||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 февраля 2003 г. N 86-О02-36

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Куменкова А.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 13 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Ж., К.А., Д., М.А., защитников Шенкмана С.В., Большакова В.Ф. на приговор Владимирского областного суда от 25 июня 2002 года, которым

Ж., <...>, русский, со средним образованием, женатый, несудимый, -

осужден к лишению свободы:

по ч. 1 ст. 209 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 33 и п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ на девять лет с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на пять лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Ж. назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3 и ч. 4 ст. 166 УК РФ Ж. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;

К.А., <...>, русский, со средне-техническим образованием, женатый, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы:

по ч. 2 ст. 209 УК РФ на девять лет с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 33 и п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ на девять лет с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на пять лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание К.А. назначено десять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 33 ч. 3 и 166 ч. 4, 30 ч. 3 и 166 ч. 4 УК РФ К.А. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

К.А. назначено "принудительное лечение от алкоголизма";

Д., <...>, русский, со средне-специальным образованием, холостой, несудимый, -

осужден к лишению свободы:

по ч. 2 ст. 209 УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на три года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Д. назначено восемь лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 30 ч. 3 и 166 ч. 4 УК РФ Д. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;

А.А., <...>, русский, со средним образованием, женатый, несудимый, -

осужден по ч. 5 ст. 33 и п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 166 ч. 4 УК РФ А.А. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;

М.А., <...>, русский, с неполным средним образованием, неженатый, несудимый, -

осужден по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком два года.

Этим же приговором осуждены Х.Р., Ф., В.С.А., А.Н., в отношении которых в установленном законом порядке кассационные жалобы и представление не принесены.

Постановлено взыскать:

с К.А., Х.Р., В.С.А., А.А. в пользу Щ.Е.Ю. в возмещение ущерба 20960 рублей солидарно и в счет компенсации морального вреда по 2500 рублей с каждого, в пользу Щ.А.Б. в счет компенсации морального вреда по 2500 рублей с каждого;

с Ж., К.А., Ф. в пользу Б. в возмещение ущерба 800 рублей солидарно;

с Ж., К.А., Х.Р., Ф. в пользу Ч.С.Н. 2700 рублей солидарно;

с Ж., К.А., Х.Р., Ф., Д. в пользу ОАО "Ковровский лесокомбинат" 359600 рублей солидарно;

с К.А., М.А. в пользу ОАО ККБАЛ 33505 рублей 40 копеек солидарно; в доход государства судебные издержки с каждого осужденного по 53 рубля 33 копейки.

Признаны виновными и осуждены:

К.А. за организацию разбойного нападения на Щ. группой лиц по предварительному сговору, а А.А. за пособничество исполнителям этого преступления;

Ж. за тайное хищение имущества ООО "Стройэкс", Д. за тайное хищение имущества Ч.Г.В.;

Ж. и Д. за тайное хищение имущества ЗАО "Ковровский экскаваторный завод" с незаконным проникновением в хранилище, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно;

Ж. и К.А. за тайное хищение имущества ЗАО "Тамга", Ковровского торгового дома, Б., ЗАО "Ковровский экскаваторный завод", Ш.Д.А. с незаконным проникновением в помещение, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, а по эпизоду с потерпевшим Б., кроме того, с причинением последнему значительного ущерба;

Д. за тайное хищение имущества ОАО "Ковровский лесокомбинат" с незаконным проникновением в помещение, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно;

К.А. и М.А. за тайное хищение имущества ОАО "Ковровское конструкторское бюро автоматических линий" (ККБАЛ) с незаконным проникновением в хранилище, группой лиц по предварительному сговору, а К.А., кроме того, неоднократно;

Ж. за создание устойчивой вооруженной группы - банды в целях нападения на кассира Ковровского лесокомбината, а К.А. и Д. за участие в этой банде; за совершение ими (Ж. как организовавший разбойное нападение) в составе банды разбойного нападения на кассира Ковровского лесокомбината с целью хищения имущества в крупном размере.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденных Ж., Д., К.А., М.А., адвоката Павлова А.В., поддержавших осужденные свои, а адвокат своего подзащитного Ж. кассационные жалобы, мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ж. указывает, что с приговором он не согласен. Излагает, что доказательства по делу свидетельствуют о том, что Д. минимум два раза предлагал совершить нападение на кассира лесокомбината. От него он узнал, что в машине, перевозившей деньги из конторы г. Коврова на лесопункт "Восход", кроме водителя присутствует только пожилая женщина - кассир, что напугать их и завладеть деньгами, скрыться в лесу не составит труда. Д. предполагал, что нужны еще люди. Слова Д. он передал К.А. Сам же он (Ж.) при разговоре с Д. отказался от участия в нападении. К.А. заинтересовался намерением Д. Предложил идею нападения ранее незнакомому ему (Ж.) Х.Р. и Ф., которого он (Ж.) раньше видел один раз. Х.Р. и Ф., заинтересовавшись информацией К.А., просили организовать встречу с ним (Ж.), поскольку он знал местожительство Д. При встрече с ним в начале июля 2000 года К.А., Х.Р., Ф. интересовались, что ему известно от Д., о маршруте движения машины с кассиром, о количестве в ней людей. При этой встрече все они вместе решили встретиться с Д. Встреча с ним проходила на берегу озера. Д. подробно рассказал о своем давнем намерении совершить нападение, о маршруте движения кассира, свои соображения о способе остановки автомашины при помощи размещения бревна на дороге, где к ней с двух сторон вплотную примыкает лес. Все участники, поскольку он (Ж.) сказал, что в нападении не будет участвовать, просили его помочь с доставкой к месту будущего нападения и последующего увоза в г. Ковров. Тогда же на озере при корректировании замысла Д. и выборе предполагаемого места нападения о возможном применении пневматических пистолетов, газового оружия разговора не было. Это было в г. Коврове без участия в обсуждении Д., когда Х.Р. предложил при нападении использовать форму сотрудника милиции. Каждый из участников что-то предлагал для осуществления нападения. Ранее организованное К.А. нападение на Щ. во многом схоже с нападением на работников лесопункта, а именно: рекогносцировка на местности при выборе места нападения, закладка тайника, распределение ролей во время нападения при остановке автомашины. Но о нападении на Щ. он (Ж.) и Д. не знали.

Ж. считает, что тщательного планирования нападения на кассира у них не было. В начале июля 2000 года Д. предложил идею нападения, которое в окончательно принятом решении всеми участниками нападения должно было состояться в 15 - 20 числах июля, по утверждениям Д. именно в этих числах автомашина должна была ехать в г. Ковров за деньгами, но Д. не приехал, не предупредил их об этом. Появился он только 17 августа 2000 года. Когда Д. приехал к нему (Ж.), они заехали к К.А., ибо последний знал, где найти Х.Р. и Ф.а, тот разыскал Х.Р., после чего они все поехали за Ф. Ж. утверждает, что нападение произошло спонтанно.

17 августа 2000 года, встретив автомашину "Газель" на въезде в город у завода "Точмаш", они проследили за ней. Д. предположил, что деньги в этот день не повезут, это будет на следующий день. Тогда все они совместно приняли решение собраться у него (Ж.) 18 августа, что ими и было сделано. Дождались автомашину "Газель", но сперва потеряли ее из виду, а потом вновь увидели; он и К.А. вернулись к заводу, сообщили об увиденном другим участникам. Совместно было принято решение ехать на запланированное для нападения место. Никто из них не знал, повезут или нет в "Газели" деньги, поедет ли эта машина в п. Восход.

По мнению Ж., признаки банды - стабильность ее состава и организационных структур по настоящему уголовному делу отсутствуют. Окончательное решение о нападении было принято всеми совместно, никто никого к этому не принуждал. Организационную роль со своей стороны в создании банды и в совершении разбойного нападения Ж. отрицает. Показания на следствии "некоторых участников нападения" о том, что он руководил нападением, являются попыткой переложить ответственность на него. Банда никем не создавалась. Прислушивались только к его советам, просили обеспечить транспортом, помочь в предупреждении о приближении автомашины на лесной дороге. Планируя нападение, предлагали свои варианты для облегчения его выполнения. К.А. предложил использовать в психологических целях его пневматический пистолет. Он (Ж.) только добавил, что может дать такой же пистолет "А 101". Позже все они решили взять хранившийся у него в кабинете пневматический пистолет "МР-654 К", принадлежавший Г. О газовом пистолете, об использовании формы сотрудника милиции "идеи возникали позже, в г. Коврове", о чем, а также о наличии тайника Д. не знал.

Участников нападения с места преступления он (Ж.) не увез, так как "испугался за содеянное", "за возможное наступление последствий".

Случайностью оказалось то, что в машине "Газель" в тот день ехали С.О., Е. и М.Е.

К Х.В. с просьбой дать газовый пистолет он (Ж.) обратился "не с целью его использования по прямому назначению, а как недостающее для четвертого участника нападения средство психологического воздействия". Праздное любопытство побудило К.А. при закладке тайника в лесу произвести выстрел из пистолета Х.В. Х.В. беспокоился о судьбе своего газового пистолета, требовал возвратить его. Они собирались съездить на место закладки тайника, вернуть пистолет Х.В., но это "не получалось со временем", он (Ж.), К.А. были "заняты".

Его (Ж.) действия заключались в передаче газового пистолета, в его хранении, участии при закладке в тайник и его перевозке.

С точки зрения Ж., предварительное следствие проведено "поспешно", что привело к нарушениям уголовно-процессуального законодательства.

За создание банды он осужден необоснованно.

Доказательств хищения имущества Ч.С.Н. нет. В этой части обвинения приговор является противоречивым. При назначении наказания по ч. 2 ст. 158 УК РФ суд не взял во внимание его (Ж.) чистосердечное признание и раскаяние в содеянном. Цели создания банды у него не было. Газовый пистолет появился во время частичного изменения первоначального плана нападения. Трактовать использование газового пистолета как вооружение банды нельзя, ибо банда не создавалась. Он (Ж.) советовал К.А. использовать газовый пистолет как похожий на боевой с целью психологического воздействия для четвертого участника нападения. К.А. подыскивал соучастников нападения самостоятельно. Указание суда о разработке им (Ж.) плана не имеет под собой почвы. Участники непосредственного нападения признавались в суде, что они его оговорили.

Взятым за основу обвинения показаниям К.А. и Д. верить нельзя, они неверные. Доказательствами подтверждено, что с его (Ж.) стороны имело место содействие исполнителям нападения советами, предоставлением информации, автомашины, заранее данным обещанием скрыть преступников, то есть соучастие в преступлении в виде пособничества.

Полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Ж. просит исключить из его обвинения ст. 209 УК РФ, решение суда о возмещении ущерба Ч.С.В. в размере 2700 рублей, переквалифицировать его действия с ч. 3 на ч. 5 ст. 33 и п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, применить в отношении него ст. 64 УК РФ, снизить ему срок наказания.

В кассационной жалобе осужденный К.А. указывает, что с приговором в части предъявленного ему обвинения по ст. 209 ч. 2 УК РФ он не согласен. Первоначально информация о разбойном нападении на кассира лесопункта исходила от Д., предложившего совершить нападение Ж. Последний передал это предложение ему. Потом он (К.А.) и Ж. предложили совершить разбойное нападение Х.Р. и Ф., с которым он (К.А.) был знаком. На озере Д. рассказал план нападения, в которой они совместно вносили коррективы. Он (К.А.) предложил использовать принадлежавший ему пневматический пистолет "ИЖ-67" в качестве психологического воздействия на потерпевших с целью подавления их сопротивления. Ж. предложил воспользоваться и его таким же пистолетом. Ж. решил приобрести у Х.В. газовый пистолет, который у того брал он (К.А.). Х.В. предупреждал, что газовый пистолет заряжен тремя шумовыми и 5-ю газовыми патронами. Один из шумовых патронов он (К.А.) отстрелял во время закладки тайника. Они готовили одежду, маски для нападения на кассира. В начале июля 2000 года выезжали на место предполагаемого нападения, определили его, поблизости выбрали место для тайника. О наличии у них газового пистолета, намерении использовать его при нападении Х.Р. и Ф. узнали при закладке тайника. В то же время от Ж. он узнал, что Х.Р. предложил при нападении для остановки автомашины с кассиром и деньгами использовать форму и жезл работника милиции. После закладки тайника Д. не представил информацию о дате выезда кассира лесопункта за деньгами.

Из-за отсутствия времени он и Ж. не могли выехать к тайнику и забрать приготовленные для нападения вещи и пистолеты. Без Ж. он выехать туда не мог, так как плохо ориентировался в той местности. На озеро, к тайнику их возил Ж.

17 августа 2000 года к нему домой пришел Ж. и сообщил, что приехал Д., 17 августа на лесопункте будет выдаваться зарплата. Он, Ж., Д. приняли решение проследить за движением автомашины "Газель", выехавшей за деньгами из лесопункта в г.Ковров. Ж. выехал за Ф. Он и Д. заехали за Х.Р. Проследив за маршрутом автомашины лесопункта, они поняли, что она приехала в г. Ковров не за деньгами, а с другой целью. Решили перенести нападение на следующий день, а перед этим собраться у Ж., что ими и было сделано. На другой день за машиной следили он и Ж. Видели, что она заезжала в контору, о чем они сообщили остальным участникам нападения. Потом он, Ж., Х.Р., Ф. и Д. на автомобиле Ж. выехали на место нападения. Ж. отъехал на некоторое расстояние, а они переоделись в приготовленную в тайнике одежду, Х.Р. - в форму работника милиции. Взяли пистолеты, он - газовый пистолет Х.В.

Далее К.А. излагает обстоятельства нападения, указывая, что действовали они согласно договоренности.

После этого они собрались в лесу, переоделись в одежду, которая была на них до нападения, спрятанную ими. Использованную ими одежду при нападении выбросили. Похищенные деньги они пересчитали, их оказалось 360 тысяч рублей. Ж. они не дождались.

Потом он заехал к Ж. Последний объяснил, что встретил знакомых, в связи с чем не мог их из леса вывезти. Ночевал он (К.А.) у Ф., куда утром приехал Ж. Деньги они разделили на всех участников нападения.

Утверждает в жалобе, что никто из них не ставил цель участвовать в банде.

Просит пересмотреть дело в части его обвинения по ст. 209 ч. 2 УК РФ, переквалифицировать его действия на п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

К.А. указывает, что А.А. предложил ему инсценировать и нападение на автомашину Щ., чтобы повысить его (А.А.) значимость в работе, сказал, что Щ.А.Г. платит ему маленькую зарплату. Предложил ему привлечь для этого еще 2 - 3 человек, что он и сделал, привлек Х.Р., а последний В.С.А., В. Выезжали на место предполагаемой "инсценировки". Ему (К.А.) была отведена роль доставки этих лиц на АЗС и обеспечения их отхода с указанного А.А. места. Описывает достигнутую между ними договоренность о действиях каждого при "инсценировке ограбления". Х.Р. предложил взять эфир, на что он (К.А.) согласился. Х.Р. забрал из машины бутылку с бензином. Потом он (К.А.) машину Щ. потерял из вида и уехал домой.

21 января 1999 года Х.Р. при встрече рассказал ему о происшедшем, о том, что тот нашел в машине 16 тысяч рублей. Из тех денег он и Х.Р. взяли по 6 тысяч рублей, А.А. он (К.А.) передал 4 тысячи рублей.

Утверждает, что он (К.А.) не знал обстоятельства происходившей "инсценировки ограбления", не вникал в детали плана, организатором преступления не был.

Просит переквалифицировать его действия в этой части обвинения на ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, исключить из приговора указание суда о возмещении ущерба Ч.С.В. в сумме 2700 рублей, так как не представлено доказательств хищения, а также в пользу ОАО "ККБАЛ", ибо похищенный ими металл был списан по цене 1 копейки за килограмм до возбуждения дела, учесть нахождение на его иждивении детей, мать его является инвалидом 2 группы, отец умер.

В кассационной жалобе осужденный Д. указывает, что с приговором он не согласен. На следствии и в суде никто из осужденных не говорил, что Ж. хотел создать банду. Он (Д.) предложил Ж. совершить нападение на работников Ковровского лесокомбината, а тот поделился информацией с К.А. Последний с Х.Р. и Ф. решили, что нападение можно осуществить. Ж. отказался от участия в нападении, никому указаний не давал, никем не руководил. План нападения был изменен в его (Д.) отсутствие. О наличии газового пистолета не знал.

Обвинение свое по ст. 209 ч. 2 УК РФ находит необоснованным. Его явку с повинной по краже электродвигателя суд не учел как смягчающее обстоятельство.

Просит исключить из его обвинения ст. 209 УК РФ, использование формы работника милиции как обстоятельство, отягчающее наказание, применить в отношении него ст. 64 УК РФ и снизить срок наказания.

В кассационной жалобе осужденный М.А. считает, что в суде не установлена стоимость похищенной из ОАО "ККБАЛ" заготовки. Собственник металла оценил его по 1 копейке за килограмм, он был списан на момент кражи.

Просит пересмотреть приговор в части нанесенного кражей ущерба.

Адвокат Большаков В.Ф., выступающий в защиту М.А., в кассационной жалобе находит приговор неправосудным.

Указывает, что металл, присвоенный его подзащитным, на ОАО "ККБАЛ" был завезен во времена социализма, документы по его учету были уничтожены. Стоимость металла была определена по цене завода-изготовителя, а не по цене, определенной его собственником. Предприятие убытка не понесло.

Цена металла на момент его пропажи составляла 1 копейку за килограмм, он не значился в наличии, был списан. Он вышел из ведения, нигде не значился. Данные по делу являются относительными, на них не может быть постановлен обвинительный приговор.

Просит приговор в части хищения чужого имущества со стороны М.А. отменить с прекращением в этой части дела.

В кассационной жалобе адвокат Шенкман С.В. в интересах осужденного А.А. полагает, что приговор в отношении его подзащитного постановлен незаконно и необоснованно. А.А. не знал и не мог знать о намерении других осужденных угрожать применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших. Он в обсуждении деталей грабежа машины Щ.А.Б. участия не принимал.

Показания К.А. следует расценивать как желание переложить часть своей ответственности на А.А., отомстить за помощь следствию.

А.А. участвовал в одном преступлении. Он - пособник. Полученный им в результате преступления "гонорар" составил 4 тысячи рублей. Ущерб потерпевшему А.А. возместил, активно способствовал раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления, к обстоятельствам, смягчающим наказание А.А., адвокат относит участие осужденного в боевых действиях миротворческих сил стран СНГ, его болезнь - глухоту. С точки зрения адвоката, к А.А. возможно применить ст. ст. 64, 73 УК РФ, просит квалифицировать действия А.А. по ст. ст. 33 ч. 5 и 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы.

В возражениях на жалобу К.А. осужденный Ж., дав им анализ, изложенные в ней доводы, утверждения о том, что он (Ж.) предложил совершить разбойное нападение на кассира лесопункта, что К.А. об использовании формы и жезла работника ДПС узнал от него, что решение о ненападении на кассира в день 17 августа принимал он (Ж.), ездил за Ф. один, собирался вывезти участников нападения из леса до темноты, находит необоснованными.

Представитель ОАО "ККБАЛ" П. в возражениях на жалобы осужденного и защитника последнего указывает, что цена на металл определяется на момент кражи, по тем ценам на него, которые существовали на конец июля 2001 года. Тот факт, что бывший главный бухгалтер и завскладом списали металл, на юридическую оценку действий виновных в его хищении не влияет. Сам факт кражи металла доказан, что не вызывает сомнений у самих лиц, принесших жалобы.

Действия лиц их предприятия по сокрытию кражи не может служить доказательством отсутствия ущерба для ОАО "ККБАЛ". П. просит приговор оставить без изменения.

В своих возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Комарова И.С., приведя мотивы, находит изложенные в них доводы несостоятельными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина осужденных Ж., К.А., Д., А.А., М.А. в содеянном каждым подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, по эпизоду обвинения, связанного с разбойным нападением на Щ., осужденный К.А. в судебном заседании пояснил, что его знакомый - А.А. в конце 1998 года пожаловался ему на то, что хозяин, у которого он работает, платит мало. Говорили о необходимости припугнуть предпринимателя. Через месяц А.А. напомнил ему (К.А.) о разговоре, сказал, что одному ему (К.А.) не справиться, необходимо подыскать для реализации их намерений еще 2 - 3 человек. Он (К.А.) о предложении А.А. рассказал Х.Р., последний согласился участвовать в нападении, подыскать еще двух человек. Примерно за неделю до нападения Х.Р. встретился с А.А. Потом он (К.А.) ездил с Х.Р. к А.А. Последний сообщил, что скоро поедет на машине в качестве водителя в Москву за товаром, в машине будут у его хозяина деньги, которые можно будет взять. Он (А.А.) остановится на АЗС в поселке Мелехово, где надо совершить нападение. Он (А.А.) будет сопротивляться, показывая хозяину опасность своей работы. Вечером (К.А.), Х.Р., А.А. проехали на место предполагаемого нападения, на АЗС в поселке Мелехово, в поле, куда после нападения необходимо было отогнать машину.

А.А. предложил оказать психическое давление на потерпевших, для их устрашения воспользоваться бутылкой с бензином.

Потом А.А. через некоторое время сообщил ему, что поездка предпринимателя состоится 21 января 1999 года, о чем он (К.А.) сообщил Х.Р.

20 января 1999 года на вокзале встретил Х.Р., В.С.А., парня - В. Все они приехали к нему в общежитие, где находились до утра следующего дня, обговорили детали нападения. Его (К.А.) задача состояла в том, чтобы привезти участников нападения на АЗС в пос. Мелехово и увезти их после нападения. У него была автомашина "ГАЗ-24", которой он управлял по доверенности. Действия каждого при нападении ему были известны.

Х.Р. предложил использовать эфир, который находился у него в комнате, в качестве усыпляющего средства в отношении потерпевших при нападении.

Утром 21 января 1999 года он отвез Х.Р., В.С.А. и В. на АЗС в пос. Мелехово, высадил их из машины, а сам отъехал на некоторое расстояние в сторону шоссе Москва - Горький. Через некоторое время увидел, что на АЗС заехал автомобиль "ЗИЛ-Бычок", потом уехал. Зная, куда должны были участники нападения отогнать машину, поехал за ними, но никого не нашел и вернулся домой.

В середине дня к нему прибыл Х.Р., рассказал о нападении. Из похищенных денег он и Х.Р. взяли по 6 тысяч рублей, а 4 тысячи он передал А.А. Часть денег Х.Р. отдал В.С.А. и В.

Осужденный Х.Р. пояснил в суде, что в декабре 1998 года к нему на работу пришел К.А., просил помочь в одном деле. После 10 января 1999 года К.А. вновь пришел к нему и сообщил, что нужно совершить нападение на частного предпринимателя, который ездит из Коврова в Москву, попросил для этого подыскать еще двух парней. Он поехал в поселок Новки, встретил В.С.А. и В., предложил им поучаствовать с ним в деле, объяснил ситуацию. Те согласились. За неделю до нападения К.А. познакомил его с А.А. Последний рассказал, что частный предприниматель в Москву ездит с деньгами, его необходимо напугать. Чтобы на него (А.А.) не пало подозрение, его (А.А.) тоже надо было слегка побить. Они ездили на заправку в поселок Мелехово. А.А. говорил, что он постоянно там заправляет машину, в тот момент следует совершить нападение. Дверь автомашины будет открыта. Все эти вопросы К.А. обсуждал с А.А. Поскольку оружия не было, решили напугать потерпевших бензином, а в случае оказания ими сопротивления поджечь машину.

20 января 1999 года К.А. ему (Х.Р.) сообщил, что машина, на которую они договорились напасть, поедет на следующий день утром, сказал, что необходимо всем собраться. Собрались они в комнате общежития, где проживал К.А., находились там до утра, обговорили конкретно действия каждого, кто и как должен действовать при нападении. При этом К.А. отвечал за план отхода после совершенного, должен был привезти их на АЗС и увезти с места преступления. Был разговор об использовании бензина при нападении. По его (Х.Р.) инициативе взяли бутылку с эфиром для усыпления потерпевших. Эфир дал ему К.А. Необходимо было напугать потерпевших, затем завладеть деньгами.

Рано утром 21 января 1999 года К.А. на машине отвез их на автозаправку, а сам отъехал. Там они ожидали приезда автомашины потерпевших. По ее прибытии они стали действовать по ранее достигнутой договоренности. В.С.А. стоял со стороны пассажирских дверей, В. - возле А.А. Он (Х.Р.) проник в салон автомашины, где находились мужчина и женщина, которые оказали сопротивление. У него (Х.Р.) была бутылка с бензином, которую он взял в багажнике автомашины К.А. Пробка в бутылке оказалась слабой, бензин разлился по салону. Он достал зажигалку. Мужчина стал сопротивляться, ударил В.С.А., вырвался и выбежал из машины. Он (Х.Р.) велел ехать. А.А. сел за управление автомашиной, отъехал в поле. На его вопрос А.А. ответил, что деньги в сумке под сиденьем машины. Взяв деньги, все они (нападавшие) ушли. В.С.А. и В. пошли на остановку общественного транспорта, которым он дал одну или две тысячи рублей. Сам он отправился на работу.

После обеда ему позвонил К.А., спросил, как прошло нападение, после чего подъехал к нему. Они посчитали похищенные деньги, их оказалось около 20 тысяч рублей. Из них, посоветовавшись с К.А., он взял себе 6 - 7 тысяч, а остальные деньги остались у К.А.

Указал, что при нападении тряпку, пропитанную эфиром, потерпевшей прикладывал В.С.А., когда в машине они искали деньги, В.С.А. подобрал норковую шапку.

Осужденный В.С.А. в в суде показал, что в январе 1999 года к нему обратился Х.Р. и предложил заработать денег, сказав, что нужна помощь, физическая сила. 20 января напомнил об этом разговоре. Он согласился. Он, В., Х.Р. приехали в г. Ковров, на вокзале их ожидал К.А. Они приехали к последнему в общежитие, где обсуждали план нападения на частного предпринимателя, при этом роль каждого. Х.Р. должен был продемонстрировать перед потерпевшими бутылку с бензином. Узнал, что будет использоваться эфир. У него спрашивали, может ли он усыпить тех, кто будет в машине. Бутылку с эфиром отдали ему. Утром 21 января 1999 года К.А. отвез их на заправку, высадил из машины, а сам отъехал в сторону. Подъехала машина с потерпевшими, на которую они совершили нападение. После этого они отъехали на ней в поле. Обыскали салон, Х.Р. нашел деньги.

Указал, что он налил на тряпку эфир и дал потерпевшей, сказав, чтобы она дышала. Он (В.С.А.) взял норковую шапку, которую потом продал С.А.

Нападение они совершили с целью "напугать потерпевших и взять деньги". Им было известно, что в машине будут деньги, так как предприниматель ехал за товаром.

Перед нападением видел, что Х.Р. из багажника автомашины К.А. брал бензин.

Вина осужденных подтверждается указанными в приговоре показаниями А.А. и В., которым суд дал надлежащую правовую оценку. Оба они в первоначальных показаниях на следствии признавали, что обстоятельства предстоящего нападения на Щ. они знали, роль каждого участника им была известна.

Потерпевший Щ.А.Г. показал, что он занимается предпринимательской деятельностью. Водителем у него работал А.А. В январе 1999 года ему необходимо было отвезти в Москву крупную сумму денег за партию холодильников. Он собирался направить две автомашины с целью получения товара в г. Москву 21 января. Накануне сам отвез в Москву 280000 рублей. Рано утром 21 января уехал автомобиль "МАЗ", а затем - "ЗИЛ-Бычок" под управлением А.А., с которым поехала его жена, имевшая при себе около 20 тысяч рублей, и брат в качестве экспедитора.

Через некоторое время после отъезда ему по телефону позвонил брат и сообщил, что на заправочной станции на их машину напали, ему удалось вырваться и убежать, а автомашину угнали. Он (Щ.А.Г.) стал искать в районе поселка Мелехово жену и машину. Увидел ее, рядом с ней стояли работники милиции. В машине находилась его жена, которая рассказала ему, что на АЗС напали на них, угрожали бутылкой с бензином и зажигалкой. Из сумки похитили около 20 тысяч рублей, ее норковую шапку. Объясняла, что ее усыпили эфиром.

Потерпевший Щ.А.Б. пояснил в суде, что 20 января 1999 года Щ.А.Г. сообщил ему, что на следующий день он должен ехать в г. Москву за холодильниками. В первую очередь о поездке всегда ставился в известность водитель автомашины. Утром за ним заехала автомашина под управлением А.А. В салоне находилась Щ.Е.Ю. По дороге А.А. заехал в поселке Мелехово на АЗС. Автозаправка была закрыта. А.А. находился у оператора станции, он сел в машину и закрыл дверь. Тут закричала Щ.Е.Ю. Он услышал "суматоху", увидел А.А. и трех парней. В целях защиты закрыл двери машины на шпингалеты. Однако в кабину ворвался один из нападавших парней, брызнул на него бензином, ударил сзади по шее. Он стал сопротивляться. Ему нанесли несколько ударов, услышал крики: "Жить хочешь?" Парень брызнул бензином в салоне. В тот момент он (Щ.А.Б.) открыл дверь, выпрыгнул из машины, крикнул: "Лена, беги!" Побежал на АЗС и сообщил оператору, что произошло нападение. Машина со Щ.Е.Ю. и нападавшими уехала. На АЗС подъехала "Волга", потом - машина с работниками милиции. Он указал им направление, куда поехала машина с напавшими на них парнями.

Со слов Щ.Е.Ю. ему известно, что ее обыскивали, ей давали тряпку и заставляли дышать эфиром, напавшие на них парни забрали деньги и ее норковую шапку.

Показания осужденных, потерпевших соответствуют показаниям свидетеля С.С., изложенным в приговоре, данным протокола осмотра места происшествия, протокола изъятия у С.Т. норковой шапки.

Свидетели С.Т. и С.А. пояснили в судебном заседании, что зимой 1999 года В.С.А. продал им женскую норковую шапку за 400 рублей, которую впоследствии у них изъяли работники милиции.

Из заявления Щ.Е.Ю. видно, что при нападении у нее были похищены норковая шапка и 20960 рублей.

Доказательства по делу позволили суду обоснованно признать, что К.А. организовал совершение данного преступления - разработал план нападения, привлек Х.Р. к участию в нападении, поручил ему подыскать для этого еще двух человек, на своей машине вывозил участников нападения на предполагаемое место преступления, по месту своего жительства собрал участников нападения, обеспечил их бутылкой с бензином для устрашения потерпевших, дал эфир для их усыпления, доставил участников нападения на машине к месту преступления.

Суд правильно указал, что А.А. предоставил информацию о перевозимых деньгах, сообщил дату поездки с ним потерпевших в Москву за товаром, показал другим участникам нападения место, где сделает остановку.

Вывод суда о том, что нападение на Щ.А.Б. было совершено с целью хищения имущества группой лиц по предварительному сговору с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, является обоснованным.

Как К.А., так и А.А. о характере нападения на Щ., о цели такого нападения были осведомлены, о действиях лиц, непосредственно участвовавших в нападении, заранее знали, о чем между ними была ранее достигнута договоренность, эти обстоятельства охватывались их умыслом.

Действия К.А., как организатора разбойного нападения на Щ.А.Б. группой лиц по предварительному сговору, по ст. ст. 33 ч. 3 и 162 ч. 2 п. "а" УК РФ, А.А., как пособника в совершении этого преступления, по ст. ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 2 п. "а" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Утверждения К.А. о том, что он не был организатором этого преступления, что в данном случае им совершен грабеж, а не разбой, доводы адвоката Шенкмана С.В., что А.А. не знал о намерениях других лиц угрожать потерпевшим применением насилия, опасного для их жизни и здоровья, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Осужденный Ж. пояснил в судебном заседании, что вечером 21 июля 2000 года к нему заехал К.А., предложил проехать на завод, сказав: "Есть дело". Он согласился. В машине сидел Х.Р. Они приехали на завод, зашли за Ф., который в тот день работал. Все вместе пошли на территорию завода. Проходя мимо Ковровского торгового дома, решили забраться туда. Поднялись на крышу, осмотрелись, как можно было проникнуть в здание. Он (Ж.) предложил использовать подручный предмет. Нашли железную арматуру, с ее помощью открыли окно, проникли в помещение. В холодильниках находились пельмени. Поблизости лежали мешки из-под муки. Пельмени, в частности он, стали складывать в мешки, набрали 4 - 5 - мешков по 10 - 15 килограмм пельменей в каждый. С К.А. и Ф. прошел по коридору, металлическим прутом вскрыли одну из дверей, проникли в служебный кабинет. Искали в нем деньги, но не нашли. Ф. забрал оттуда музыкальный центр, а он (Ж.) - пиджак, который использовал как спецодежду при погрузке пельменей, а потом выбросил в мусорный контейнер. Погрузив похищенное в машину, все они с места преступления уехали.

Осужденный К.А. пояснил в суде, что вечером в тот день он повез Х.Р. домой. Встретили Ж. Х.Р. пригласил последнего с собой. Втроем подъехали к заводу, где их должен был ожидать Ф. Тот стоял у проходной, у Ковровского торгового дома. Все прошли по территории завода. Решили проникнуть в торговый дом. Забрались на крышу подсобного помещения, сломав решетку на окне, проникли в цех. Из холодильника Ж. перекладывал пельмени в мешки и подавал в окно. Он (К.А.) перекинул один-два мешка с пельменями.

Похищено ими было около 100 кг пельменей. Потом он, Ж. и Ф. вскрыли служебный кабинет, искали в нем деньги, не нашли и тогда Ф. забрал оттуда музыкальный центр. На Ж. видел пиджак. Забрав похищенное, с места преступления ушли. Пельмени отвезли к Ф.

Осужденный Х.Р. в суде дал аналогичные показания, указав, что он находился на крыше и наблюдал за обстановкой. Через несколько минут после проникновения остальных в помещение Ж. попросил принять мешки, что он и делал, перетащил 5 мешков к ограждению завода. Потом К.А. подъехал к тому месту, они мешки с пельменями погрузили в машину и уехали. У Ф., возвратясь из торгового дома, в руках находился музыкальный центр

Осужденный Ф. показал в судебном заседании, что в тот вечер он дежурил на проходной. К нему на машине подъехали Х.Р., К.А., Ж. Проходя мимо торгового дома, К.А. и Ж. поднялись по лестнице на крышу подсобного помещения. Потом вскрыли окно, проникли внутрь. Через несколько минут подали ему и Х.Р. 4 - 5 мешков с пельменями. Потом он (Ф.) залез в помещение, где находились Ж. и К.А., взломали дверь одного из кабинетов, где денег не нашли. Он взял себе магнитофон. Указал, что ими было похищено около 100 кг пельменей.

Потерпевшая Ч.С.Н. пояснила в суде, что она арендовала помещение в Торговом доме, где располагался пельменный цех. Придя на работу, она обнаружила взломанное окно, проникновение в цех посторонних лиц. Из холодильника были похищены пельмени, расфасованные в пакеты по килограмму в каждом, стоимостью 27 рублей за килограмм.

О проникновении в его рабочий кабинет, хищении из него музыкального центра "Панасоник" стоимостью 6500 рублей, пиджака стоимостью 800 рублей пояснил в суде потерпевший Б.

Вина осужденных по этому эпизоду обвинения установлена также показаниями свидетеля Ч.Э.Н., данными протокола осмотра места происшествия от 24 июля 2000 года, фактом изъятия у Ф. музыкального центра "Панасоник".

Дав анализ доказательствам по делу, суд сделал обоснованный вывод о доказанности вины Ж. и К.А. в тайном хищении ими группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, неоднократно 100 килограммов пельменей Ч.С.Н. и имущества Б. с причинением последнему, кроме того, значительного ущерба.

По данному эпизоду обвинения при постановлении приговора противоречий, как о том утверждают К.А. и Ж. в жалобах, судом не допущено.

Органами следствия в вину осужденных по этому эпизоду обвинения вменялось хищение 200 кг пельменей на 5400 рублей. Из предъявленного осужденным следствием обвинения суд исключил не весь объем похищенных пельменей, а только 100 кг.

Ущерб потерпевшей, связанный с хищением 100 кг пельменей, не возмещен.

С иском потерпевшей в размере 2700 рублей за хищение 100 кг пельменей К.А., Х.Р., Ф. в судебном заседании согласились, указывали, что готовы возместить ее ущерб только в этой части, а не 5400 рублей Не оспаривал стоимость одного килограмма пельменей в суде и осужденный Ж.

В силу изложенного с утверждениями К.А. и Ж. в жалобах о недоказанности их вины в хищении 100 кг пельменей Ч.С.Н., об отсутствии в этой части доказательств хищения, о необходимости исключения из приговора решения суда о взыскании с них в пользу Ч.С.Н. в возмещение ущерба 2700 рублей согласиться нельзя. Эти их доводы опровергаются материалами дела, являются необоснованными.

Сам факт хищения металла со склада ОАО "Ковровское конструкторское бюро автоматических линий" весом 878 килограммов К.А. и М.А. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, а К.А., кроме того, неоднократно, ими, а также защитником М.А. - адвокатом Большаковым В.Ф. в жалобах не оспаривается.

Вина К.А. и М.А. в хищении металла со склада ОАО "ККБАЛ" подтверждается показаниями их самих в судебном заседании, показаниями свидетелей Ч.С.В., К.Н., В.С.А. подробно и правильно отраженными в приговоре.

В представленной суд оборотно-сальдовой ведомости движения материальных ценностей за декабрь месяц 1999 года в ОАО "ККБАЛ" отражено наличие на складе круга диаметром 180 мм весом 878 килограммов.

При инвентаризации товарно-материальных ценностей на 1 октября 2000 года в инвентаризационной описи зафиксировано отсутствие на том же складе указанного металла.

В ГОСТе 5632-72 отмечено, что сталь марки ЭП-56 соответствует марке 09Х16НЧБ.

По данным завода имени Т. города Электростали, производившего эту марку стали, ее стоимость на август 2000 года составляла 39300 рублей за тонну.

Из показаний осужденного К.А. видно, что через несколько дней после кражи М.А. сообщил ему, что похищенный ими металл он продал.

Осужденный М.А. признал в судебном заседании, что металл он продал за 15 тысяч рублей.

При таких данных доводы в жалобах осужденных К.А., М.А., адвоката Большакова В.Ф. о незначительной стоимости похищенного металла, об отсутствии ущерба для предприятия, о том, что стоимость похищенного металла судом определена неверно, об отсутствии в действиях К.А. и М.А. в этой части обвинения состава преступления, несостоятельны. Как опровергнутые доказательствами по делу, эти утверждения судом обоснованно отвергнуты.

Суд правильно признал и указал в приговоре, что сокрытие со стороны работников ОАО "ККБАЛ" хищения металла, его списание, несвоевременное сообщение о краже в соответствующие органы не могут служить основанием для вывода об отсутствии ущерба для организации, о невиновности осужденных в содеянном.

По другим эпизодам обвинения, связанным с кражами чужого имущества, доказанность вины в их совершении ими, квалификацию действий Ж., К.А., Д. в жалобах не отрицают. Их вина подтверждена совокупностью собранных по делу и приведенных в приговоре по каждому эпизоду обвинения доказательств, которым при постановлении приговора судом дана верная юридическая оценка. По каждому эпизоду обвинения, связанному с тайным хищением чужого имущества, по указанным в приговоре основаниям действия осужденных квалифицированы правильно.

Обоснованно признаны судом виновными и осуждены: Ж. и К.А. по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ каждый, Д. по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, М.А. по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В судебном заседании осужденный Ж. в создании банды, осужденные К.А., Д. в участии в этой банде, все в совершении в составе этой банды преступления виновными себя не признали.

Ж. пояснил в суде, что в конце июня - начале июля 2000 года Д. рассказал ему о намерении ребят ограбить кассира лесокомбината при перевозке денег в пос. Восход. Сказал, что дорогу они хотели перекрыть бревном и при остановке автомашины забрать у кассира деньги. Однако тех ребят арестовали. Д. предложил совершить нападение на кассира ему, но он отказался, поскольку его (Ж.) все знают. В одной из бесед с К.А. рассказал, что хотели ограбить кассира. Через неделю они (Ж., К.А., Х.Р. и Ф.) вновь собрались и поехали к Д. в пос. Восход, потом заехали на озеро. Он познакомил К.А. с Д. Сам мыл машину, а все остальные говорили о нападении. Затем сказали, что все решили. Он (Ж.) возил их на дорогу, по которой повезут деньги, где они выбрали место для нападения. К.А. спрашивал у него про газовый пистолет, но он сказал, что в нем сносились резиночки. Объяснил, что у него (Ж.) имеется дома еще один пистолет, однако тот не работает. К.А. попросил его поговорить с Х.В. о пистолете, что он и сделал. Попросил у Х.В. пистолет на один день, последний обещал его дать им. Пистолет Х.В. К.А. хранил в гараже. Последний сообщил, что 17 или 18 июля к нему (Ж.) приедет Д. и скажет, будет ли машина с деньгами. Через день-два он (Ж.), К.А., Ф. и Х.Р. поехали на машине на предполагаемое место нападения, недалеко от него нашли два сухих бревна, в приготовленную ямку положили сумку с одеждой и пистолетами. В июле Д. не приехал, прибыл к нему (Ж.) только 12 августа, поинтересовался, будут ли они совершать нападение. Сказал, что машина за деньгами поедет через несколько дней. 17 августа Д. приехал вновь, сообщил, что машина с лесопункта выехала в г. Ковров. Вместе с Д. он (Ж.) отправились к К.А. Затем у завода встретились с Х.Р. Оттуда он (Ж.) и Х.Р. ездили в поселок Новки за Ф. В руках Х.Р. был пакет. Сказал ему, что бревно для остановки машины использовать не будут, он взял форму сотрудника милиции, в которой остановит автомашину с кассиром. При выезде из города их ожидали К.А. и Д. К.А. пересел к нему (Ж.) в автомашину и они поехали следить за автомашиной лесокомбината. Автомашина лесопункта в г. Коврове в контору не заезжала. Решили, что денег в этот день не будет, отложили нападение на следующий день. Утром вновь все встретились. Проследили за машиной лесопункта. Она прибыла в г. Ковров. Из офиса лесокомбината вышла и села в машину кассир. Все они (осужденные) проследовали на запланированное место нападения. Он предложил, что при появлении машины с деньгами проедет впереди нее и сигналом даст всем знать. Отъехал по дороге некоторое расстояние, остановился и стал ждать. Когда ему показалось, что едет машина, он проехал мимо места нападения, посигналил. На дорогу вышел Х.Р. в форме работника милиции. Он (Ж.) отъехал в сторону, стал ожидать. К нему подъехали на мотоцикле знакомые, спросили, что он делает, он сказал, что собирает грибы. Те уехали. Через некоторое время подъехала автомашина "Нива", спрашивали, есть ли у него телефон. Подумав, что что-то произошло, вернулся в город, автомашину поставил в гараж. В 23 часа к нему приехал К.А., спрашивал, почему он их не забрал, просил на следующий день приехать в пос. Новки. Там К.А. достал из сумки 320 тысяч рублей, которые они разделили на пять человек. Он (Ж.) забрал свою и долю Д., который просил хранить деньги и купить на них доллары.

На следующий день после нападения ездил в лес, собрал одежду, забрал пистолеты. Одежду облил бензином и сжег.

Потом его вызвали в милицию. Он сказал, что в тот день собирал с женой грибы в лесу. Поспешил домой, попросил жену сказать, что были в лесу с ее подругой. Он и жена сходили к Ларисе К.А., попросили ее сказать, что она была с ними. Та согласилась. Он отвез ее и жену в милицию, где те дали показания.

О своем допросе рассказал Ф., к которому ездил в п. Новки.

Примерно 25 - 26 августа к нему приходили К.А., Ф. и Х.Р. Принесли 40 тысяч рублей, которые они разделили.

Указал, что у них было 4 пистолета. Один пневматический "А-101", второй пневматический "МР-654К", газовый пистолет Х.В. и еще один пистолет был у К.А. Когда закладывали сумку с вещами и пистолетами в тайник, К.А. производил из пистолета выстрел.

Признал, что 17 августа всех собирал он. Д. говорил, что в машине повезут более 100 тысяч рублей. Долю Д. он (Ж.) истратил на свои нужды.

Осужденный Д. в суде пояснил, что он действительно в разговоре со Ж. упомянул о парнях, которые хотели завладеть деньгами при их перевозке в лесопункт. Через некоторое время Ж. напомнил ему о том разговоре и предложил самим это сделать. Он (Д.) согласился. Обсуждали с ним как это сделать. Ж. обещал позднее сообщить план нападения. К нему приезжали Ж., К.А., Х.Р. и Ф. Вместе с ними он ездил на дорогу, выбирали место нападения. В июле был у Ж., который пояснил ему, что хотели для остановки автомашины с кассиром положить на дорогу бревно, но потом от этого замысла отказались. Ж. сказал ему, что его (Д.) задачей будет помочь Х.Р. нейтрализовать водителя машины. В начале августа узнал, что при нападении будет использоваться форменная одежда сотрудника милиции, какой-то предмет в виде оружия. Ж. велел ему сообщить, когда будут выдавать зарплату. Интересовался, почему об этом не сообщил в июле.

17 августа в лесопункте шел разговор о выдаче зарплаты, о чем он сообщил Ж. Вместе с последним ездил в тот день к К.А. и Х.Р. Х.Р. и Ж. ездили за Ф. Следили за машиной лесопункта, но она в контору не заезжала. Решили, что деньги перевозить 17 августа не будут. Договорились собраться на другой день. Утром 18 августа он (Д.) пришел к Ж., где находились К.А., Х.Р. и Ф. На машине Ж. под управлением последнего встречали машину лесопункта, проследили за ней. Потом поехали на место нападения. Там из тайника достали сменную одежду, маски на лицо, 4 пистолета, бензин. Переоделись. У него и Ф. маски были в виде спортивных шапочек с прорезями для глаз, К.А. надел на голову чулок. Все взяли по пистолету. Х.Р. надел одежду сотрудника милиции. Сели у дороги, стали ждать. По дороге проехал на машине Ж., просигналил, но за ним проехала не та машина. Ж. развернулся и поехал вновь в обратном направлении. Часа через полтора появилась "Газель". Х.Р. в форме милиционера остановил ее, вместе с водителем прошел к багажному отделению автомашины. К.А. и Ф. в масках и с пистолетами в руках побежали к салону, а он (Д.) - к Х.Р. и водителю. Предупредил водителя, чтобы он не сопротивлялся. Из салона машины послышались крики, а потом К.А. и Ф. направились бегом в лес. У кого-то из них была сумка. Он и Х.Р. проследовали за ними. Все собрались в заранее подготовленном месте. Сняли одежду, бросили ее в кучу, облили бензином, выбросили маски и побежали в сторону поселка Восход. Сумку несли по очереди. Он (Д.) переоделся и пошел на работу.

На следующий день после нападения встретился со Ж. Последний спросил, сколько было денег. Он ответил, что в лесопункте говорят о 360 тысячах рублей. Ж. тогда сказал, что со слов К.А. денег было 320 тысяч рублей.

Утром Ж. сказал ему (Д.), что он (Д.) не в доле, ибо ничего не искал, его роль сводилась только в помощи Х.Р. Спросил его, хватит ли ему 2 тысячи долларов, что соответствует 54 тысячам рублей. Он (Д.) с этим согласился. Всего от Ж. он получил 400 долларов.

Указал, что по вопросам нападения он общался только со Ж. О необходимости приготовить и взять маску его (Д.) предупреждал Ж. Убегая с места преступления, К.А. предложил выбросить пистолеты. Они побросали их в лужу. Один пистолет остался у К.А. Впоследствии Ж. сказал, что нужно вернуть оружие. Он (Д.) поехал в лес, извлек из лужи три пистолета, два из них передал Ж., но тот забрал только один. Тогда второй пистолет он (Д.) выбросил в пруд. Третий пистолет оставался у него (Д.), который он выдал работникам милиции.

Осужденный К.А. показал в суде, что Ж. в начале июля 2000 года несколько раз говорил о предложении Д. завладеть деньгами при перевозке их из г. Коврова в лесопункт. Поняв, что инициатива нападения исходит от Ж., поскольку Д. ему ничего не предлагал, он согласился. Тогда Ж. сказал, что втроем не справиться, необходимо к этому делу привлечь еще людей. Он предложил участвовать с ними Х.Р., а тот - Ф. Ездили после этого к Д. в поселок Восход, встречались с ним. Д. сказал, что нужно перекрыть дорогу бревном, когда водитель из машины выйдет, ворваться в салон, схватить сумку с деньгами и убежать. Говорил, что обычно за деньгами ездят водитель и кассир. Проехали все вместе по дороге, определили место нападения, которое выбирал Ж. Пришла идея воспользоваться при нападении пистолетами. Он (К.А.) принес свой пистолет ИЖ-67 - пневматический. Ж. сказал, что он может достать пистолет, потом велел ему съездить за ним к Х.В. Он ходил к последнему за пистолетом, а Ж. ожидал его в машине. Еще один пневматический пистолет принес Ж. Возил Ж. всех на озеро, где они обсуждали и уточняли обстоятельства нападения. Еще раз они ездили со Ж. на выбранное для нападения место, где спрятали сумку с одеждой, предназначенной для совершения преступления, и пистолетами. Когда прятали сумку в тайник, он (К.А.) из пистолета произвел выстрел.

Нападение планировали совершить во второй половине июля, однако Д. не приехал, дату выдачи денег не сообщил.

Где-то до 10 августа Ж. сказал, что приезжал Д., предлагал совершить нападение во второй половине августа. Запланировали это сделать в те дни. 17 августа за ним (К.А.) заехал Ж. С работы они вызвали Х.Р. Х.Р. со Ж. съездили за Ф. 17 августа у них ничего не вышло, поскольку, проследив за машиной лесопункта, поняли, что денег не будет. Встретились все вместе вновь 18 августа. Проследив за машиной лесопункта, поняли, что деньги кассиром получены. Добрались на машине Ж. под управлением последнего на обусловленное место нападения, где переоделись в приготовленную в тайнике одежду, взяли пистолеты. Находившийся в машине на дороге Ж. проехал, посигналил, давая им понять, что приближается автомашина с деньгами. Однако проехала не та машина. Потом они увидели "Газель" лесопункта. Х.Р. в форме работника милиции остановил ее. Он (К.А.), Д. и Ф. в масках на лице подбежали к автомашине. Он открыл дверь салона, где находились мужчина и три женщины. Держа в руке пистолет Х.В., наставил его на мужчину, угрожая им, стали спрашивать, где деньги. Ф. удерживал женщин, кричал: "Молчите". Одна из женщин протянула ему (К.А.) сумку. Схватив ее, они (осужденные) убежали в лес. Там они переоделись, выбросили пистолеты, за исключением газового Х.В., и ждали Ж., однако его не было. Тогда они оттуда ушли. В сумке оказалось 360 тысяч рублей, которые они поделили на следующий день.

Указал, что окончательно они распределили роли каждого при нападении во время оборудования тайника.

О том, что Х.Р. принесет форму работника милиции, которая будет использоваться при нападении, ему сказал Ж., При обсуждении плана нападения Ж. подсказывал, что не так, подыскивал место нападения, пистолеты.

Вина Ж., К.А., Д. в совершении установленных судом преступлений в этой части обвинения подтверждается изложенными в приговоре подробно и правильно показаниями осужденных Х.Р., Ф.

Потерпевшая Васильева З.И. пояснила в судебном заседании, что 18 августа 2000 года она в г. Коврове в лесокомбинате получила 360 тысяч рублей, около 13 часов возвращалась с деньгами на автомашине "Газель" в поселок Восход. С.О. сидел рядом с водителем, а она - в салоне сзади с М.Е. и Е. В лесу их машину остановил человек в форме работника милиции. Водитель пошел показывать ему багажник. Тут она увидела трех человек в масках с пистолетами в руках. Открылись двери в салон машины, люди в масках ворвались к ним, стали кричать: "Лежать! Убьем!". Один из них закричал: "Где бабки? Давайте деньги". В руки он держал пистолет. Она хотела приподнять голову, на что этот напавший на них парень стукнул ее по плечу пистолетом. Она испугалась, думала, что их убьют. С.О. сказал отдать деньги. Она протянула сумку, в которой находились деньги, паспорт, пенсионное удостоверение, ключи от сейфа. Схватив сумку, напавшие побежали в лес, туда же направился и человек в милицейской форме.

Потерпевший Ш.Д.В. показал, что в лесу их машину остановил работник милиции, взмахнув жезлом. Сказал ему, что кто-то сбежал, потребовал документы, открыть багажник. Когда он (Ш.Д.В.) открыл багажное отделение, этот милиционер затолкал его туда, подошедший к ним человек в маске, приставив к его (Ш.Д.В.) голове пистолет, потребовал, чтобы он молчал. Из салона слышались крики, требование денег. Через некоторое время нападавшие убежали в лес, потребовав, чтобы они (потерпевшие) сидели тихо, иначе они будут стрелять.

Потерпевший С.О. показал в судебном заседании, что когда их машину остановил работник милиции, водитель пошел по требованию последнего открывать багажное отделение, в салон ворвались люди в масках. Один из них толкнул его к рулю, приставил пистолет к груди. Все они стали требовать деньги, кричали, что убьют. Человек, державший его под прицелом, передернул затвор в пистолете. По звуку понял, что патрон зашел в патронник. Угрозу для жизни он (С.О.) воспринимал реально. Сказал, чтобы кассир отдала деньги. Васильева протянула сумку. Нападавший, что был рядом с ним, выхватил у нее сумку, открыл ее. Убедившись, что в ней деньги, сказал: "Все нормально, уходим". После этого нападавшие побежали в лес, один из которых пригрозил его пристрелить.

Показания этих потерпевших подтверждаются пояснениями потерпевшей М.Е.

Свидетель Х.В. показал, что в июле - августе 2000 года он по просьбе Ж. передал приехавшим Ж. и К.А. газовый пистолет.

Свидетель Г. пояснил, что весной 2000 года давал Ж. пневматический пистолет, который тот вернул ему уже зимой.

Свидетель Х.Д. указал, что Х.Р. брал у него милицейскую форму.

Из показаний свидетеля К.И. следует, что Х.Р. предлагал ему совершить нападение на кассира, на что он (К.И.) ответил отказом. По просьбе Х.Р. давал ему жезл, который тот ему не вернул, сказал, что потерял его.

В ходе следствия у Х.В. был изъят пистолет системы "Вальтер" модели "Супер ПП", который у него брали Ж. и К.А.

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы изъятый у Х.В. пистолет являлся газовым калибра 9 мм, изготовленным промышленным способом в Германии, он пригоден для стрельбы газовыми патронами центрального боя калибра 9 мм. В 5-ти патронах, находившихся в магазине этого пистолета, установлено наличие в дозированной форме отравляющего вещества раздражающего действия.

У Г. был изъят пистолет, который он передавал Ж., который по заключению судебно-баллистической экспертизы являлся пневматическим газобаллонным пистолетом модели "МР-654К" калибра 4,5 мм, изготовленным промышленным способом на Ижевском механическом заводе, был пригоден для стрельбы круглыми пневматическими зарядами калибра 4,5 мм.

У Д. в ходе следствия был изъят пистолет. Как видно из заключения судебно-баллистической экспертизы, этот пистолет являлся пневматическим газобаллонным пистолетом модели "А-101" калибра 4,5 мм, изготовленным промышленным способом АОЗТ "Фирма АНИКС" г. Москвы, он пригоден для стрельбы круглыми пневматическими снарядами калибра 4,5 мм.

Вина осужденных подтверждается и другими материалами дела.

Оценив доказательства по делу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: Ж. в создании банды в целях нападения на кассира Ковровского лесокомбината; К.А. и Д. в участии в этой банде, в совершении ими в составе этой банды разбойного нападения на кассира Ковровского лесокомбината с целью хищения имущества в крупном размере; Ж. в организации этого разбойного нападения.

Действия Ж. в этой части обвинения по ст. ст. 209 ч. 1, 33 ч. 3 и 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, К.А. и Д. по ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ каждого квалифицированы верно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Приведенными выше доказательствами установлено и суд обоснованно указал в приговоре, что, получив информацию о перевозке денег из Ковровского леспромхоза в лесопункт поселка Восход, Ж. предложил Д., К.А. завладеть ими. Для реализации задуманного Ж. предложил К.А. приискать еще людей, что последний и сделал. Ж. была создана организованная устойчивая группа, состоящая из него, К.А., Д. и других лиц, осужденных по этому эпизоду обвинения, заранее объединившихся для совершения нападения на кассира лесопункта. Наличие такой группы, цель ее - нападение на кассира с целью завладения деньгами в крупном размере, все ее участники знали, с этим были согласны. Участники этой группы неоднократно обсуждали план нападения, необходимость иметь при этом оружие, принимали меры к его отысканию. Ж. договорился с Х.В. о передаче ему газового оружия, что последним и было сделано, передал газовый пистолет К.А., в котором находились патроны с отравляющим веществом в дозированной форме раздражающего действия. Кроме того, были приготовлены пневматические газобаллонные пистолеты. О вооруженности группы все ее участники были осведомлены. Данной группой лиц велась тщательная подготовка к нападению, были распределены роли каждого члена этой организованной устойчивой вооруженной группы, была подготовлена сменная одежда, маски, определено место нападения, был заложен тайник с одеждой и оружием, добыта форменная одежда работника милиции, для реализации плана нападения взят у К.И. жезл.

Суд обоснованно признал, что инициатива исходила от Ж. На его машине ездили к Д., он возил членов группы на трассу и определил место нападения, возил ее участников для закладки тайника. О связующей роли Ж. свидетельствуют те факты, что ему должен был сообщить Д. о дате перевозки денег, а потом он - К.А., что и было в действительности Ж. должен был отвезти участников банды к месту нападения, что им и было сделано. Участниками банды велось наблюдение за автомашиной, в которой находился кассир лесопункта с деньгами, в том числе Ж.

Фактические данные по делу свидетельствуют о стабильности состава банды, о тесной взаимосвязи между ее членами, о согласованности их действий.

Все члены банды сознавали, что они принимают участие в преступлении - нападении на кассира и завладении деньгами, совершаемом бандой. Характер нападения все они знали.

При таких установленных по делу и изложенных в приговоре обстоятельствах не соглашаться с выводами суда о том, что Ж. создал устойчивую вооруженную группу в целях нападения на кассира лесопункта, а К.А., Д. и другие лица приняли в ней участие, о совершении К.А. и Д. в составе организованной группы разбойного нападения на работников Ковровского леспромхоза с целью хищения имущества в крупном размере, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, а Ж. организовал это разбойное нападение, оснований не имеется.

Доводы Ж. о том, что от участия в нападении он отказался, банду не создавал, организатором разбойного нападения не являлся, а с его стороны имело место только пособничество исполнителям этого преступления, К.А. и Д., что в банде они участия не принимали, последнего, что о наличии газового пистолета у них в группе он не знал, утверждения всех, что устойчивой вооруженной группы не было, об отсутствии стабильности состава группы, тщательного планирования нападения на кассира, ссылки их на то, что нападение произошло "спонтанно", а не организованной группой, несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти версии осужденных тщательно проверялись, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

По всем эпизодам обвинения обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает. Всем доказательствам по делу в их совокупности при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Самооговора осужденных, оговора их друг друга, в том числе Ж. со стороны К.А., Д., как о том указывает Ж. в жалобе, судебная коллегия не усматривает, таких данных материалами дела не установлено.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права осужденных на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Психическое состояние Ж., К.А., Д., А.А., М.А. исследовано.

Для сомнений по поводу их вменяемости, их способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими оснований не имеется.

При рассмотрении данного дела судом требования ст. 240 УПК РСФСР не были нарушены.

Наказание Ж., К.А., Д., А.А., М.А. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о личности каждого, в том числе указанных в жалобах, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на исправление каждого, на условия жизни их семей. Наказание им назначено соразмерно содеянному, в пределах санкций закона; назначенное каждому наказание чрезмерно суровым, несправедливым не является. При назначении наказания требования закона судом соблюдены, не нарушены.

Для исключения указания суда о признании использования форменной одежды работника милиции при совершении разбойного нападения обстоятельством, отягчающим наказание, оснований нет.

Для смягчения Ж., К.А., Д., А.А., М.А. наказания судебная коллегия оснований не находит.

Гражданские иски по делу судом разрешены в соответствии с законом.

Кассационные жалобы осужденных и защитников удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда от 25 июня 2002 года в отношении Ж., К.А., Д., А.А., М.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ж., К.А., Д., М.А., защитников Шенкмана С.В. и Большакова В.Ф. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

А.В.КУМЕНКОВ

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"