||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 февраля 2003 года

 

Дело N 46-о02-121

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Талдыкиной Т.Т.,

судей Кузьмина Б.С. и Коваля В.С.

рассмотрела в судебном заседании 14 февраля 2003 года

кассационные жалобы осужденного Ю., адвоката Кирсанова С.Г. на приговор Самарского областного суда от 18 октября 2002 года, по которому

Ю., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д" УК РФ на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Талдыкиной Т.Т., объяснения осужденного Ю. по доводам жалобы, мнение прокурора Карасевой С.Н., полагавшей смягчить назначенное Ю. наказание, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ю. осужден за убийство потерпевших Б. и К. в ночь на 16 февраля 2002 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный в жалобе и дополнении к ней просит учесть его явку с повинной, состояние здоровья, положительные характеристики, и смягчить назначенное наказание, утверждает, что у него не было умысла на убийство, потерпевший Б. сам спровоцировал его, нанеся ему ножевые ранения, он потерял контроль над собой, и совершил преступление в состоянии аффекта, суд не учел, что он состоит на учете в психоневрологическом диспансере с диагнозом "олигофрения в степени легкой дебильности";

адвокат Кирсанов в защиту осужденного просит приговор изменить переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д" УК РФ на ст. 107 ч. 2 УК РФ, указывает, что доводы осужденного о том, что потерпевшие стали бросаться на него с ножом и за это он убил их, не опровергнуты, из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что на руках Ю. были обнаружены ранения, его действия были спровоцированы аморальным поведением потерпевших, в ходе драки в руках Б. появился нож, который Ю. выбил, действия потерпевших привели Ю. в состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, и в этом состоянии он совершил преступление, считает, что показаниями свидетелей подтверждается, что Ю. находился в состоянии аффекта.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Кынтиков М.В. и потерпевшая Б.Н. просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что вина осужденного Ю. в содеянном материалами дела доказана, а его доводы и доводы защиты о совершении преступления в состоянии аффекта опровергаются исследованными судом доказательствами.

Так, как видно из показаний осужденного на предварительном следствии, которые были даны им в присутствии адвоката, он утверждал, что, застав обнимающихся Б. и К., он отобрал нож у Б., с которым тот пошел на него, и этим ножом нанес Б. удары в различные части тела, затем ножом нанес удар в живот К. и множество ударов в различные части тела, выбежал на улицу, где выбросил нож.

Из показаний свидетелей П. и Н. следует, что вечером 15 февраля 2002 года Ю. и Б. поссорились около дома последнего, их разняли, и они ушли в дом. После этого Ю. несколько раз выходил из дома, искал то сигареты, то водку. В очередной раз Ю. позвал П. пойти с ним, и в квартире он увидел лежащих в крови Б. и К., Ю. просил никому о случившемся не говорить, а сам признался, что убил Б. и К. за то, что они занимались любовью.

Согласно заключениям судебно-медицинской экспертизы смерть Б. наступила от множественных колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов, а смерть К. - от колото-резаного ранения грудной клетки со сквозным повреждением сердца, Б. было нанесено не менее тридцати ударов ножом, а К. - не менее девяноста ударов.

При осмотре места происшествия недалеко от дома Б. был обнаружен нож, в котором потерпевшая Б.Н. опознала нож, пропавший из квартиры после убийства сына.

На указанном ноже и куртке Ю. обнаружена кровь, которая, согласно заключению судебно-биологической экспертизы, могла произойти от потерпевших.

Как следует из заключения стационарной судебно-психиатрической экспертизы, у Ю. обнаруживаются признаки олигофрении в степени легкой дебильности, однако указанные расстройства психики выражены незначительно и не сопровождаются грубыми нарушениями мышления, критических способностей, в период совершения инкриминируемого ему преступления Ю. те же отклонения со стороны психики и находился в состоянии простого алкогольного опьянения, вменяем.

Эти выводы экспертов подробно мотивированы, оснований сомневаться в их правильности никаких оснований не имеется.

При таких обстоятельствах суд, оценив приведенные и другие исследованные доказательства, обоснованно отверг как доводы осужденного о том, что убийство он совершил в состоянии необходимой обороны, так и его доводы о том, что убийство он совершил в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Соглашаясь с такой оценкой суда, Судебная коллегия находит несостоятельными аналогичные доводы жалоб осужденного и его адвоката.

Действия осужденного судом квалифицированы правильно, оснований для квалификации его действий по ст. 107 ч. 2 УК РФ, как об этом ставит вопрос адвокат, не имеется.

При назначении осужденному наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного им, обстоятельства, смягчающие наказание, и, в том числе, его явку с повинной (ст. 61 ч. 1 п. "к" УК РФ), данные о личности.

Вместе с тем, при назначении наказания, признав смягчающим наказание обстоятельством явку с повинной осужденного, и отсутствие отягчающих обстоятельств, суд не учел требования ст. 62 УК РФ, согласно которым при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного ст. 61 ч. 1 п. "к" УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, размер наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

Кроме того, судом не учтены указанные в описательной части обстоятельства поведения потерпевших, предшествовавших совершенному убийству, в связи с чем Судебная коллегия считает необходимым смягчить Ю. наказание до 12 лет лишения свободы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 18 октября 2002 года в отношении Ю. изменить, смягчить наказание до 12 (двенадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"