||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 февраля 2003 г. N 66-о02-98

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.,

судей Саввича Ю.В., Бризицкого А.М.

рассмотрела в судебном заседании от 13 февраля 2003 года кассационную жалобу осужденного В. на приговор Иркутского областного суда от 17 мая 2002 года, которым

В., <...>, судимый 28 марта 1995 года Братским городским судом по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, 31 марта 1997 года по ст. ст. 313, 70 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы, освобожденный 18 марта 1998 года, 16 ноября 1998 года Братским районным судом по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожденный в 2000 году

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" к 16 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 18 лет лишения свободы в колонии особого режима.

О., <...>, несудимый

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ф., <...>, судимый 17 апреля 1997 года Братским городским судом по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденный 28 апреля 1999 года, 21 января 2002 года по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" к 15 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. ч. 3, 5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний по данному приговору и приговору от 21 января 2002 года назначено 18 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Приговор в отношении О. и Ф. не обжалован и проверяется в порядке ст. 6 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего судебное решение оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

В., О., Ф. осуждены за умышленное убийство Б., группой лиц, с особой жестокостью, покушение на уничтожение чужого имущества - дома N 4 по ул. Буденного в п. Чекановский г. Братска Иркутской области, стоимостью 5000 рублей, принадлежащего Братскому потребительскому обществу "Кооператор", с причинением значительного ущерба, путем поджога.

Преступления совершены 23 октября 2000 года в п. Чекановский г. Братска Иркутской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании В., О. и Ф. вину признали частично.

В кассационной жалобе осужденный В. просит об отмене приговора. Считает предварительное и судебное следствие проведенными односторонне, с обвинительным уклоном. Сообщает, что драку спровоцировал потерпевший, он не имел умысла на лишение жизни Б., нанес ему только четыре удара шилом. О. и Ф. избили потерпевшего, так как были в нетрезвом состоянии, а тот им угрожал. Б. в больнице сначала чувствовал себя неплохо, причина его смерти не проверена. На предварительном следствии был нарушено его право на защиту, он не разбирал почерк следователя, ведущего допрос, ознакомление с материалами дела проведено без адвоката.

В дополнительной кассационной жалобе В., кроме повторения доводов основной жалобы, указывает, что показания О. в качестве подозреваемого недостоверны, он страдает слабоумием, оговорил В. под давлением следователя. Сообщает об обстоятельствах дела, свидетельствующих, по мнению осужденного, что ссору и драку спровоцировал потерпевший, а В., защищаясь, нащупал на полу какой-то предмет, оказавшийся шилом, и нанес потерпевшему несколько ударов. После этого Б. дрался с О. и Ф. Дом они сжечь не пытались, просто не стали тушить тлеющие возле печи тряпки. Считали, что Б. живой. Показания Б. об обстоятельствах случившегося считает недостоверными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор подлежащим частичной отмене.

К выводу о виновности В., О., Ф. в умышленном убийстве Б., группой лиц, с особой жестокостью, суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные не оспаривали, что именно они на почве ссоры избили Б., наносили ему удару кулаками, били лежащего ногами, стулом, все совместно наносили удары шилом.

Как установлено показаниями Б. на предварительном следствии, которые оглашены в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР в связи с его смертью, осужденные стали требовать у него возврата долга, затем стали бить все трое руками и ногами. Ф. бил стулом, который разбился. Затем стали бить шилом, это делали В., затем Ф. и О. В. шилом наносил удары в шею, он просил не убивать его, но они продолжали бить. Слышал, как все трое говорили, что его надо добить и дом поджечь. Затем его завернули в одеяло, набросали тряпки, бумагу, от углей в печке развели огонь и подожгли набросанные на него вещи. Он все слышал, но притворился мертвым. Они подождали, пока огонь разгорится, и ушли. Он с трудом выполз из-под тряпок и дошел до дома брата.

Потерпевший Б.С. в судебном заседании дал аналогичные показания, сообщив, что брат пришел избитый, в крови, на спине крючком зацепилось шило, второе торчало в боку, пояснил, что осужденные били его кулаками, ногами, стулом, затем тыкали шилом. Считая его мертвым, закидали тряпками, бумагами и подожгли.

Заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Б. установлено, что его смерть наступила от множественных, проникающих колото-резаных ранений грудной клетки и живота с повреждение легких, печени, диафрагмы, осложнившихся обильной наружной и внутренней кровопотерей. Ему причинено не менее 40 ударов в область грудной клетки, живота и спины острым предметом с колюще-режущими свойствами, чем могло являться шило. Кроме того, обнаружена закрытая черепно-мозговая травма, ушибленная рана головы, кровоизлияния в мягкие ткани головы, в мозговую оболочку, что причинило тяжкий вред здоровью.

Каких-либо оснований для сомнений в обоснованности и достоверности заключения экспертизы не усматривается.

Показаниями осужденного О. на предварительном следствии установлено, что все осужденные били потерпевшего руками, ногами, Ф. также стулом, затем все наносили удары шилом. Решив, что Б. мертв, они решили поджечь дом, накидали на Б. тряпки, бумаги и подожгли.

Суд первой инстанции обоснованно отверг доводы осужденных о том, что они не имели умысла на убийство, как опровергающиеся показаниями погибшего Б., потерпевшего, установленными обстоятельствами совершения преступления.

Обоснованно признаны несостоятельными и доводы В. о том, что Б. спровоцировал драку и дрался с ним, так как телесных повреждений от драки у него нет, а повреждение на левом глазу, он получил при других обстоятельствах.

Показания осужденного О. на предварительном следствии, данные в присутствии защитника, соответствуют другим доказательствам по делу, заключением судебно-психиатрической экспертизы установлено, что имеющееся расстройство не лишало его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. С учетом изложенного, эти показания обоснованно признаны достоверными и допустимыми.

Суд обоснованно признал, что способ убийства Б., нанесение 40 ударов шилом, когда тот просил не убивать его, причинили ему особую боль и страдания, поэтому квалификация действий осужденных как совершенных с особой жестокостью правомерна.

При таких обстоятельствах, вина осужденных в совершении убийства Б., группой лиц, с особой жестокостью обоснованно признана доказанной, их действиям дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденным по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, их личности, влияния наказания на их исправление, смягчающих и отягчающего обстоятельств, требований уголовного закона и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания не усматривается.

В части осуждения О., В. и Ф. по ст. ст. 33 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ приговор подлежит отмене, а дело прекращение за отсутствием состава преступления.

По смыслу уголовного закона умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога влечет уголовную ответственность по части второй статьи 167 УК РФ только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба. Если в результате указанных действий, непосредственно направленных на поджог чужого имущества, предусмотренные законом последствия не наступили по причинам, не зависящим от воли виновного, то содеянное при наличии у него умысла на причинение значительного ущерба должно рассматриваться как покушение на умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога.

Признавая лицо виновным в преступлении по признаку, относящемуся к оценочным категориям, в частности по признаку причинения значительного ущерба, суд обязан в описательной части приговора привести обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в деянии указанного признака.

Из справки потребительского общества "Кооператор" (л.д. 211 т. 1) следует, что балансовая стоимость дома N 4 по ул. Буденного в п. Чекановский составляет 5000 рублей, однако остаточной стоимости нет.

Ни следствием и ни судом каких-либо доказательств, подтверждающих реальную стоимость данного строения, а также то, что его уничтожение причинило бы собственнику или владельцу значительный ущерб, не приведено.

В описательной части приговора обстоятельства, по которым суд пришел к выводу о значительности ущерба, не указаны.

При таких обстоятельствах обязательный признак объективной стороны состава преступления статьи 167 УК РФ: "причинение значительного ущерба" отсутствует, следовательно, и в целом, в действиях осужденных нет состава преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда в том числе и указанных в жалобе В. Судебная коллегия не усматривает.

Ознакомление В. с материалами дела в порядке ст. 201 УПК РСФСР было проведено раздельно с адвокатом по его ходатайству, его право на защиту как в стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании не нарушено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 17 мая 2002 года в отношении О., В., Ф. в части осуждения по ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления.

Считать О. осужденным по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Считать В. осужденным по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Считать Ф. осужденным по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания, и наказания по приговору Братского городского суда от 21 января 2002 года Ф. назначить 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного В. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"