||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 февраля 2003 г. N 67-о02-76

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.,

судей Саввича Ю.В., Бризицкого А.М.

рассмотрела в судебном заседании от 13 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденного Т. на приговор Новосибирского областного суда 8 июля 2002 года, которым

Т., <...>, судимый 10 октября 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожденный 22 января 2000 года условно-досрочно на 11 месяцев 10 дней

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ к 11 (одиннадцати) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы, по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний, назначено 14 (четырнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Судом также удовлетворен гражданский иск прокурора Новосибирской области, постановлено взыскать с Т. в пользу Куйбышевской центральной районной больницы 4386 рублей 46 копеек.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего судебное решение оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Т. осужден за покушение на умышленное убийство В., за умышленное убийство И.

Преступления совершены 5 марта 2002 года в д. Елизаветинка, Куйбышевского района, Новосибирской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Т. вину признал частично.

В кассационных жалобах осужденный Т. высказывает несогласие с квалификацией своих действий и назначенным наказанием. Сообщает, что умысла на убийство потерпевших у него не было, если бы он хотел их убить, то действовал бы по-другому, ему не составляло труда добить раненых, И. и В., однако, он ушел с места происшествия, оставив их ранеными. Свои показания об обстоятельствах дела считает правдивыми, а показания В. о том, что она его выталкивала на улицу и вместе с И. отобрали у него нож, недостоверными. Считает, что в судебном заседании допущено его право на защиту, его держали в наручниках. Наказание считает излишне суровым, без учета смягчающих обстоятельств, по которым, по мнению осужденного, ему следует применить ст. 64 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

К выводу о виновности Т. в совершении преступлений, суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Ни в судебном заседании, ни на предварительном следствии осужденный не оспаривал, что именно он нанес удары ножом В., причинив ей тяжкий вред здоровью, а затем И., лишив его жизни.

Как установлено показаниями потерпевшей В., на почве ссоры, Т. заранее взятым ножом нанес ей удар в область живота, после чего этим же ножом ударил И. в грудь. И. пытался выкрутить руку с ножом Т., в этот момент она выхватила из руки осужденного нож, и во избежание его дальнейшего применения, бросила в печку. Т. после этого убежал.

При осмотре места происшествия из печи изъят нож, которым, по заключению трасологической экспертизы, могло быть причинено повреждение на свитере И. На месте происшествия обнаружен труп И.

Заключением судебно-медицинской экспертизы потерпевшей В. установлено, что у нее имеется рана подвздошной области передней брюшной стенки слева на уровне верхних остей подвздошных костей, проникающая в брюшную полость, забрюшинное пространство с повреждением левой почки, которая причинила тяжкий вред здоровью (л.д. 86 - 87).

Заключением судебно-медицинской экспертизы трупа И. установлено, что его смерть наступила от колото-резаной раны живота в левом подреберье, проникающей в брюшную полость, с повреждением желудка, поджелудочной железы, аорты с массивной одномоментной кровопотерей. С указанным повреждением целенаправленные действия, передвижения возможны в очень короткий промежуток времени (л.д. 11 - 13).

Показания В. об обстоятельствах происшедшего, с учетом их логичности и последовательности, соответствия протоколу осмотра места происшествия, незаинтересованности потерпевшей в исходе дела, обоснованно положены в основу приговора.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно пришел к выводу о том, что именно Т. ножом нанес удары в область живота В., причинив ей тяжкий вред здоровью, и И., лишив его жизни.

Суд в приговоре указал, что, причиняя потерпевшим ножом проникающие ранения, с повреждением внутренних органов, в жизненно важный орган - живот, Т. осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления смерти В. и И. и относился к этому безразлично, то есть совершил преступление с косвенным умыслом.

Как установлено уголовным законом, статьями 33 ч. 3, 105 УК РФ, убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека, и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам.

С учетом признания судом совершения преступления с косвенным умыслом, действия осужденного в части причинения ножевого ранения В. подлежат квалификации по наступившим последствиям, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, по ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Судом обоснованно, с учетом объективных доказательств, признано, что формой вины осужденного по лишению жизни И. является косвенный умысел. Изменения квалификации действий Т. это не влечет.

С учетом переквалификации действий осужденного, Судебная коллегия считает необходимым назначить ему наказание в пределах санкции статьи с учетом требований ст. 68 ч. 2 УК РФ.

Наказание Т. по ст. 105 ч. 1 УК РФ назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, его личности, смягчающих и отягчающего обстоятельств, и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания не усматривается.

В судебном заседании интересы осужденного представлял адвокат, каких-либо ходатайств ни от него, ни от Т. о нарушении его прав не поступало.

Нарушений уголовно-процессуального закона при производстве расследования и в судебном заседании Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 8 июля 2002 года в отношении Т. изменить, переквалифицировать его действия со ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ, по которой назначить 7 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 111 ч. 1 УК РФ и ст. 105 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить 14 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"