||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 февраля 2003 г. N 13-о02-30

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Семенова Н.В. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 17 февраля 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных С. и С.А., адвокатов Шебалдиной М.В., Сальникова А.А. и Сычковой О.Г., законного представителя осужденного - С.Н. на приговор Тамбовского областного суда от 11 ноября 2002 года, которым

С., <...>, судимый:

1) 18 июля 2002 года по ст. ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 6 месяцев в соответствии со ст. 73 УК РФ, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности, путем частичного сложения назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ присоединено частично наказание по приговору от 18 июля 2002 года и окончательно к отбытию назначено 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии;

С.А., <...>, несудимый, -

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности С.А. назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с С. и С.А. в пользу Л.Е. 151.702 руб. в равных долях. В случае отсутствия личного имущества и заработка у С. возмещение ущерба возложено на его законного представителя - С.Н.

Этим же приговором осужден Л., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мезенцева А.К., выступление осужденного С.А., адвоката Сальникова А.А., законного представителя С.Н., поддержавших доводы жалоб, прокурора Титова В.П., полагавшего исключить назначение С. наказания в порядке ст. 69 ч. 5 УК РФ, приговор от 18.07.2002 года исполнять самостоятельно, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за совершение разбойного нападения с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему Р., сопряженное с разбоем.

С.А. осужден за пособничество в совершении разбойного нападения с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; пособничество в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти потерпевшему Р., сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 11 мая 2002 года в г. Моршанске Тамбовской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании С. и С.А. свою вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный С. просит приговор в части осуждения его по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ отменить, утверждая, что убийство потерпевшего совершил, находясь в состоянии необходимой обороны; содеянное осужденным со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ предлагается переквалифицировать на ст. 158 ч. 2 УК РФ, наказание С. смягчить, учесть положительные характеристики, признание и раскаяние в содеянном, применить ст. 73 УК РФ;

- адвокат Сычкова О.Г. просит приговор в отношении С. в части осуждения его по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ отменить, дело производством прекратить; по мнению адвоката, осужденный действовал в пределах необходимой обороны; действия осужденного со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ предлагается переквалифицировать на ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, наказание осужденному смягчить, с учетом всех положительных данных о личности С.; в жалобе не оспаривается, что умысел С. был направлен на завладение имуществом потерпевшего, как следует из показаний осужденных, такое завладение они намеревались совершить путем кражи, что и имело место по делу.

- адвокат Сальников А.А. в дополнительной кассационной жалобе просит приговор в отношении С. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей; по мнению адвоката, в основу приговора положены доказательства, добытые с нарушением порядка, установленного уголовно-процессуальным законом: в ходе первоначального допроса С. не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, заключение судебно-медицинского эксперта о причинах смерти и тяжести телесных повреждений в отношении потерпевшего Р. не содержит реквизитов, указанных в ст. 191 УПК РСФСР, на первоначальной стадии расследования защиту интересов осужденных осуществлял один и тот же адвокат; по мнению адвоката, в ходе допроса С. в качестве подозреваемого не было обеспечено его право на защиту, поскольку допрос несовершеннолетнего подозреваемого был произведен с участием адвоката Хабаровой, тогда как 15 мая 2002 года законный представитель - С.Н. заключила соглашение на защиту ее сына с адвокатом Ивановым;

- законный представитель осужденного - С.Н. просит приговор в части осуждения ее сына С. по ст. 105 УК РФ отменить, дело производством прекратить; действия осужденного в части хищения чужого имущества переквалифицировать на ст. 158 УК РФ, наказание назначить без лишения свободы, учесть положительные характеристики, признание и раскаяние в содеянном; в жалобе утверждается, что умысла на убийство потерпевшего осужденный не имел, удары ножом нанес, защищаясь от нападения потерпевшего, находясь в состоянии необходимой обороны; законным представителем оспаривается приговор и в части разрешения гражданского иска;

- осужденный С.А. просит приговор изменить, действия его переквалифицировать на ст. 316 УК РФ и наказание смягчить; С.А. утверждает, что умысла на совершение разбойного нападения и убийства потерпевшего, договоренности об этом осужденные не имели, намереваясь совершить кражу имущества, принадлежащего потерпевшему; в жалобе указывается, что после того, как С.А. услышал шум в квартире, он испугался, захлопнул дверь снаружи и убежал, отказавшись тем самым от совершения преступления, а в дальнейшем помог С. смыть кровь и переодеться, т.е. совершил укрывательство особо тяжкого преступления;

- адвокат Шебалдина М.В. просит приговор в отношении С.А. изменить, действия осужденного переквалифицировать на ст. 316 УК РФ и наказание ему смягчить; в жалобе не отрицается, что действительно С.А. имел намерения совместно с С. совершить кражу имущества, принадлежащего потерпевшему, но фактически добровольно и окончательно отказался от доведения преступления до конца; адвокат ссылается на то, что услышав в квартире шум драки, С.А. захлопнул дверь снаружи и убежал, а позднее помог С. смыть кровь с одежды и переодеться, указывается, что ранее С.А. не судим, имеет на иждивении малолетнего ребенка, работал;

- государственный обвинитель прокурор Артишевская Л.Л. в своих возражениях на кассационные жалобы осужденных С., С.А., законного представителя С.Н., адвокатов Шебалдиной М.В. и Сычковой О.Г. полагает, что приговор суда является законным и обоснованным, вина осужденных нашла свое подтверждение, квалификация содеянного является правильной, наказание осужденным назначено в соответствии с законом, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности;

- в своих возражениях на кассационные жалобы осужденных С., С.А., адвокатов Шебалдиной М.В. и Сычковой О.Г., законного представителя осужденного - С.Н. потерпевшая Л.Е. просит приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения; потерпевшая полагает, что вина осужденных нашла свое подтверждение, квалификация содеянного является правильной, ссылки на совершение тайного хищения имущества следует признать несостоятельными, наказание осужденным назначено в соответствии с законом, оснований для его смягчения не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, судебная коллегия находит приговор суда в отношении С. подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности С. и С.А. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшей и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, судебно-психологической экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах об отсутствии у С. и С.А. предварительной договоренности и умысла на совершение разбойного нападения и убийства потерпевшего, о совершении убийства потерпевшего С. в состоянии "необходимой обороны" являются несостоятельными.

Эти доводы проверены в судебном заседании и опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании С. подтвердил наличие предварительной договоренности с С.А. на хищение денег у Р. Предполагалось, что осужденные вечером 11 мая 2002 года придут к потерпевшему и пока Р. с С.А. будут выбирать для последнего обувь, С. принесенным с собой ножом откроет дверцу бара и похитит деньги, которые, по мнению осужденных, должны были там находиться. Умысла на убийство у осужденных не имелось.

Из показаний С. следует, что когда потерпевший на просьбу С.А. открыл дверь и С. вошел в квартиру, С.А. закрыл снаружи входную дверь.

Р. набросился на С. и стал душить его руками за горло. Опасаясь, что потерпевший "изнасилует" его, осужденный схватил подвернувшийся под руку нож и стал наносить беспорядочные удары, пока лезвие ножа не согнулось. В это время у осужденного из кармана выпал свой нож, которым он продолжил наносить удары, пока потерпевший не прекратил сопротивление.

После этого С. стал искать деньги, похитил из бара золотые изделия, ушел к С.А., которому рассказал о совершенном преступлении, смыл кровь и переоделся. Свои кроссовки позднее выбросил в реку, золотые изделия совместно с Л. продал А.

С.А. в суде подтвердил, что они действительно договорились с С. о хищении денег у Р., с которым С.А. был хорошо знаком. Предполагалось, что С.А. в момент хищения денег будет "отвлекать" потерпевшего, убивать которого они не намеревались. 11 мая 2002 года С.А. перед преступлением предложил С. несколько ножей (тот выбрал один), осужденные взяли по паре перчаток.

Когда на просьбу С.А. потерпевший открыть дверь и С. зашел в квартиру, С.А. сразу же закрыл дверь снаружи. Услышав звуки драки, С.А. испугался и убежал домой. Спустя некоторое время пришел С., вся одежда которого была в крови, сообщил, что денег он не нашел. С.А. помог ему смыть кровь и переодеться. На следующий день С.А., обнаружив труп Р., сообщил об этом родственникам последнего.

Вместе с тем, вина осужденных в полном объеме подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, допрошенные неоднократно в ходе расследования с соблюдением процессуальных положений, после разъяснения ст. 51 Конституции РФ, с участием адвоката С. и С.А. давали показания, которые бесспорно свидетельствуют о наличии у осужденных предварительной договоренности и умысла как на совершение разбойного нападения, так и на убийство потерпевшего.

Так, С.А. в ходе расследования признавал, что С. предлагал ему с целью хищения денег совершить убийство потерпевшего, но С.А. первоначально не согласился.

11 мая осужденные встретились у С.А., где С. выбрал себе нож, который С.А. наточил, каждый из осужденных взял перчатки.

С.А. подтвердил, что согласно их договоренности, С. должен был забежать в квартиру и убить потерпевшего, а затем забрать деньги.

Когда на звонок С.А. потерпевший открыл дверь, С. забежал в квартиру, а С.А. закрыл дверь снаружи.

Услышав шум борьбы и крики, С.А. "испугался" и убежал домой.

Через некоторое время пришел и С., одежда которого была в крови, он сообщил, что убил потерпевшего ударами ножа в шею. С.А. помог С. смыть кровь и переодеться.

Судебная коллегия, соглашаясь с доводами адвоката Сальникова А.А. в жалобе об исключении из перечня доказательств протокола допроса С. от 14 мая 2002 года в связи с тем, что ему не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ (том 1 л.д. 91 - 97), вместе с тем полагает, что это не может повлиять на обоснованность выводов в приговоре о виновности осужденных.

Допрошенный в последующем с участием адвоката Иванова А.Н., после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, в ходе проверки его показаний при осмотре места происшествия, С. дал подробные показания об обстоятельствах совершения преступления.

Он признал, что заранее вооружился ножом, одел перчатки, когда на просьбу С.А. потерпевший открыл дверь, С. забежал в квартиру, где "сцепился" с Р.

Признал С. и то, что во время борьбы он наносил Р. удары ножами, а после убийства потерпевшего похитил из квартиры золотые изделия.

Л. в суде подтвердил, что действительно в ночь на 12 мая 2002 года С. приходил к нему, попросил постирать свои вещи в ванной, рассказал, что хотел ограбить Р. Из показаний Л. следует, что совместно с С. похищенные золотые изделия они продали А.

В ходе расследования Л. признавал, что ему было известно о намерениях С. и С.А. совершить ограбление Р. Со слов С., Л. знал, что тот убил потерпевшего ножом, похитил золотые изделия, которые позднее Л. и С. продали.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ суд обоснованно положил указанные показания осужденных на следствии в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются между собой, с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

В приговоре приведены надлежащие доводы о том, почему суд пришел к выводу о надуманности и несостоятельности последующих изменений показаний осужденными.

Потерпевшая Л.Е. дала показания об известных ей обстоятельствах убийства Р., поддержала гражданский иск, в обоснование которого привела соответствующие доводы. Из ее показаний следует, что ее отец был хорошо знаком с С.А., пояснила, что потерпевший был пожилым человеком, имел инвалидность второй группы, двигался с трудом.

Свидетель Л.Н. подтвердил, что потерпевший был знаком с С.А. 3 - 4 года, о смерти Р. ему сообщил сам С.А. Р. имел пожилой возраст, болел и не мог оказать преступникам должного сопротивления.

Из показаний свидетеля А. следует, что 13 мая 2002 года он действительно приобрел у С. и Л. золотые изделия за 6.000 руб.

Свидетель С.Ж. подтвердила, что ее муж С.А. работал у Р. три года. 11 мая 2002 года муж вечером куда-то уходил, спустя непродолжительное время вернулся. Около часа ночи пришел С., одежда которого была в крови, он затем переоделся.

Вина осужденных подтверждена протоколом осмотра места происшествия и заключениями экспертиз, данные и выводы которых согласуются с признательными показаниями осужденных.

Труп Р. обнаружен в квартире по месту жительства с множественными ранениями. Под трупом и рядом - обильные пятна, лужи и брызги крови. Обнаружены пара перчаток, два ножа, лезвие одного из них погнуто, дверцы шкафов открыты, вещи разбросаны.

Установлено, что смерть потерпевшего Р. (60 лет) наступила в результате колото-резаного ранения шеи с повреждением грудино-ключично-сосковой мышцы, общей сонной артерии, последующего острого наружного кровотечения.

Кроме того, потерпевшему были причинены множественные кровоподтеки мягких тканей лица, множественные ранения мягких тканей шеи, левого надплечья, обоих плечевых суставов (всего 14 ранений). Все ранения являются прижизненными.

Потерпевшая Л.Е. опознала один из ножей (с согнутым лезвием), как принадлежащий ее отцу.

Осужденный Л. добровольно выдал одежду С.

Из заключения судебно-биологической экспертизы следует, что на одежде и обуви С., на изъятых ножах обнаружена кровь, которая может происходить от Р.

Следы обуви, обнаруженные на месте убийства, могут быть оставлены кроссовками С.

Об обстоятельствах совершения преступления С. и Л. показали при выходе на место происшествия.

При освидетельствовании С. на груди и шее у него обнаружены ссадины.

Психическое состояние С.А. и С. сомнений не вызывает, они признаны вменяемыми. Психическое развитие С. соответствует его возрасту.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, помимо указанных ниже оснований, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами осужденные были обеспечены в соответствии с требованиями ст. ст. 47 - 51 УПК РСФСР, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись.

Данных о применении недозволенных методов расследования не усматривается.

Из материалов дела следует, что первые допросы С., С.А. и Л. в качестве подозреваемых производились с участием адвоката, приглашенного в порядке ст. 49 УПК РСФСР.

Каких-либо противоречий между этими показаниями осужденных не имеется.

В связи с этим судебная коллегия полагает, что на данной стадии следствия интересы и право С., С.А. и Л. на защиту были обеспечены.

Оснований для исключения из перечня доказательств всех протоколов допросов С., С.А. и Л. в качестве подозреваемых, о чем ставится вопрос в жалобе адвоката Сальникова А.А., не имеется.

Кроме того, вина осужденных подтверждена их последующими показаниями в ходе расследования и в судебном заседании, всей совокупности доказательств.

Свою вину в убийстве потерпевшего на следствии и в суде С. не отрицал.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы в жалобе адвоката и об исключении из числа доказательств заключения судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти потерпевшего.

Заключение судебно-медицинской экспертизы о тяжести телесных повреждений и причинах смерти потерпевшего Р. получило оценку наряду со всей совокупностью доказательств.

Оснований сомневаться в объективности и достоверности данного заключения судебная коллегия не усматривает.

Отсутствие в тексте заключения ряда второстепенных, не влияющих на существо дела, сведений (наличие ученой степени, звание эксперта и т.д.) не может ставить под сомнение объективность данного заключения, выводы которого, кроме того, согласуются с протоколом осмотра места происшествия, показаниями осужденных, потерпевшей и свидетелей.

Ссылки в жалобах о применении недозволенных методов судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы судом проверялись и своего подтверждения не нашли. Свою вину осужденные признавали и в присутствии адвокатом, что исключает оказание какого-либо давления.

Действия С. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, С.А., по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. "в", 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Утверждения в жалобах о том, что убийство потерпевшего С. совершил, находясь "в состоянии необходимой обороны" также опровергаются материалами дела. Суд установил, что именно С., вооруженный ножом, напал на потерпевшего, причинив последнему ранения, повлекшие его смерть.

Потерпевший, находясь в своей квартире, имел все основания и право для оказания нападавшему активного противодействия. Кроме того, при оценке обстоятельств дела суд обоснованно указал на пожилой возраст потерпевшего, Р. (60 лет), слабое состояние здоровья, инвалидность второй группы.

Несостоятельными судебная коллегия находит утверждения в жалобах о том, что С.А. "отказался от совершения преступления".

Из показаний самих осужденных и фактических обстоятельств дела следует, что С. и С.А. решили убить потерпевшего с целью завладения деньгами последнего. Действовали осужденные согласованно и целенаправленно, с единым умыслом. Именно С.А. наточил нож и передал его С., именно С.А. открыл потерпевший дверь своей квартиры, куда затем ворвался С. и совершил убийство. С.А. признал, что он помогал С. скрыть следы преступления, смыть кровь и переодеться.

Наказание осужденным в порядке ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено в соответствии с положениями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности, оснований для смягчения наказания не имеется.

Вместе с тем, приговор в отношении С. от 18 июля 2002 года подлежит исполнению самостоятельно, поскольку реальное и условное наказание в соответствии с положениями ст. 69 ч. 5 УК РФ сложению не подлежит.

Гражданский иск разрешен в соответствии с законом, размер компенсации морального вреда определен в справедливых и реальных пределах.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тамбовского областного суда от 11 ноября 2002 года в отношении С. изменить.

Приговор от 18 июля 2002 года, по которому С. осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 6 месяцев исполнять самостоятельно.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ путем частичного сложения к отбытию С. считать назначенным 9 лет 6 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии.

В остальном приговор в отношении С., а также в отношении С.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных С., С.А., адвоката Сальникова А.А., законного представителя С.Н, адвокатов Сычковой О.Г. и Шебалдиной М.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

Н.В.СЕМЕНОВ

А.К.МЕЗЕНЦЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"