||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 февраля 2003 г. N 34-о02-34

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Грицких И.И., Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 13 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Н., М., С., адвокатов Островской А.С., Маркитантовой Н.Е., законного представителя осужденного С.И.А., дополнительную кассационную жалобу адвоката Крючко Ю.В. на приговор Мурманского областного суда от 10 апреля 2002 года, которым

Н., <...>, несудимый,

осужден по ст. 116 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ по месту работы с удержанием 10% заработка в доход государства; по ст. 161 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ на 3 года лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 12 лет лишения свободы;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., <...>, несудимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ - на 3 года лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - на 12 лет лишения свободы;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 7 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Н. и М. по ст. 150 ч. 4 УК РФ оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

По делу осужден также Т., приговор в отношении которого не обжалован.

Постановлено взыскать:

с Н. и М. 2500 рублей в пользу Ф.Л. в солидарном порядке в счет возмещения материального ущерба;

с Н., М., С. в солидарном порядке в пользу Ф.Л. 14000 рублей в счет возмещения материального ущерба и 30000 рублей в счет компенсации морального вреда; в пользу Ф.А. 30000 рублей в счет компенсации морального вреда; в пользу Ф.Е. 40000 рублей в счет компенсации морального вреда;

в случае отсутствия у несовершеннолетнего С. доходов и личного имущества постановлено взыскать с его родителей С.Н. и С.А. в равных долях в пользу Ф.Л. материальный ущерб 4600 рублей и компенсацию морального вреда в пользу Ф.Л. 10000 рублей, в пользу Ф.А. 10000 рублей, в пользу Ф.Е. 13000 рублей.

Н., М., С. признаны виновными в совершении следующих преступлений.

Н. нанес побои и причинил физическую боль потерпевшему Ф.

Н. и М. совершили грабеж в отношении Ф. с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с причинением ущерба потерпевшему.

Н., М. и С. совершили группой лиц убийство Ф.

Заслушав доклад судьи Куменкова А.В., объяснения осужденного М., поддержавшего доводы жалобы, адвоката Крючко Ю.В., поддержавшего доводы дополнительной жалобы и жалобы осужденного М., мнение прокурора Лушпа Н.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный Н. в кассационной жалобе указывает, что предварительное следствие по делу проведено неполно, односторонне, доказательства получены с нарушением уголовно-процессуального закона; показания его, Н., необоснованно отвергнуты; показания допрошенных по делу лиц оценены судом неправильно; судом не учтено, что очевидцы убийства давали различные показания об обстоятельствах происшедшего.

Осужденный С. в кассационной жалобе указывает, что наказание, назначенное ему, является чрезмерно суровым, судом не учтены данные о его личности, состояние здоровья; отмечает, что Ф. умер не от его действий; у него конфликтов с потерпевшим не было, веревку приказал ему взять Н., высказывая при этом угрозы.

Законный представитель осужденного - С.Н.А. в кассационной жалобе указывает, что судом не приняты во внимание данные о личности осужденного С., об условиях его жизни и воспитания; не учтено, что С. раскаялся в содеянном, дал подробные показания об обстоятельствах происшедшего; не учтены данные о личности потерпевшего; в жалобе выражается несогласие с разрешением гражданского иска, с возложением обязанности по возмещению ущерба на него, содержится просьба о смягчении наказания.

Адвокат Островская в кассационной жалобе в защиту С. просит переквалифицировать его действия на ст. ст. 30 и 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ и смягчить наказание, указывает, что суд не дал оценки тому обстоятельству, что потерпевший в период времени между удушением веревкой и удушением подушкой был жив, эпизод удушения веревкой следует расценивать как покушение на убийство; судом оставлено без внимания то, что у С. не было причин для убийства потерпевшего, что он является несовершеннолетним; при назначении наказания не учтены данные о личности осужденного, его состояние здоровья, то, что он, по существу активно способствовал раскрытию преступления; в жалобе отмечается также, что на родителей С. необоснованно возложена обязанность по возмещению ущерба.

Осужденный М. в кассационной жалобе указывает, что предварительное следствие по делу проведено неполно, односторонне, с нарушением норм уголовно-процессуального закона; на свидетелей и обвиняемых со стороны следователя оказывалось давление с целью получения нужных показаний; показания допрошенных по делу лиц оценены судом неправильно; он в грабеже участия не принимал, удары Ф. наносил на почве личных неприязненных отношений, куртку у него не требовал; веревкой потерпевшего он не душил, подушкой намеревался стереть кровь с лица; при назначении наказания судом не учтены данные о его личности, обстоятельства смягчающие наказание.

Адвокат Маркитантова в кассационной жалобе в защиту М. просит приговор в части его осуждения по ст. 161 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ отменить, дело прекратить, указывает, что М. необоснованно признан виновным в грабеже, его умысел был направлен не на завладение имуществом, а на предотвращение действий потерпевшего; из материалов дела следует, что к хищению куртки причастны другие лица; показаниям допрошенных по делу лиц надлежащей оценки не дано.

В дополнительной кассационной жалобе адвокат Крючко в защиту М. просит переквалифицировать действия осужденного на ст. ст. 116 и 109 ч. 1 УК РФ, указывает, что он необоснованно признан виновным в совершении грабежа и убийства; выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; в жалобе подробно анализируются показания допрошенных по делу лиц на предварительном следствии и в суде и отмечается, что вина М. в совершении грабежа не доказана; имеющихся в деле доказательств недостаточно для вывода о его виновности; ненадлежащим образом, по мнению автора жалобы, оценены судом доказательства по эпизоду убийства Ф.; вывод суда о согласованности действий С., Н. и М. в отношении потерпевшего на материалах дела не основан, между действиями С. и Н. и действиями М. прошло значительное время; в жалобе подвергается сомнению обоснованность выводов судебно-медицинского эксперта о причинах смерти потерпевшего Ф.; отмечается, что имеются противоречивые данные о том, каким образом подушка оказалась на лице потерпевшего; доказательств подтверждающих наличие у М. умысла на убийство Ф. недостаточно; его действия следует расценивать как причинение смерти по неосторожности; представитель защиты указывает также, что на предварительном следствии и в судебном заседании нарушались права осужденных, вещественные доказательства к материалам дела приобщены с нарушением закона.

Потерпевшие Ф.А. и Ф.Л. в возражениях на жалобы просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия считает, что осужденные Н., М., С. обоснованно признаны виновными в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Вывод суда об их виновности основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании подробно изложенных в приговоре.

Так, из показаний осужденного Т. следует, что М., Н., С. избивали Ф.; М. и Н. предъявляли ему какие-то претензии; Н. предложил убить потерпевшего, после этого С. стал тянуть веревку, другой конец которой с петлей находился на шее Ф., который пытался сопротивляться, однако Н. убирал руки потерпевшего от веревки; через некоторое время М. положил подушку на лицо Ф. и сел на нее; после этого труп потерпевшего они вытащили из квартиры.

Осужденный С. пояснил, что потерпевшего Ф. били Н. и М.; Н. сказал, что потерпевшего надо "кончать"; после этого Н. или М. накинули на шею потерпевшего петлю и дали ему другой конец, который он стал тянуть; затем Н. ударил потерпевшего два раза ножом в грудь; через некоторое время он увидел, что на лице Ф. находится подушка, а на ней сидит М.

Осужденный Н. пояснил, что он действительно наносил удары Ф.; с потерпевшего требовали снять куртку; после того, как Ф. куртку снял, он передал ее Ч.; через некоторое время С. стал тянуть веревку, а он сел Ф. на ноги; после этого он ударил потерпевшего ножом; М. брал подушку и удерживал ее на лице Ф.

Осужденный М. пояснил, что удары потерпевшему Ф. наносили Н., Т., а также он; потерпевшему говорили о том, чтобы он снял куртку, он сначала не отдавал ее, но потом снял; через некоторое время он увидел, как С. тянет веревку, другой конец которой был намотан на шее Ф., затем Н. ударил ножом потерпевшего в грудь.

Во время расследования дела осужденный С. указывал, что петлю из веревки на шею Ф. набросил Н.

Свидетель П. пояснил в суде, что Ф. избивали, Н., М., С.; затем Н. сделал из веревки петлю, набросил ее потерпевшему на шею и эту веревку стал тянуть С., а Н. держал потерпевшего за ноги; после этого Н. нанес потерпевшему удар ножом.

На предварительном следствии свидетель П. пояснял, что М., взяв подушку, кинул ее на лицо Ф. и стал удерживать.

Свидетель Е. пояснила, что Н. и М. требовали у потерпевшего деньги, кто-то предлагал снять с Ф. куртку; Н. схватил потерпевшего за рукав куртки, стал тянуть на себя, а М. требовал передачи куртки; Ф. вынужден был снять куртку; Н. отдал куртку Ч., велел ее продать; Н. и М. стали избивать потерпевшего; после этого она видела как С. набрасывал на шею Ф. веревку.

Свидетель Ч. пояснила в суде, что видела, как Н. наносил удары Ф.; через некоторое время, возвратившись в квартиру, она увидела Н., стоящего рядом с Ф., а рядом лежала куртка; Н. велел эту куртку продать; после того, как она, продав куртку, возвратилась, Н. набросил на шею потерпевшего петлю, а С. стал тянуть веревку, затягивая петлю на шее, М. и Н. стояли рядом с Ф., затем М. взял подушку, накинул на лицо Ф.

Свидетель К. пояснил в суде, что Н. и С. набрасывали на шею Ф. веревку, затем С. стал тянуть веревку, а Н. убирал руки Ф. от петли; через некоторое время он увидел, что М. сидит на подушке; К. пояснил также, что Н. наносил потерпевшему удары ножом.

На предварительном следствии К. пояснял, что М. требовал у Ф. куртку, а также, положив на лицо потерпевшего подушку, сел на нее сверху.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что труп Ф. был обнаружен в овраге в районе ул. Нахимова дом N 7 в г. Мурманске.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы, смерть Ф. наступила от механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи петлей, а также вследствие закрытия отверстий рта и носа мягким предметом.

Из заключений судебно-биологических экспертиз следует, что на одежде М. и Н., обуви С. обнаружена кровь, которая могла произойти от Ф.; на подушке также обнаружены следы крови.

Доказательства, исследованные в судебном заседании, оценены судом надлежащим образом.

Обстоятельства совершения преступлений установлены правильно, на основании доказательств, имеющихся в материалах дела, полученных с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Доводы жалоб о том, что приговор основан на недопустимых доказательствах Судебная коллегия считает несостоятельными.

Показания допрошенных по делу лиц должным образом исследованы и оценены судом.

Приведенные в приговоре показания осужденного С., свидетелей П., Ч., К., данные во время расследования дела, обоснованно признаны достоверными.

Вещественные доказательства приобщены к материалам дела в соответствии с требованиями закона, на основании постановления следователя, их описание отражено в протоколах осмотра приобщенных к материалам дела.

Выводы судебно-медицинского эксперта о причинах смерти потерпевшего Ф. сомнений не вызывают.

Заключение эксперта исследовано надлежащим образом; в судебном заседании проводилась судебно-медицинская экспертиза с последующим допросом эксперта.

Утверждения, содержащиеся в жалобах о том, что свидетели по делу допрашивались на предварительном следствии с нарушением норм уголовно-процессуального закона Судебная коллегия считает несостоятельными.

Протоколы допросов, как видно из материалов дела, составлены в соответствии с требованиями закона, надлежащим образом оформлены.

Доводы жалоб о недоказанности вины Н. и М. в совершении грабежа являются несостоятельными, они опровергаются доказательствами, исследованными судом - показаниями свидетелей Е., Ч., К.; частично показаниями самих осужденных Н. и М., которые не отрицали, что факт открытого похищения куртки потерпевшего имел место.

Оснований считать, что куртку потерпевшего похитили не Н. и М., а другие лица, не имеется.

Судом обоснованно признано, что Н. и М. требовали у Ф. деньги, затем потребовали у него передачи им куртки, при этом Н. наносил потерпевшему удары, после чего Ф. вынужден был снять куртку и осужденные распорядились ей по своему усмотрению.

Правильным является и осуждение Н., М. и С. за убийство Ф. группой лиц.

Как установлено, Н. высказал намерение убить потерпевшего, после чего по его предложению С. передал ему веревку из которой Н. сделал петлю и накинул ее на шею Ф., С. стал затягивать петлю на шее, а Н. помогал ему, удерживая потерпевшего; после этого Н. наносил удары Ф. ножом, а М. положил на лицо потерпевшего подушку и удерживал ее, перекрывая дыхательные пути; в результате, от механической асфиксии Ф. умер.

В данном случае осужденные Н., С. и М. совершали насильственные действия с целью лишения жизни потерпевшего, смерть Ф. явилась результатом их совместных действий.

Доводы жалоб об отсутствии у осужденных умысла на убийство Судебная коллегия считает несостоятельными.

Утверждения о том, что действия М. по отношению к смерти потерпевшего носили неосторожный характер, что он не намеревался подушкой закрывать Ф. дыхательные пути опровергаются показаниями осужденных Т., С., Н., а также показаниями на предварительном следствии свидетелей П., К., из которых следует, что М. умышленно удерживал подушку на лице Ф.

Убийство обоснованно признано совершенным группой лиц. Как видно из материалов дела, умыслом осужденных охватывалось, что они в отношении потерпевшего действуют в составе группы.

Так, С. и Н. действовали совместно, затягивая петлю на шее потерпевшего, после чего Н. ударил Ф. ножом, а М., видевший действия Н. и С., осознавая, что действует в группе с ними набросил на лицо потерпевшего подушку и удерживал ее.

Оснований расценивать действия Н. и С. как покушение на убийство не имеется.

Как установлено, осужденные Н., С. и М. действовали с умыслом на убийство и потерпевший в результате их действий умер, при этом между действиями Н. и С. и действиями М. прошло незначительное время, смерть Ф., согласно заключению судебно-медицинской экспертизы наступила от механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи петлей и вследствие закрытия отверстий рта и носа мягким предметом.

Действия осужденных квалифицированы правильно, Н. - по ст. ст. 116, 161 ч. 2 п. п. "г", "д", 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ; М. - по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 161 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ; С. - по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных об их личности.

Оснований считать назначенное наказание явно несправедливым вследствие его чрезмерной суровости не имеется.

Каких-либо существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе нарушения осужденных права на защиту допущено не было.

Исковые требования по делу разрешены в соответствии с требованиями закона.

На основании ст. 1074 ГК РФ на родителей несовершеннолетнего осужденного С. обоснованно возложена обязанность по возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда в случае отсутствия у осужденного доходов и имущества, достаточных для возмещения вреда.

Оснований для отмены приговора в части разрешения гражданского иска Судебная коллегия не усматривает.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мурманского областного суда от 10 апреля 2002 года в отношении Н.; С., М. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

И.И.ГРИЦКИХ

А.В.КУМЕНКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"