||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 февраля 2003 года

 

Дело N 64-о02-21

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Коннова В.С. и Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 19 февраля 2003 года кассационные жалобы потерпевшего К., осужденного Т. и адвоката Жигалова В.М. на приговор Сахалинского областного суда от 8 апреля 2002 года, которым

Т., <...>, русский, с образованием 9 классов, ранее не судимый,

осужден по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы; по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

С., <...>, русский, с образованием 3 класса, не работавший, ранее судимый:

- 3 июня 1997 г. по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год;

- 8 апреля 1998 г. по п. п. "б", "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам лишения свободы; по совокупности приговоров к трем годам трем месяцам лишения свободы, освобожден 31 октября 2000 г. по отбытии срока наказания,

осужден по п. п. "д", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы; по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двадцати одному году лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

С. признан виновным и осужден за разбойное нападение на Б. и К.Р., совершенное группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью Б. и К.Р.; и за убийство Б., 1947 года рождения, и К.Р., 1953 года рождения, совершенное с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно и сопряженное с разбоем.

Т. признан виновным и осужден за разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью К.Р.; и за убийство К.Р., 1953 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими в ночь с 10 на 11 октября 2001 г. при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Филимонова А.И. об оставлении приговора в отношении Т. и С. без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

потерпевший К. просит отменить приговор в отношении С., считая чрезмерно мягким назначенное ему наказание, а также - просит вещественное доказательство - телевизор передать ему;

осужденный Т. указывает на свое несогласие с приговором, ссылаясь на неправильную оценку его показаний, данных им в ходе предварительного следствия, и на нарушение его права на защиту следователем;

адвокат Жигалов В.М. в защиту интересов осужденного Т. просит изменить приговор и переквалифицировать его действия на п. п. 1 и 5 ст. 33 и п. 7 ч. 2 ст. 158 УК РФ и смягчить Т. наказание до условного, ссылаясь на то, что Т. участия в убийстве не принимал, убитых не видел и С. ему об убийстве не говорил. Он лишь донес до дома С. изъятые из дома К.Р. и Б. С. телевизор и видеомагнитофон, не имея при этом корыстной цели. По мнению адвоката Жигалова, приговор не соответствует требованиям ст. 301 УПК РСФСР, доказательства оценены неверно, право Т. на защиту в ходе предварительного следствия было нарушено, а судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном.

В возражениях потерпевший К. считает доводы жалобы адвоката Жигалова несостоятельными и просит приговор в отношении Т. оставить без изменения.

Осужденным С. в кассационном порядке приговор не обжалован.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор в отношении С. и Т. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность С. и Т. в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а виновность С. - и не оспаривается в кассационных жалобах.

Квалификация действий С. по п. п. "д", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Сам Т. в ходе предварительного следствия пояснял, что после совместного употребления спиртного и возникшей драки, когда он вывел С. на улицу из дома, в котором проживали Б. и К.Р., С. сказал, что у Б. должны быть деньги и предложил насильно забрать их. Он согласился с предложением С. С. сообщил, что он будет бить мужчину, пока тот не отдаст деньги. Зайдя в квартиру, С. стал кулаками избивать Б., а он (Т.) искал в серванте деньги. Он слышал, как мужчина и женщина кричали, что денег нет. Затем он (Т.) подошел к Б. и стал бить его руками по голове, требуя деньги, а С. в зале искал деньги. Затем С. со стола в кухне взял нож, сказал, что хочет припугнуть мужчину и ушел в зал. Он (Т.) слышал крики женщины, просившей не делать этого, слышал хрип, а когда зашел в зал, то увидел Б. с опущенной головой, из его шеи текла кровь. С. предложил ему (Т.) убить и женщину. После этого они подошли к женщине, он (Т.) стал удерживать ее за туловище, а сам отвернулся, чтобы не видеть, что будет делать С. Затем женщина застонала и упала на диван. Он и С. после этого вновь искали деньги, но не нашли их. С. вынес из дома видеомагнитофон и телевизор и он помог С. нести видеомагнитофон.

Суд обоснованно признал приведенные показания Т. достоверными, поскольку они соответствуют другим материалам дела, и дал надлежащую оценку изменению им показаний.

Судом проверялись доводы о применении к Т. незаконных методов расследования, повторенные адвокатом Жигаловым в жалобе, но они не подтвердились и правильно признаны судом недостоверными.

Показания самого Т. в этой части противоречивы и непоследовательны. Первоначально, объясняя причину изменения показаний, он ссылался на угрозы С. и ничего не заявлял о незаконных методах расследования. Затем он изменил свои показания в этой части и стал утверждать, что первоначальные показания он давал при моральном давлении оперативных работников Холмского ГОВД, угрожавших ему физической расправой (т. 2 л.д. 222). В судебном заседании подсудимый Т. пояснял, что оперативные работники милиции вынуждали его давать показания, осуществляя давление "физически и морально". Кроме того, на него кто допрашивал, тот и "давил" (л.д. 41 т. 3). Затем подсудимый Т. вновь изменил показания и заявил, что О. (помощник прокурора, проводивший его допрос в качестве подозреваемого 16 октября 2001 г. и осмотр места происшествия с участием подозреваемого Т. 17 октября 2001 г.) на него не "давил" (с его стороны насилия к нему не было), а следователю он не говорил о примененном к нему насилии (т. 3 л.д. 61, 62).

Кроме того, как следует из протоколов допроса в качестве подозреваемого от 16 октября 2001 г. и осмотра места происшествия с его участием 17 октября 2001 г. Т. собственноручно указывал, что показания даны им добровольно (л.д. 67, 70 т. 1), при осмотре места происшествия он показания давал в присутствии понятых и других лиц, от которых замечаний по поводу проведения следственного действия в протоколе не имеется. Свидетель В., понятая при осмотре места происшествия, поясняла, что давления при осмотре места происшествия на Т. не было, с ним разговаривали спокойно, он показывал, отвечал на вопросы следователя добровольно (т. 3 л.д. 72 - 73).

Свидетели О., В., З., В. также поясняли в судебном заседании об отсутствии незаконных методов расследования и даче Т. показаний добровольно.

В ходе предварительного следствия указанные доводы Т. проверялись следственным путем, но также не подтвердились и постановлением от 18 февраля 2002 г. в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции З., В., В., помощника прокурора О. - по ст. 286 УК РФ отказано за отсутствием в их действиях состава преступления. Данное постановление (т. 2 л.д. 257 - 259) не отменено и в установленном законом порядке не признано незаконным.

Нарушения права подозреваемого Т. на защиту также не допущено.

Как следует из материалов дела, ему своевременно было разъяснено право на защиту и он в протоколе собственноручно указал, что в услугах адвоката не нуждается, что не связано с материальным положением (т. 1 л.д. 56). Перед допросом и проведением осмотра места происшествия с его участием, перед проведением очной ставки ему вновь разъяснялось право "на квалифицированную юридическую помощь, которая в установленных законом случаях предоставляется бесплатно" и он снова собственноручно указывал, что не нуждается в услугах адвоката, что не связано с его материальным положением (т. 1 л.д. 57, 69, 85). В судебном заседании подсудимый Т. пояснял, что у него по состоянию на 16 октября 2001 г. деньги дома были (т. 3 л.д. 41). Добровольность отказа Т. от услуг адвоката подтвердили в судебном заседании свидетели О. и В.

С учетом того, что право на защиту неравнозначно обязанности защищаться, суд обоснованно не усмотрел нарушения права Т. на защиту.

Обязательное участие защитника согласно п. 5 ч. 1 ст. 49 УПК РСФСР по делам лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания могла быть назначена смертная казнь, предусматривалось лишь с момента предъявления обвинения (и не распространялось на совершение следственных действий с подозреваемым). Кроме того, наказание в виде смертной казни Т. не могло быть назначено (согласно постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г.) и реально он не приговорен к смертной казни.

Ссылка в жалобе осужденного Т. на ст. 75 УПК РФ неправомерна, поскольку рассмотрение дела судом произведено до введения в действие УПК РФ. Согласно действующего законодательства проведение судебно-следственных действий регулируется лишь уголовно-процессуальным законом, действующим на время их проведения.

Проведение осмотра места происшествия с участием подозреваемого УПК РСФСР не противоречит. Предшествующий данному осмотру отказ второго понятого от участия в проведении следственного действия не влияет на оценку протокола осмотра места происшествия, проведенного с другим понятым.

Как видно из протокола, при проведении очной ставки, при которой Т. давал приведенные показания, С. полностью подтвердил достоверность его показаний и заявил, что "все было так, как пояснил Т." (т. 1 л.д. 85).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что у К.Р. имелось не менее 6 прижизненных воздействий колюще-режущим или режущим предметов в области шеи. Как видно из заключения, у К.Р. не имелось повреждений в области рук, что свидетельствует о том, что она при нанесении ей не менее, чем 6 прижизненных воздействий режущим (колюще-режущим) предметом, мер по самообороне не принимала, что подтверждает показания Т. о том, что при убийстве К.Р. С. он "удерживал ее", находясь сзади нее.

Свидетель Л. поясняла в судебном заседании, что от С. ей известно, что он со своим знакомым приносили домой телевизор и видеомагнитофон.

Заключением судебно-биологической экспертизы подтверждается наличие на кроссовках Т. крови, которая могла произойти от Б.

Ссылка в жалобе на необнаружение на одежде Т. крови К.Р. не свидетельствует о непричастности Т. к ее убийству.

Как следует из материалов дела, при нанесении К.Р. ножевых ранений С. Т. находился сзади нее и она своим телом закрывала его, а С. наносил ей ранения спереди. Кроме того, как видно из материалов дела, после происшедшего Т. свои спортивные брюки стирал, его рубашка была сожжена в печи и до задержания Т. имел реальную возможность уничтожить возможные следы крови со своей одежды.

Виновность Т. подтверждается и другими доказательствами, имеющимися в деле, приведенными в приговоре.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Т. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание Т. и С. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

То, что С. не работал и не обучался, суду было известно при назначении ему наказания, данные о его личности учитывались при этом. Также учитывалась, как видно из приговора, и тяжесть совершенных С. преступлений. Предшествующие судимости С. обоснованно не учитывались судом при назначении ему наказания, поскольку преступления он совершал в несовершеннолетнем возрасте, в силу чего эти судимости не образуют рецидива.

Изменение С. показаний, введение следствия в заблуждение является правом подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), а реализация права не может расцениваться в качестве отягчающего наказание обстоятельства.

Назначение С. за умышленное лишение жизни двоих человек при разбойном нападении наказания в виде лишения свободы сроком на 18 лет, а по совокупности особо тяжких преступлений - 21 года лишения свободы, нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, не соразмерным содеянному им. С., а также - Т. назначено судом справедливое наказание и оснований к его смягчению не имеется.

Судьба вещественного доказательства - телевизора Б. - разрешена судом в соответствии с требованиями закона и решение суда обосновано в этой части в приговоре. Предусмотренных законом оснований для передачи телевизора Б. К. - не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Данное дело рассмотрено судом объективно, с учетом требований Конституции РФ об осуществлении судом правосудия (справедливости). Приговор суда соответствует требованиям закона; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Сахалинского областного суда от 8 апреля 2002 г. в отношении Т. и С. оставить без изменения, а кассационные жалобы потерпевшего К., осужденного Т. и адвоката Жигалова В.М. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

В.С.КОННОВ

И.П.ШАДРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"