||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 февраля 2003 г. N 74-о02-49

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.,

судей Глазуновой Л.И., Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 13 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденного А. и адвоката Протопоповой Н.Н. на приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 21 марта 2002 года, которым

А., <...>, эвенк, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу осуждены К. и П., приговор в отношении которых в кассационном порядке не обжалован.

Принято решение об удовлетворении исковых требований потерпевшей С.Е., в ее пользу постановлено взыскать компенсацию морального вреда с А. 30000 руб.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., мнение прокурора Титова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. осужден за убийство С. 1983 года рождения, совершенного в драке, причинение С.С. тяжкого вреда здоровья и за совершение незаконных действий с холодным оружием.

Преступление совершено 22 марта 2001 года в г. Якутске при установленных судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании А. свою вину в убийстве С. не признал.

В кассационных жалобах:

адвокат Протопопова Н.Н. в защиту интересов осужденного А., не приводя каких-либо доводов, указывает, что она не согласна с квалификацией действий ее подзащитного по ст. 105 ч. 1 УК РФ и назначенным наказанием.

В дополнениях к кассационной жалобе, подробно остановившись на доказательствах, положенных в основу приговора, она указывает причины, по которым находит эти доказательства либо недостаточными, либо недопустимыми, просит об отмене приговора в части осуждения А. по ст. 105 ч. 1 УК РФ, и смягчении наказания по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 111 ч. 1, 222 ч. 4 УК РФ, до не связанного с изоляцией от общества.

Осужденный А. просит либо отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение, либо смягчить наказание. Основанием к этому указывает, что к причинению ножевых ранений С., повлекших его смерть, он не причастен. Считает, что приговор постановлен на противоречивых доказательствах, которые судом не выяснены и не оценены. По его мнению, указанные ранения потерпевшему причинил М., который дрался с ним при выяснении отношений. Одним из вариантов разрешения жалобы он предлагает смягчить ему наказание.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевший М. считает, что приговор постановлен на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах, вина А. в убийстве С. доказана исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами. А. необоснованно пытается свалить вину в убийстве потерпевшего на него. Он к лишению жизни последнего не причастен. Просит оставить приговор без изменения.

Аналогичные доводы на кассационные жалобы осужденного А. и адвоката Протопоповой Н.Н. содержатся в возражениях представителя потерпевшего - адвоката Соловьева А.Н.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Вина А. в совершении инкриминируемых ему деяний подтверждается исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Сам он, отрицая свою причастность к нанесению ножевых ранений С., не оспаривал, что имел при себе нож, и утверждал, что никому его во время драки не передавал.

В период расследования дела он указал место, куда выбросил нож после драки.

В указанном им месте нож был обнаружен и направлен для судебно-биологического и криминалистического исследования.

Из выводов судебно-медицинского эксперта установлено, что смерть С. наступила от острой кровопотери, развившейся вследствие проникающих колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов.

Согласно выводам медико-криминалистической экспертизы причинение двух колото-резаных ранений на трупе С., 5 колото-резаных повреждений на его кожаной куртке и футболке не исключается указанным ножом, и исключается другими ножами (для исследования были направлены нож, выданный М., который был при нем во время драки, и нож, обнаруженный при осмотре места происшествия).

Оснований ставить под сомнение правильность выводов данного заключения, у суда первой инстанции не имелось, не находит их и Судебная коллегия.

Оспаривая правильность выводов данного заключения, адвокат Протопопова Н.Н. каких-либо оснований к этому не приводит.

Кроме того, из выводов вышеуказанного заключения следует, что имевшиеся на одежде П. и С.С. имеются повреждения, которые также могли быть причинены ножом, выданным А., и не могли быть причинены другими ножами, представленными для исследования.

На клинке ножа, выданного А., обнаружены волокна ткани, имеющие общую родовую принадлежность с волокнами, входящими в состав куртки С. и С.С.

В результате судебно-биологического исследования установлено, что на данном ноже обнаружена кровь человека, происхождение которой от С., С.С. и П. не исключается.

Рассказывая об обстоятельствах совершения своих действий в отношении потерпевших и отрицая свою причастность к нанесению ударов С., А. не отрицал, что С.С. удары ножом наносил он.

С.С. подтвердил, что в драке А. ударил его несколько раз ножом в область груди и живота.

М., рассказывая об обстоятельствах совершения преступления, категорически отрицал, что применял нож, имеющийся при нем в процессе драки.

Свидетели С.В., К., А.П. и другие на предварительном следствии поясняли, что после драки они собрались в квартире К., и А. возмущался, что зря развязали конфликт с парнями, так как он убил одного и порезал еще кого-то.

В судебном заседании они изменили свои показания и пояснили, что таких слов от А. не слышали.

Судом проверены эти показания, выяснены причины их изменения, им дана оценка.

Оценив добытые доказательства, суд пришел к выводу, что ножевые ранения, повлекшие смерть С., причинил А.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован и, по мнению Судебной коллегии, является правильным.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины А. в совершении преступления, Судебная коллегия находит правильной и квалификацию его действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона при производстве предварительного и судебного следствия, свидетельствующих о неполноте или необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденного на защиту, по материалам дела не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного и смягчающих обстоятельств, оснований к его смягчению, как об этом просит осужденный в кассационной жалобе, Судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 21 марта 2002 года в отношении А. оставить без изменения, а кассационные жалобы А. и Протопоповой Н.Н. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"