||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 февраля 2003 г. N 4-кп003-16сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Иванова Г.П. и Дзыбана А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 18 февраля 2003 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных С. и Н. и адвокатов Еремичева И.С. и Власова В.Н. на приговор суда присяжных Московского областного суда от 8 октября 2002 года, которым

С., <...>, судимый:

1) 9 ноября 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 16 годам лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по предыдущему приговору к 17 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

Оправдан по ст. 125 УК РФ на основании п. 4 ч. 1 ст. 302 УПК РФ, в связи с вынесением оправдательного вердикта присяжными заседателями.

В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от наркомании.

Н., <...>, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ст. 125 УК РФ к штрафу в размере ста минимальных размеров оплаты труда или 45 тысяч рублей и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества и штрафу в размере ста минимальных размеров оплаты труда или 45 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденных С. и Н. и адвокатов Власова В.Н., Еремичева И.С. и Тирнового Н.В., просивших об отмене приговора, и мнение прокурора Лущиковой В.С., просившей исключить из приговора указание о назначении С. наказания в порядке ст. 70 УК РФ и об особо опасном рецидиве, назначить С. исправительную колонию строгого режима, а в остальном просившей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей С. и Н. признаны виновными в разбойном нападении, совершенном 5 июня 2001 года в г. Протвино Московской области по предварительному сговору между собой путем незаконного проникновения в квартиру потерпевшей В. с применением предметов, используемых в качестве оружия, и в умышленном убийстве потерпевшей, сопряженном с разбоем, совершенном группой лиц.

Кроме того, Н. признан виновным в том, что, закрыв на замок трехлетнюю дочь В. - Д. в квартире потерпевшей после совершенного разбоя и убийства, заведомо поставил ее в опасное для жизни и здоровья состояние, поскольку в силу своего малолетства Д. была лишена возможности принять меры к самосохранению.

В кассационной жалобе осужденный С. выражает свое несогласие с приговором, утверждая, что дело было рассмотрено с нарушением процессуального закона, и, считая, что судья неправильно применил уголовный закон и назначил чрезмерно суровое наказание.

В защиту его интересов адвокат Еремичев И.С. просит отменить приговор, мотивируя тем, что при рассмотрении дела в суде были допущены нарушения уголовно-процессуального закона.

Так, по мнению адвоката, установленный ст. 275 УПК РФ порядок допроса подсудимого распространяется и на случаи его допроса после оглашения показаний, данных на предварительном следствии.

Между тем, после оглашения показаний С. по ходатайству государственного обвинителя ввиду их противоречивости у него не выяснялось, желает ли он давать показания, первым С. допрашивала сторона обвинения и судья, и только потом было предоставлено право задавать вопросы стороне защиты.

В судебном заседании государственный обвинитель пытался вызвать у присяжных предубеждение к подсудимым, допуская в их адрес высказывания, касающиеся их личности, в том числе, и прежних судимостей, говорил также неоднократно о том, что малолетняя дочь погибшей видела, как двое подсудимых убили ее мать.

Несмотря на протесты адвокатов, председательствующий судья ни разу по этому поводу не указал присяжным заседателям на то, что они не должны принимать во внимание подобные высказывания прокурора, чем проявила свою необъективность.

Также председательствующий судья необоснованно отводила вопросы адвокатов к свидетелю Б. необоснованно отказала в оглашении даты смерти свидетеля Ф. хотя с этим обстоятельством было связано утверждение С. о самооговоре.

При оглашении материалов дела судья дважды оговаривалась, сказав, что С. нанес потерпевшей два удары в печень, тогда как в деле указано о нанесении ударов в живот, вещество бурого цвета, обнаруженное на ботинке С., она назвала кровью при отсутствии об этом заключения эксперта, а возражения защиты по этому поводу отклонила.

В нарушение ст. ст. 338 и 339 УПК РФ судья отказала в постановке вопросов защитников о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимых или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление, не поставила частные вопросы и не разбила описанное деяние (завладение имуществом и лишение жизни потерпевшей) на два вопроса, и, как видно из приговора, именно в этой части вердикт был неправильно истолкован судьей.

Адвокат считает, что в соответствии с вердиктом присяжных заседателей все действия С. охватываются пунктом "в" части 3 ст. 162 УК РФ, так как Н. без договоренности с С. нанес удары ножом, от которых наступила смерть потерпевшей. С. пнул ногой потерпевшую в живот, когда они выходили из квартиры с похищенным имуществом, при этом он считал, что потерпевшая мертва.

Допущенные при судебном разбирательстве ошибки процессуального и материального права, по мнению адвоката, повлекли за собой назначение С. явно несправедливого наказания.

В кассационной жалобе осужденный Н. утверждает, что его вина в разбое и убийстве В. не доказана, к потерпевшей он и С. пришли, чтобы взять на время телевизор, однако С. зачем-то ударил ее ножом и ногами, после чего механически они забрали имущество потерпевшей и убежали из ее квартиры, о том, что в квартире остался малолетний ребенок он не знал, и просит смягчить ему наказание.

В защиту его интересов адвокат Власов В.Н. просит приговор изменить, смягчить ему наказание с учетом положительных данных о личности, поведения на предварительном следствии и в судебном заседании, свидетельствующего о раскаянии осужденного Н., а также привести размер штрафа, назначенного по ст. 125 УК РФ, в соответствие с п. 5 Федерального закона от 19 июня 2000 года "О минимальном размере оплаты труда", согласно которому исчисление штрафа с 1 января 2001 года производится исходя из базовой суммы, равной 100 рублям, а не 450 рублям, как исчислил судья в приговоре.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия считает, что нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела допущено не было.

Как видно из протокола судебного заседания, допрос С. в качестве подсудимого проводился с соблюдением требований ст. 275 УПК РФ. У него выяснялось, желает ли он давать показания, после свободного рассказа об обстоятельствах преступления первым вопросы ему задавал адвокат Еремичев, защищавший его интересы в суде, затем сторона обвинения. Председательствующий судья задавал вопросы в последнюю очередь (т. 4 л. д. 72 - 82).

Что касается допроса С., проводившегося после оглашения показаний, полученных от него на предварительном следствии, то в данном случае порядок допроса подсудимого сторонами должен определяться судьей с учетом того, по чьему ходатайству оглашаются показания, поскольку именно такой порядок соответствует принципу состязательности сторон.

В соответствии с этим обстоятельством, после оглашения показаний С. по ходатайству государственного обвинителя первым С. допрашивала сторона обвинения, при этом, как следует из протокола судебного заседания, сторона защиты не возражала против такого порядка допроса подсудимого.

Поэтому заявление адвоката Еремичева в конце судебного следствия о несоблюдении требований ст. 275 УПК РФ и ссылка на это обстоятельство в кассационной жалобе не может рассматриваться как нарушение процессуального закона председательствующим.

Необоснованными являются утверждения адвоката Еремичева о том, что государственный обвинитель и председательствующий судья оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей, поскольку протокол судебного заседания не содержит фактов, излагаемых в кассационной жалобе адвоката. Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке и отклонены как необоснованные.

Необоснованными являются и доводы кассационной жалобы адвоката Еремичева о том, что при составлении вопросного листа были нарушены требования ст. ст. 338 и 339 УПК РФ.

Как следует из приобщенных к делу письменных предложений адвоката о постановке дополнительных вопросов, адвокат просил поставить перед присяжными заседателями отдельно вопросы о доказанности события преступления по обвинению в разбое и по обвинению в убийстве, а также просил о постановке таких вопросов, как: "Доказано ли, что С. не брал в руки нож, которым были причинены телесные повреждения потерпевшей", или "Доказано ли, что на одежде С. отсутствуют какие-либо пятна крови".

Между тем, в соответствии со ст. 339 УПК РФ вопросы, подлежащие разрешению коллегии присяжных заседателей, ставятся не по отдельным обстоятельствам преступления, а по деянию, которое вменяется в вину подсудимому.

Поэтому председательствующий обоснованно отклонила предложения адвоката о постановке дополнительных вопросов.

Обоснованно были отклонены предложения защиты и о постановке отдельных вопросов по обвинению в разбое и убийстве, так разбой и сопряженное с ним убийство представляют собой одно деяние, но квалифицируемое в соответствии с частью 2 ст. 17 УК РФ двумя статьями Уголовного кодекса.

Напутственное слово председательствующего судьи, текст которого приобщен к материалам дела, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Никаких возражений в связи с его содержанием стороны, как это видно из протокола судебного заседания, не заявляли.

Таким образом, утверждения осужденного С. и его адвоката Еремичева в кассационных жалобах о том, что при рассмотрении дела в суде были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, нельзя признать обоснованными.

Что касается доводов кассационной жалобы осужденного Н. о недоказанности его вины, то они не могут быть приняты во внимание, поскольку особенностью обжалования приговора, постановленного с участием коллегии присяжных заседателей, о чем было известно осужденному при выборе ими данной формы судопроизводства, является недопустимость ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Вместе с тем, приговор в отношении С. подлежит частичной отмене и изменению, а в отношении Н. - изменению по следующим основаниям.

Согласно ст. 348 УПК РФ председательствующий судья квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки.

Между тем, как обоснованно указывается в кассационной жалобе адвоката Еремичева, при оценке фактических обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, председательствующим судьей необоснованно был сделан вывод о том, что убийство потерпевшей В. было совершено группой лиц.

Так, из ответа на первый вопрос о доказанности события преступления видно, что присяжные заседатели признали доказанным, что смерть В. была причинена в процессе разбойного нападения путем нанесения ей ножевых ранений.

Отвечая на второй и пятый вопросы о причастности к этому событию осужденных С. и Н., присяжные заседатели признали доказанным, что ножевые ранения потерпевшей, повлекшие ее смерть, причинил осужденный Н., С. же не менее двух раз пнул ногой В. в живот, когда осужденные с похищенным имуществом уходили из квартиры потерпевшей, причинив ей разрыв печени, относящийся к тяжкому вреду здоровью. При этом присяжные заседатели исключили из данных вопросов указание о том, что между Н. и С. была договоренность на лишение жизни В.

То есть, присяжные заседатели своим вердиктом признали, что каждый из осужденных действовал самостоятельно, нанося в разное время потерпевшей удары ножом и ногой.

Однако, нанесение двух ударов ногой в живот в отличие от нанесения ударов ножом в жизненно важные органы, само по себе не свидетельствует о наличии у виновного лица умысла на лишение жизни человека.

Тем более, что, как следует из вердикта присяжных заседателей и приговора, удары ногой в живот В. С. нанес, когда уже уходил с похищенным из квартиры потерпевшей и последняя, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, находилась уже в состоянии агонии, а поэтому причиненные ей разрывы печени не имели какого-либо значения для наступления ее смерти.

При таких обстоятельствах осуждение С. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ нельзя признать обоснованным, так как в его действиях отсутствуют признаки данного состава преступления.

В этой части приговор подлежит отмене, в связи с чем, из приговора подлежит исключению осуждение Н. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему ответственность за умышленное убийство, совершенное группой лиц.

Кроме того, из приговора подлежит исключению указание о назначении С. наказания в порядке ст. 70 УК РФ и на особо опасный рецидив преступлений, поскольку к нему применима амнистия от 26 мая 2000 года.

Согласно предыдущему приговору, С. осужден условно за преступление, предусмотренное ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ, совершенное им 23 и 26 мая 2000 года, то есть до вступления в силу постановления об амнистии.

Поскольку С. в силу акта амнистии считается несудимым, ему следует назначить для отбывания наказания исправительную колонию строгого режима.

Кроме того, учитывая, что в соответствии с п. 5 Федерального закона от 19 июня 2000 года "О минимальном размере оплаты труда", осуществляемое в соответствии с законодательством Российской Федерации исчисление штрафов с 1 января 2001 года производится исходя из базовой суммы, равной 100 рублям, сумма штрафа, назначенного осужденному Н. по ст. 125 УК РФ, подлежит снижению с 45 тысяч рублей до 10 тысяч рублей.

В остальной части наказание, назначенное Н., является справедливым, а поэтому смягчению, как об этом просят в жалобах сам осужденный и его адвокат Власов В.Н., не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Московского областного суда от 8 октября 2002 года в части осуждения С. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ отменить и дело прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Этот же приговор в отношении С. изменить:

исключить указание о назначении С. наказания на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 9 ноября 2000 года, а также на особо опасный рецидив преступлений.

Считать его осужденным по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Местом отбывания наказания назначить ему исправительную колонию строгого режима.

Этот же приговор в отношении Н. изменить:

исключить осуждение по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Снизить размер штрафа, назначенного ему по ст. 125 УК РФ, до 10 тысяч рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" и 125 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначить Н. 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества и штраф в сумме 10 тысяч рублей.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"