||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 февраля 2003 года

 

Дело N 4кп003-5сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.,

судей Микрюкова В.В., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 19 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных К., К.С., Е., П., адвоката Хвалынского Д.Ю. на приговор суда присяжных Московского областного суда от 16 октября 2002 года, которым:

К., <...>, гражданин РФ, холостой, образование среднее, военнообязанный, не работал, <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ в виде лишения свободы на срок 8 (восемь) лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ в виде лишения свободы на срок 12 (двенадцать) лет, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно наказание назначено в виде лишения свободы на срок 15 (пятнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 25 июня 2001 года.

В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ назначены К. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

К.С., <...>, гражданин РФ, холостой, образование среднее техническое, военнообязанный, не работал, <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ в виде лишения свободы на срок 8 (восемь) лет, с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ в виде лишения свободы на срок 11 (одиннадцать) лет, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно наказание назначено в виде лишения свободы на срок 14 (четырнадцать) лет с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 25 июня 2001 года.

Е., <...>, гражданин РФ, холостой, образование среднее специальное, военнообязанный, не работал, <...>, ранее судимый 9 января 2001 года Ступинским горсудом Московской области по ст. 318 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ в виде лишения свободы на срок 7 (семь) лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ в виде лишения свободы на срок 11 (одиннадцать) лет, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний наказание назначено в виде лишения свободы на срок 14 (четырнадцать) лет с конфискацией имущества, в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ путем полного сложения к наказанию, назначенному по данному приговору, наказания, назначенному по приговору от 9 января 2001 года, окончательно наказание назначено в виде лишения свободы на срок 14 (четырнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, и на срок 2 (два) года условно с испытательным сроком на 2 года. Срок наказания исчислен с 25 июня 2001 года.

П., <...>, гражданин РФ, холостой, образование среднее специальное, военнообязанный, работал слесарем-ремонтником электромеханического цеха Белорусского вокзала, <...>, ранее судимый: 1) 22 декабря 1999 года Люберецким горсудом Московской области по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы, освобожден 24 мая 2000 года по отбытии наказания; 2) 11 апреля 2001 года Домодедовским горсудом Московской области по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ в виде лишения свободы на срок 8 (восемь) лет, с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ в виде лишения свободы на срок 13 (тринадцать) лет, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно наказание назначено в виде лишения свободы на срок 15 (пятнадцать) лет с конфискацией имущества, в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения к наказанию, назначенному по данному приговору, наказания, назначенному по приговору от 11 апреля 2001 года, окончательно наказание назначено в виде лишения свободы на срок 16 (шестнадцать) лет с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 3 января 2001 года. Гражданские иски разрешены.

По приговору суда присяжных К., К.С., Е., П. признаны виновными в нападении с целью завладения имуществом Р., совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, и с угрозой применения такого насилия, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в умышленном причинении смерти К.К., совершенного группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление, совершенное ими разбойное нападение на Р.

Преступления совершены 18 ноября 2000 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения К., К.С., Е., П., адвоката Хвалынского Д.Ю., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный К. и его защитник Хвалынский Д.Ю. просят приговор суда отменить и дело прекратить, так как К. разбойного нападения и убийства не совершал, полагают, что уголовное дело рассмотрено с обвинительным уклоном, в суде перед присяжными заседателями исследовались недопустимые доказательства, в частности показания К. на предварительном следствии были получены под физическим воздействием следователя, протоколы задержания К. и других осужденных были составлены с нарушением закона - без подписи начальника милиции, при допросе в качестве подозреваемого адвокат не участвовал, напутственное слово не соответствует фактическим обстоятельствам дела, экспертизы проведены с нарушением закона, суд необоснованно отказал в проведении судебно-медицинской экспертизы по пальцу.

К.С. считает, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела, суд необоснованно отклонял в суде ходатайства, полагает, что в связи с болезнью ноги не мог совершить преступление, протокол его задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР не соответствует требованиям закона.

Е. полагает, что председательствующий судья незаконно воздействовал на присяжных, в прениях прерывал адвоката Ольхова, считает, что в нарушение ст. 326 УПК РФ при повторном отборе присяжных участвовали присяжные заседатели в отношении которых было принято решение о роспуске коллегии, суд не принял его алиби.

П. считает, что судебное заседание проведено с обвинительным уклоном, односторонне, председательствующий необоснованно отклонил ходатайства о недопустимости доказательств, суд не учел доказательства, подтверждающие его невиновность.

В возражениях государственный обвинитель просит жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

К., К.С., Е., П. признаны виновными в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Доводы жалобы о том, что присяжные не разобрались в доказательствах, не могут быть приняты во внимание, поскольку они не являются кассационными поводами.

В судебном заседании принимались надлежащие меры по вызову и доставке в суд свидетеля Ш., показания его были оглашены в судебном заседании и были предметом оценки присяжных заседателей (т. 6 л.д. 75, 130, 155).

Выдвинутое Е. алиби о его нахождении в другом месте в момент совершения преступления, а также доводы осужденных о их невиновности были предметом исследования и оценки коллегии присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 347 ч. 4 УПК РФ правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями, под сомнение не ставится.

Оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей, предусмотренных ч. 5 ст. 348 УПК РФ не имелось.

Не могут быть приняты во внимание доводы в жалобах адвоката Хвалынского Д.Ю. и осужденных К., К.С., Е., П. о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных в совершении преступлений, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке.

Данных об ошибочном исключении из судебного разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено.

Приведенные в жалобе адвоката Хвалынского Д.Ю. выдержки показаний потерпевших Р. и К-вой не носят предположительного характера, как об этом указано в жалобе, а потому у суда не было оснований ставить вопрос о недопустимости этих доказательств.

Суд проверил показания осужденного К. о применении к нему недозволенных методов в ходе предварительного следствия и они не нашли своего подтверждения, а потому были обоснованно отвергнуты судом.

Осужденные Е., К.С. и К., адвокат Хвалынский Д.Ю., обосновывая недопустимость доказательств, указали на отсутствие в протоколе задержания гербовой печати и подписи начальника органа дознания. Данный довод не основан на законе и обоснованным не является. Протоколы задержания подозреваемых соответствуют требованиям закона.

Согласно п. 2.1 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных приказом МВД РФ от 26 января 1996 г. N 41, основанием для приема и содержания в ИВС лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, является протокол задержания, составленный в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР. Протокол задержания, составленный лицом, производящим дознание, должен быть утвержден начальником органа дознания. В протоколе указываются основания, мотивы, день и час, год и месяц его составления, место задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым.

Как видно из материалов дела протоколы о задержании К., К.С., Е. составлены в порядке ст. 122 УПК РСФСР следователем прокуратуры, подписаны следователем и задержанными (т. л.д. 52, 119, 200). При составлении протокола следователем утверждение его начальником органа дознания не требуется.

Доводы жалобы Е. о времени наступления смерти К.К. не соответствуют выводам судебно-медицинской экспертизы (т. 3 л.д. 72).

Оспариваемые в жалобах экспертизы проведены в соответствии с требованиями ст. 189 УПК РСФСР.

Оснований для назначения дополнительных экспертиз не имелось.

Что касается доводов жалобы адвоката относительно показаний Ш., данных в защиту К., то они были оглашены в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей (т. 6 л.д. 155) и были предметом оценки коллегии присяжных.

Нельзя согласиться с доводами жалоб о нарушении права на защиту К. в ходе предварительного следствия. Как видно из материалов дела К. сразу после задержания было разъяснено его право иметь защитника, поскольку К. не высказал желания иметь конкретного защитника и не заключил соглашения с конкретным адвокатом, то по запросу следователя юридическая консультация предоставила адвоката Тюпкина Н.А. В дальнейшем К. отказался от услуг данного адвоката, что подтверждено его заявлением (т. 2 л.д. 61) и К. был предоставлен адвокат Ануфриев В.Н., что подтверждается ордером и сообщением заместителя заведующего Ступинской юридической консультации МОКА, протоколом допроса К., в котором указано, что допрос проводился с участием адвоката Ануфриева В.Н. и зафиксированного подписями адвоката и подозреваемого К. (т. 2 л.д. 59, 60, 62 - 67).

Осужденный Е. в своей жалобе указал о неспособности коллегии вынести объективный вердикт, так как часть ранее освобожденных от участия в рассмотрении уголовного дела заседателей вошла в состав вновь сформированной коллегии, что, по его мнению, противоречит ст. 326 УПК РФ.

Данный довод не основан на законе, противоречит ч. 3 ст. 329 УПК РФ, в которой прямо указано, что в отборе присяжных заседателей могут принимать участие присяжные заседатели, освободившиеся в связи с роспуском коллегии.

Что касается довода жалобы Е. о запрете председательствующим в присутствии коллегии присяжных заседателей поднимать вопросы о якобы применении к Е. незаконных методов ведения следствия, то согласно ч. 6 ст. 335 УПК РФ вопрос о допустимости доказательств рассматривается в отсутствие присяжных и решение председательствующего по данному вопросу законно.

Все доказательства, исследованные в судебном заседании, являются допустимыми, все ходатайства осужденных о вызове и допросе дополнительных свидетелей, подтверждающих, по их мнению, их алиби, были удовлетворены.

Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не усматривается.

Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Вопросы перед присяжными поставлены в понятных им формулировках.

При постановке вопросов перед присяжными заседателями судом соблюдены требования ст. ст. 338, 339 УПК РФ.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Что касается довода жалобы Хвалынского Д.Ю. о необоснованности приговора, то приговор постановлен судом в соответствии с вердиктом присяжных и требованиями ст. 351 УПК РФ.

В соответствии с указанной статьей закона в приговоре не требуется давать оценки доказательствам, исследованным в судебном заседании.

Что касается доводов жалоб относительно замечаний на протокол судебного заседания, то они были рассмотрены председательствующим судьей и по ним вынесено мотивированное постановление.

Юридическая оценка действиям К., К.С., Е., П. дана правильная.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности каждого осужденного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенных наказаний на исправление осужденных и на условия жизни их семей, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

Суд принял в качестве смягчающих наказание обстоятельств:

у К. - явку с повинной; у К.С. - рождение ребенка; у Е. - факт участия в боевых операциях во время службы в армии в период с 18 августа по 30 сентября 1996 года на территории Таджикистана; у П. - факт участия в боевых операциях во время службы в армии в период с 24 июня по 2 ноября 1994 года в Республике Абхазии и болезнь туберкулезом.

Отягчающими наказание К. и П. обстоятельствами, изложенными в ст. 63 УК РФ, суд признал их особо активную роль в совершении преступлений, а у П. также рецидив преступлений.

С учетом изложенного Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Московского областного суда от 16 октября 2002 года в отношении К., К.С., Е. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"