кулаками по голове, 3-х ударов ногой по телу, П.О.А. нанес Ч.А.И. не менее 3-х ударов деревянным молотком по голове, указанные удары они наносили, с целью сломить сопротивление Ч.А.И. и похитить его имущество.

От этих ударов Ч.А.И. перестал кричать и сопротивляться, он, М.М., затащил Ч.А.И. в спальную комнату и нашел там бутылку с керосином, предполагая, что Ч.А.И. еще живой и может на них донести, решил поджечь квартиру для того, чтобы скрыть следы преступления, с целью уничтожить квартиру вместе с хозяином Ч.А.И., разлил керосин в спальной комнате на пол, на кровать и поджег его зажигалкой.

В комнате возник пожар, они, Г., М.М., П.О.А. взяли, принадлежащее Ч.А.И. имущество аудиомагнитофон "Айва", телевизор "Фунай" ушли из квартиры, Ч.А.И. в это время лежал в зале на диване без движения, голова у него была в крови.

Суд правильно отметил в приговоре, что Г., М.М., П.О.А. в первоначальной стадии предварительного следствия не только признавали свою вину в совершенном, но и давали подробные показания, на основании которых были установлены фактические обстоятельства дела, изложенные в приговоре.

Они являются достоверными, поскольку подтверждаются другими доказательствами и содержат такую информацию, которая, в тот период времени, не была известна ни работникам милиции, ни следователям.

Предварительное следствие и судебное заседание были проведены в соответствии с требованиями УПК РСФСР, ст. 51 Конституции Российской Федерации им, Г., М.М., П.О.А. разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались они в присутствии адвокатов, никто, никакого воздействия на них не оказывал.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля М.Е., заместитель начальника отделения уголовного розыска Яшкинского РОВД показал, что после задержания Г., М.М., П.О.А. по подозрению в совершенных преступлениях, последние давали подробные показания о происшедших событиях.

Кроме того, они, Г., М.М., П.О.А. рассказывая о преступлениях, совершенных ими, представили такую информацию, которая, в тот период времени, не была известна работникам милиции, никто, никакого воздействия на них не оказывал, заявления от указанных лиц о недозволенных методах получения объяснений со стороны работников милиции от них не поступало.

Изменение своих показаний Г., М.М., впоследствии судебная коллегия расценивает, как их попытку уйти от ответственности за содеянное.

Предварительное следствие было проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, заявленные Г., и его адвокатом ходатайства, разрешены судом, в соответствии с требованиями закона.

Потерпевший Ч.А.И. в судебном заседании пояснил, что 1 ноября 2001 года трое незнакомых парней, как впоследствии выяснилось Г., М.М., П.О.А., постучали в дверь, один из них назвал его по имени.

Он, Ч.А.И., впустил их в квартиру, затем они попытались похитить его телевизор, при воспрепятствовании этому, Г., М.М., П.О.А., подвергли его избиению, отчего он потерял сознание, позднее ему стало известно, что его квартира была подожжена, похищено, принадлежащее ему имущество.

Потерпевшая Б.А. в суде пояснила, что в начале ноября 2001 года Г., М.М., и П.О.А. незаконно проникли в жилище, принадлежащее ей, против ее воли, она их отругала, последние ушли из квартиры.

Показания потерпевших Ч.А.И., Б.А., свидетеля М.Е. являются достоверными, соответствующими действительности, поскольку они последовательны, не противоречивы, подтверждаются другими доказательствами, приведенными судом в приговоре, причем они допрашивались они в присутствии адвокатов, никто, никакого воздействия на них не оказывал.

В подтверждение вины Г., М.М., по совершенным преступлениям, суд в приговоре обоснованно сослался: на показания потерпевшей Ч.Т.Н., свидетелей К.Н.Н., Б.Л., И., Ц.С., Ц.З., Ш., К.Н.А., П.М.М., П.А.П., Д., К.Л.А., П.А.И., признав их достоверными, соответствующими действительности, потому что они подтверждаются другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.

Кроме того, суд в приговоре правильно сослался на протоколы: осмотра места происшествия, выемки, изъятий осмотров и опознаний вещественных доказательств, заключения судебно-медицинских, биологических, пожарно-технических экспертиз и другие доказательства по делу, дав им надлежащую оценку, приведя в приговоре анализ этим доказательствам.

Оценив собранные по делу доказательства, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что Г., М.М., совершили разбой в отношении Ч.А.И., то есть нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, Г., будучи лицом, ранее 2 и более раза судимым за хищения.

- М.М. покушение на убийство Ч.А.И., то есть покушение на умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное с целью скрыть другое преступление, умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога.

Г., М.М. незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

Об умысле М.М., направленном на убийство потерпевшего Ч.А.И. свидетельствуют его фактические действия.

Так он, М.М., после разбойного нападения, завладения чужим имуществом, с целью скрыть, совершенное им преступление разлил в квартире керосин, поджег его, оставив в квартире, находившегося без сознания Ч.А.И., сознавал, что в результате его действий наступит смерть потерпевшего, желал и сознательно допускал ее наступления.

Однако смерть Ч.А.И. не наступила по независящим от его М.М., воли обстоятельствам, так как ему, Ч.А.И., своевременно была оказана медицинская помощь.

Во время совершенных преступлений Г., М.М. не находились в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), потому что со стороны потерпевшего Ч.А.И. не было насилия, издевательства, тяжкого оскорбления, иных противоправных, аморальных действий, а равно длительной психотравмирующей ситуации, которая могла бы возникнуть в связи с систематическим противоправным, аморальным поведением потерпевшего.

Психическое состояние Г., М.М. проверялось судом, который правильно признал их вменяемыми, в отношении инкриминируемых им деяний, так как они психическим расстройством не страдали и не страдают.

В момент совершения правонарушения они, Г., М.М. каких-либо признаков временного болезненного расстройства психической деятельности не обнаруживали, находились в состоянии простого (не патологического) алкогольного опьянения, могли отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Обоснованно, придя к выводу о доказанности вины Г., в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "г"; 139 ч. 1 УК РФ, М.М. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 1; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к"; 167 ч. 2; 139 ч. 1 УК РФ суд назначил им наказание, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, фактических обстоятельств дела, их возраста, семейного положения, состояния здоровья, данных, характеризующих личность, обстоятельств, как смягчающих наказание, так и отягчающих наказание.

Исходя, из вышеизложенного судебная коллегия не усматривает оснований к отмене, изменению приговора в отношении Г., М.М., как в части переквалификации их действий, так и в части смягчения, назначенного им наказания.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 22 мая 2002 года в отношении Г., М.М. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"