||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 февраля 2003 г. N 39-о02-51

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Валюшкина В.А.,

Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании 18 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Б., И., Н. и адвоката Леонова В.В. на приговор Курского областного суда от 9 августа 2002 года, по которому

Б., <...>, русский, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

И., <...>, русский, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 15 лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества,

и

Н., <...>, туркмен, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 3, 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

По этому же делу осуждена Ч., на приговор в отношении которой кассационных жалоб и представления не принесено.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснение осужденного Б., поддержавшего доводы, изложенные в жалобе, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Б. и И. признаны виновными в нападении на П. и П.Н. в целях хищения имущества в крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, а И. еще и в причинении тяжкого вреда здоровью П. и в умышленном причинении ему смерти, сопряженном с разбоем.

Н. признан виновным в организации разбойного нападения на П.

Эти преступления совершены в декабре 2001 года в гор. Судже Курской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б. и И. вину в разбойном нападении на П. и П.Н., а последний и в лишении жизни П., фактически признали. Н. вину не признал, не отрицая, что 25 декабря 2001 года подвозил на машине Б., И. и Ч. к дому П., но что они там сделали, узнал позже.

В кассационных жалобах:

- основной и дополнительной осужденный Б. указывает на то, что его психическое состояние проверено неполно, в проведении стационарной психиатрической экспертизы было необоснованно отказано. Указав в приговоре на наличие у него смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. "и" ст. 61 УК РФ, суд незаконно не применил к нему ст. 64 УК РФ. Отмечая обвинительный уклон судебного разбирательства, ссылаясь на нарушения УПК РФ, но, не указав, в чем они выразились, просит изменить приговор;

- осужденный И., отмечает незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, и полагает, что в части его осуждения по ст. 162 УК РФ он подлежит изменению, а по ст. 105 УК РФ - отмене с направлением дела на новое рассмотрение;

- основной и дополнительной адвокат Леонов в защиту И. ссылается на нарушение ст. 252 УПК РФ, выразившееся в том, что в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого был указан иной, нежели в приговоре, способ удержания И. шеи потерпевшего, что ухудшает положение осужденного. Вывод суда о нанесении И. удара ногой в область груди потерпевшего не основан на доказательствах. В приговоре не указана форма вины И. В заключении эксперта нет ответа на вопрос, не могла ли смерть потерпевшего наступить от ударов в шею, а не от удушения. Отклонив ходатайство о проведении дополнительной экспертизы, суд тем самым не проверил все версии защиты. Вывод суда о том, что И. был осведомлен о применении при разбое макета пистолета, основан на противоречивых доказательствах. Полагает, что у Б. был эксцесс исполнителя. Судом неполно выяснена стоимость похищенных золотых серег. Ссылается на искажение в приговоре показаний И. Указывая на активное способствование И. в раскрытии преступления, что не было отмечено в приговоре, просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство;

- основной и дополнительной осужденный Н. считает осуждение незаконным, утверждая, что подвозя Б., И. и Ч. к дому П., об их истинных намерениях не знал, никаких действий, составляющих объективную сторону преступления, не совершал. Считает, что остальные осужденные оговорили его в причастности к преступлению. Полагает, что должен нести ответственность за укрывательство преступлений;

Потерпевшая П.Н. в своем заявлении считает доводы, изложенные в жалобах необоснованными, и полагает, что осужденные заслуживают более строгого наказания.

Проверив дело, обсудив доводы, изложенные в жалобах и возражение на них, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Б. и И. в разбойном нападении, а Н. в организации этого преступления, а также И. в убийстве П., соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных судом доказательств, приведенных в приговоре.

Как видно из кассационных жалоб обоснованность осуждения Б. и И. за разбойное нападение фактически не оспаривается.

Что касается версии Н., согласно которой ему ничего не было известно о готовящемся нападении, и он выполнял только роль "водителя", то она тщательно проверялась при судебном разбирательстве и обоснованно была признана несостоятельной.

Так, согласно показаниям осужденного Б., Н. предложил ему совершить нападение на П., занимавшегося валютными операциями и владевшего значительной суммой денег. Он согласился и, в свою очередь, предложил привлечь И., хорошо знавшего приемы рукопашного боя, на что Н. не возражал. И. согласился. Чтобы не спугнуть П., решили, что будет лучше, если к нему в дом позвонит женщина, отведя эту роль сожительнице И., Ч., также согласившейся на участие в преступлении. У него имелся макет пистолета, который он предложил задействовать при нападении для устрашения потерпевших. Ими был разработан детальный план преступления, изучено место жительства П., заготовлены маски. 25 декабря 2001 года вечером они вчетвером на машине Н. прибыли к дому П. Согласно плану, он и И. надели маски, перелезли через забор во двор, а Ч. позвонила в калитку. Когда П. вышел во двор, И. напал на него сзади, повалил, а ему велел идти в дом. Там он увидел П.Н., у которой, демонстрируя макет пистолета, потребовал деньги. Та отдала ему, примерно, 4680 долларов США и 162000 рублей. Связав ее, забрал цепочку и серьги из желтого металла. И. тем временем возился с П. Когда он подошел к ним, то последний лежал уже без сознания. Испугавшись, что П. умер, они стали отливать его водой, что не дало положительных результатов. Они покинули дом и присоединились к Н. и Ч., ожидавшим их у вокзала. По дороге домой поделили деньги.

Осужденный И. дал аналогичные показания, дополнив, что П. скончался от его действий, поскольку никто, кроме него, потерпевшего не душил.

Аналогичные Б. и И. показания в части организации Н. нападения на П., а также ее роли в этом преступлении, заключающейся в том, что она, позвонив в калитку, должна вызвать во двор П., дала и осужденная Ч.

Сам Н. в стадии предварительного следствия, давал аналогичные остальным осужденным показания, дополнив, что Ч., после выполнения отведенной ей роли, вернулась к нему в машину, где они и ждали возвращения Б. и И. В пути следования домой, стало известно, что И. задушил потерпевшего из-за оказываемого сопротивления, а Б. в это время связал мать потерпевшего и забрал деньги.

Согласно показаниям потерпевшей П.Н., вечером 25 декабря 2001 года кто-то звонком в калитку вызвал ее сына во двор. Несколько позже в дом ворвался Б., угрожая пистолетом, и потребовал деньги. Испугавшись, она указала место их нахождения. Забрав деньги, Б. бросил ее на диван и связал, заклеив глаза и рот скотчем. Позже он же, угрожая применением утюга и паяльника, вновь требовал у нее денег. Нападавшие хотели потребовать денег и у сына, которого занесли в дом, но выяснилось, что к этому моменту он был уже мертв. После этого они скрылись.

При осмотре дома П. по ул. Октябрьской в гор. Суджа был обнаружен труп П. со следами насильственной смерти.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, обнаруженные у П. ссадина в подбородочной области, кровоизлияние в средней и нижней трети шеи, ножек кивательной мышцы слева, кровоизлияние в нижней трети шеи, ножек кивательной мышцы справа, перелом правого рожка подъязычковой кости, муфтообразное кровоизлияние в мягких тканях голосовых связок справа и слева, острая эмфизема легких, являются свидетельством его удушения.

Имевшиеся у П. многочисленные ссадины, кровоподтеки и кровоизлияния в области лица, головы, не причинили вреда здоровью и не находятся в причинной связи с его смертью.

Из показаний свидетеля Б.И., матери осужденного, следует, что в 2001 году ее сын познакомился с Н., о котором отзывался как о крупном московском "авторитете". Позже со слов Ч. ей стало известно, что сын совместно с нею и И. принял участие в разбойном нападении на П. Она посоветовала ей выбросить похищенные у П. серьги. Остальное имущество было изъято.

Свидетель Е. пояснил, что переданные ему на хранение И. деньги и валюта, были изъяты при обыске.

При таких данных доводы Н. об отсутствии доказательств его причастности к нападению на П. являются несостоятельными.

Приведенные доказательства одновременно свидетельствуют и о доказанности вины И. в умышленном причинении смерти П.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании тщательно проверялась психическая полноценность Б., в том числе, путем проведения ему соответствующей стационарной экспертизы, которая обоснованно не вызвала у суда сомнений, а ссылки Б. на наличие у него отклонений, носят надуманный характер, и являются попыткой симуляции психического расстройства.

Каких-либо новых данных, свидетельствующих о необходимости стационарного обследовании Б. в институте им. Сербского, в материалах дела не имеется.

Что касается размера похищенного, не оспариваемого ни Б., ни И., то он определен судом в совокупности со всеми данными, имеющимися в деле, в том числе, показаний названных осужденных, при этом судом дана соответствующая оценка объяснениям потерпевшей, указавшей более высокий размер ущерба.

При судебном разбирательстве проверялись доводы в защиту И. о неосторожном причинении смерти потерпевшему, которые обоснованно признаны несостоятельными по основаниям, приведенным в приговоре.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив все полученные по настоящему уголовному делу сведения в их совокупности, проверив все версии в защиту осужденных и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Б. и И. в разбойном нападении, последнего и в убийстве, а Н. в организации разбойного нападения, дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

Содержащееся в кассационной жалобе утверждение о том, что суд существенно изменил обвинение И., не вытекает из содержания постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, обвинительного заключения и приговора суда.

Утверждение адвоката о необоснованности осуждения И. за совершение разбойного нападения с применением макета пистолета, не соответствует содержанию приговора, поскольку за использование указанного макета в качестве предмета, используемого в качестве оружия, осужден только Б.

Все доводы адвоката в защиту И., так или иначе связанные с инкриминируемым последнему умышленным причинением смерти потерпевшему, никоим образом не ставят под сомнение обоснованность осуждения И. за убийство П., имея при этом в виду, что и сам осужденный в судебном заседании фактически не отрицал наступление смерти потерпевшего от его, И., действий.

При назначении Б., И. и Н. наказания суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности виновных и все обстоятельства дела. Назначенное виновным наказание является справедливым и оснований для его смягчения Судебная коллегия не находит.

Данных о том, что И. активно способствовал раскрытию преступлений, в материалах дела не содержится.

Доводы Б. о том, что суд необоснованно не применил к нему положения ст. 64 УК РФ, являются несостоятельными, поскольку наличие смягчающих обстоятельств, указанных в п. п. "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, при отсутствии отягчающих обстоятельств, предусматривает невозможность назначения срока наказания, превышающего три четверти максимального срока наказания, установленного соответствующей статьей уголовного закона, что в данном случае и было сделано судом. (Три четверти от пятнадцати лет составляют 11 лет и 3 месяца.)

В то же время, наличие указанных смягчающих обстоятельств, не является безусловным основанием для применения ст. 64 УК РФ, то есть, для назначения наказания, ниже низшего предела.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены или изменения приговора, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Курского областного суда от 9 августа 2002 года в отношении Б., И. и Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"