||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 февраля 2003 г. N 29-о02-17

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей Истоминой Г.Н., Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 17 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Г., В. на приговор Пензенского областного суда от 24 июня 2002 года, которым

1. Г., <...>, ранее судимый: 14 февраля 1995 года Башмаковским районным судом Пензенской области по ст. 103, ст. 145 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы; по постановлению Сердобского городского суда Пензенской области от 21 июня 2000 года освобожден условно-досрочно на 2 года 3 мес. 9 дней;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 14 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 18 годам лишения свободы с конфискацией имущества; на основании ст. 79 ч. 7 УК РФ условно-досрочное освобождение от наказания отменено; в соответствии со ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному по последнему приговору, частично присоединено наказание, назначенное по предыдущему приговору, всего, таким образом, по совокупности приговоров назначено наказание 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима;

2. В., <...>, ранее не судимый;

осужден по ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ; ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, ст. 167 ч. 2 УК РФ осужден также и П., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Г., ранее судимый за грабеж и умышленное убийство, по приговору суда признан виновным в том, что он при пособничестве В. и совместно с П. группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, совершил разбойное нападение на У., в процессе которого потерпевшая была ими лишена жизни.

Преступления совершены 14 марта 2001 года в гор. Пензе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г. вину признал частично, а В. вину не признал.

Заслушав доклад судьи Колоколова Н.А., пояснения осужденных Г. и В., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, а помимо того просьбу Г. приговор отменить, а дело в отношении него направить на рассмотрение в суд присяжных; мнение прокурора Яшина С.Ю., потерпевшей Ф., полагавших приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный Г., не отрицая своего участия в совершении разбойного нападения, просит приговор в отношении него по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ отменить, а дело производством прекратить, так как убийство У. совершил не он, а П. При этом просит принять во внимание, что в стадии предварительного расследования он себя оговорил, так как к нему применялись недозволенные методы расследования. По этой же причине его оговорили осужденные В., П., свидетель Ш. Собранным по делу доказательствам судом дана неверная оценка.

- осужденный В. просит переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ, поскольку пособником у Г. и П. в разбое он не был, а только помог им скрыть следы преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда первой инстанции о виновности Г. и В. обоснованны.

Утверждения осужденных: Г. о том, что убийство У. совершил не он, а П.; В. о том, что содеянное им ограничивается рамками укрывательства, а назначенное им наказание чрезмерно сурово, опровергаются исследованными в судебном заседании материалами уголовного дела.

Так, осужденный П. в суде 16 июля 2001 года, 5 - 6 февраля 2002 года последовательно показывал, что он и Г. договорились похитить деньги У., предварительно опоив ее клофелином. В день совершения преступления к ним присоединился и В., который знал суть их намерений. У Г. при себе был какой-то предмет, завернутый в пакет. В соответствии с достигнутой договоренностью В. и Г. прошли в квартиру У., а он ждал их в подъезде. Через некоторое время Г. позвал его в квартиру, сообщив при этом, что ударил У. Когда они вошли в квартиру, В. им сказал, что У. очнулась. После этого Г. стал душить ее сначала рукой, а затем поясом от халата. Затем Г. попросил его наполнить шприц клофелином и сделал потерпевшей внутривенную инъекцию. В. в это время уничтожал следы преступления. Он же указал Г. место, где У. хранит деньги. Прежде чем покинуть место происшествия Г. накинул на шею потерпевшей шнур от пылесоса, и они вдвоем затянули его. Позже Г. и В. передали ему записки, в которых просили дать показания о том, что У. убил он один в состоянии аффекта, а В. вообще ни к чему не причастен.

В стадии предварительного расследования осужденный Г. не отрицал, что у него, П. и В. было намерение опоить У. клофелином, забрать ее деньги. На всякий случай он захватил с собой металлический прут. Однако подмешать лекарство в рюмку потерпевшей не удалось. Разозлившись, ударил У. металлическим прутом по голове, отчего та упала на диван. Позвал П., чтобы вместе искать деньги. Так как У. очнулась и начала стонать, то он с П. сделал ей инъекцию клофелина. В. посоветовал искать деньги на кухне, так оттуда У. вышла уже без поясной сумки. Когда У. вновь застонала, он и П. задушили ее шнуром от пылесоса.

Данные показания Г. подтвердил на очных ставках с П. и В.

Осужденный В. в стадии предварительного расследования показал, что Г. предложил ему и П. совершить ограбление У. Договорились, что он и Г. опоят ее клофелином, после чего вместе с П. заберут деньги. Поскольку сделать это им не удалось, Г. нанес потерпевшей несколько ударов по голове предметом, который был у него в пакете. После этого Г. пригласил П., и они сделали У. инъекцию клофелина. Он же в это время уничтожал следы преступления. Видел, как Г. душил У. руками. Затем Г. и П. вдвоем душили У. шнуром от пылесоса.

Свои показания В. подтвердил на очной ставке с Г.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть У. наступила от удавления петлей.

Доводы осужденных Г. и В. о том, что их показания в стадии предварительного расследования - вымысел оперативных работников, и они получены незаконным путем, в судебном заседании надлежащим образом проверены.

Установлено, что об обстоятельствах совершения преступления Г., В. и П. рассказывали в присутствии избранных ими профессиональных защитников. Все допросы проведены в строгом соответствии с требованиями закона. Заявлений от осужденных о том, что к ним применялось какое-либо давление, при этом ни разу не поступало.

Осужденный П., свидетель Ш. также допрошены в строгом соответствии с требованиями норм УПК РСФСР, факт применения к ним насилия со стороны работников милиции своего подтверждения в судебном заседании не нашел. Указанные лица подтвердили свои показания и в судебном заседании.

Неоднократному изменению показаний Г., В., П. и Ш. судом дана надлежащая оценка.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что изначально умысел осужденных, в том числе и В., был направлен на совершение разбойного нападения на У., в процессе которого Г. и П. лишили ее жизни.

Объективная сторона содеянного Г. и П. заключается в убийстве У. в ходе разбойного нападения, завладении ее имуществом.

Объективная сторона содеянного В. заключается в том, что он, достоверно зная о направленности умысла соучастников, действуя в рамках отведенной ему роли, сообщил Г. и П. о приходе потерпевшей домой, указал им место нахождения денег, после применения П. и Г. насилия уведомил их о том, что потерпевшая пришла в сознание, уничтожил следы преступления, вынес похищенное.

Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз все осужденные вменяемы. Выводы экспертного заключения оформлены надлежащим образом и научно обоснованы.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Г. постановлен обоснованно как в части квалификации его действий, так и в части назначенного ему наказания.

Выводы суда надлежащим образом мотивированы в приговоре.

В то же время приговор в отношении В. подлежит изменению, а содеянное им переквалификации со ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ по следующим основаниям.

По ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ квалифицируются действия лиц, участвовавших в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Как видно из материалов уголовного дела, В. соучастником в совершении умышленного убийства У. не признан, причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшей в какой-либо форме он не способствовал.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Оснований для рассмотрения дела в отношении Г. судом присяжных не имеется, так как данное судебное установление на территории Пензенской области введено после вынесения приговора с 1 января 2003 года.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пензенского областного суда от 24 июня 2002 года в отношении В. изменить, переквалифицировав его действия со ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ, по которой с применением ст. 64 УК РФ назначить ему наказание 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в остальной части приговор в отношении него, а также Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Г. и В. без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

Г.Н.ИСТОМИНА

Н.А.КОЛОКОЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"