||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 февраля 2003 года

 

Дело N 58-о02-37

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей                                           Фроловой Л.Г.,

                                                     Русакова В.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 13 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденного Г. и адвоката Римского А.В. на приговор Хабаровского краевого суда от 29 июня 2001 года, которым

Г., <...>, русский, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ на 14 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на 11 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Г. наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Г., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору Г. признан виновным в умышленном причинении смерти Б. на почве личных неприязненных отношений с особой жестокостью и в покушении на умышленное причинение смерти двум лицам - Г-й и Б-ву, также на почве личных неприязненных отношений.

Преступление Г. совершено 5 августа 1999 года, в г. Амурске Хабаровского края, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Г. виновным себя в совершении указанных преступлений признал частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Г., не отрицая причинения смерти Б. и нанесения ударов ножом Г-й и Б-ву, утверждает, что преступление совершил из-за неправильного поведения в быту жены - Г-й. Утверждает также, что во время происшедшего вынужден был защищаться от нападения потерпевших Б-вых, при этом ссылается на запамятование обстоятельств нанесения ударов ножом потерпевшим, утверждает, что "очнулся" он уже в подъезде, с ножом в руке. Находя предварительное и судебное следствие необъективным и односторонним, неисследованным вопрос о его психической полноценности, просит разобраться в деле.

В кассационной жалобе адвокат Римский А.В. в защиту интересов осужденного Г. приводит аналогичные доводы, полагает, что выводы о вменяемости Г. суд сделал, исследовав недопустимые доказательства, в том числе заключения судебно-психиатрических экспертиз, просит об отмене приговора.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевший Б-в, просит приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в совершенных им преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина Г. в им содеянном подтверждается его собственными показаниями об обстоятельствах совершенных им преступлений, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.

Судом в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям Г., приведены мотивы признания одних его показаний правдивыми, других не правдивыми.

В подтверждение вины осужденного суд правильно сослался в приговоре на показания потерпевших Г-й и Б-ва об обстоятельствах посягательства Г. на жизнь каждого из них, показания свидетеля Ш., из квартиры которого Б-в вызвал милицию из-за того, что Г. проник к нему в квартиру через балкон и "буянит". В подъезде дома в это время свидетель слышал шум и крики, переместившиеся затем в квартиру Б-вых. Через несколько минут Б-в прибежал опять в квартиру Ш., вызвал по телефону скорую помощь и милицию, был ранен.

Показания указанного свидетеля согласуются с показаниями потерпевшей Г-й о том, что она, увидев, что Г. проник в квартиру, пыталась спастись бегством, но он настиг ее в подъезде и затащил в квартиру Б-ых, где в дальнейшем нанес удары ножом сначала Б., затем ей - Г-й и Б-ву.

Показания свидетеля Ш. согласуются также и с показаниями потерпевшего Б-ва о том, что Г. проник незаконно среди ночи в его квартиру и "буянил".

Анализ показаний потерпевших и свидетеля Ш., данных о имеющихся у Г. телесных повреждениях (ссадины лица, не повлекшие вреда здоровью, раны теменной и затылочной области, повлекшие легкий вред здоровью), позволил суду первой инстанции прийти к правильному выводу о необоснованности доводов Г. о том, что он подвергся нападению со стороны потерпевших и, применив к ним насилие, защищался от этого нападения.

Обоснованными являются и выводы суда о том, что Б-в правомерно применил насилие к Г., пытаясь пресечь его действия по причинению смерти жене и дочери, а также о том, что Г. пришел в квартиру потерпевших, заранее вооружившись ножом (имевшиеся в квартире потерпевших ножи не использовались для причинения потерпевшим телесных повреждений).

Вина осужденного подтверждается также сведениями, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, заключениями проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые Г. в свою защиту, в том числе о совершении им преступлений из-за неправильного поведения жены в быту, в состоянии аффекта, обороняясь от нападения на него потерпевших, запамятовании им обстоятельств происшедшего ввиду болезненного состояния, неисследованности вопроса о его психическом состоянии, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование признания несостоятельными доводов осужденного. Оснований не согласиться с принятым судом решением у Судебной коллегии не имеется.

С достаточной полнотой исследован судом и вопрос о психическом состоянии Г.

Судом исследовались данные о личности Г., его образе жизни, характере взаимоотношений с окружающими людьми, в том числе с потерпевшими, о его состоянии здоровья.

Об указанных обстоятельствах допрашивались потерпевшие Г-а и Б-в, свидетели Г.А., Г.О., П.Е., Г.Л. и другие, исследовались сведения, содержащиеся в заключениях судебных экспертиз.

Анализ перечисленных доказательств позволил суду прийти к правильному выводу о сложившихся между потерпевшими и Г. неприязненных отношениях, необоснованности доводов Г. о неправильном поведении Г-й в быту, как повода к совершению преступлений, а также о вменяемости Г.

Так, согласно амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы рекомендовано проведение Г. стационарной судебно-психиатрической экспертизы (т. 1 л.д. 136 - 137).

Из заключения стационарной судебно-психиатрической экспертизы усматривается, что Г. психическим заболеванием не страдает, а обнаруживает признаки эмоционально-неустойчивого расстройства личности. Однако степень изменений со стороны психики в настоящее время не столь выражена, чтобы лишить его возможности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. Как непсихически больного Г. следует считать вменяемым (т. 1 л.д. 152 - 154).

Согласно повторной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной другим составом врачей, проведение повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Г. невозможно ввиду его заболевания туберкулезом.

Комиссия экспертов пришла к заключению, что Г. психическим заболеванием не страдает, обнаруживает признаки эмоционально-неустойчивого расстройства личности, о чем свидетельствуют данные анамнеза о том, что ему с подросткового возраста свойственны такие особенности характера, как неуравновешенность, неустойчивость интересов, склонность к асоциальным формам поведения, употребление наркотиков и алкогольных напитков, колебания настроения в психотравмирующих ситуациях.

Однако степень изменений со стороны психики в настоящее время у него не столь выражена, чтобы лишить его возможности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. В период времени, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, у него также не было какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности. В момент совершения преступления Г. в состоянии физиологического аффекта не находился. Как непсихически больного Г. следует считать вменяемым (т. 2 л.д. 17 - 20).

При этом из материалов дела усматривается, что с постановлением следователя от 30 августа 1999 года о назначении амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, в том числе с поставленными перед экспертами вопросами, Г. и защитник Римский ознакомлены 1 сентября 1999 года. Ходатайств, замечаний, дополнительных вопросов не заявили (т. 1 л.д. 80).

По рекомендации экспертов следователем было вынесено постановление от 20 октября 1999 года о проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Вопросы перед экспертами в указанных постановлениях ставились идентичные (т. 1 л.д. 138 - 139).

Из текста стационарной судебно-психиатрической экспертизы усматривается, что Г. поступил на стационарное судебное психиатрическое обследование 5 ноября 1999 года, закончено его обследование и составлено заключение стационарной психиатрической судебной экспертизы 11 ноября 1999 года.

Таким образом, стационарная судебно-психиатрическая экспертиза проведена в сроки после 20 октября 1999 года - даты вынесения следователем постановления о ее назначении. Согласно показаний специалистов, проводивших стационарную экспертизу - О.Л. и Г.К. (т. 1 л.д. 295 и 355), стационарная экспертиза была проведена на основании постановления следователя от 20 октября 1999 года, в самом же заключении дата вынесения постановления - 30 августа 1999 года указана ошибочно.

Из заключений перечисленных экспертиз усматривается, что они проведены квалифицированными специалистами, в их распоряжение предоставлялись материалы дела, в том числе медицинские документы в отношении Г. Выводы экспертов мотивированы, научно обоснованы. Указанные обстоятельства позволили суду признать выводы экспертиз правильными.

Не усматривается Судебной коллегией и оснований подвергать сомнению выводы судебных психиатрических экспертиз в отношении Г.

Помимо этого, ч. 4 ст. 184 УПК РСФСР, действовавшего на момент вынесения следователем постановления о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Г., позволяла следователю в условиях неопределенности в решении вопроса о психическом состоянии Г., не объявлять ему указанное постановление.

Кроме того, в соответствии с требованиями закона, каждое доказательство подлежит оценке судом с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.

С учетом изложенного следует признать, что суд первой инстанции дал оценку проведенным по делу судебным психиатрическим экспертизам в соответствии с требованиями закона и обоснованно сослался на них в приговоре в обоснование своих выводов о вменяемости Г.

Судом при решении указанного вопроса обоснованно принято во внимание поведение Г. до совершения преступления, во время его совершения и в конкретной судебно-следственной ситуации.

Правильно отражены в приговоре и оценены в соответствии с законом также и показания свидетеля Г.Л. При этом замечания осужденного на протокол судебного заседания о неточности отражения показаний указанного свидетеля судом отклонены.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые Г. в свою защиту, в том числе, о совершении преступления из-за неправильного поведения в быту жены - Г-й, в состоянии аффекта, о совершении убийства Б. и причинении телесных повреждений Г-й и Б-ву в ходе защиты от их нападения, о запамятовании обстоятельств нанесения ударов ножом потерпевшим, совершении преступления в болезненном состоянии, неисследованности вопроса о его психическом состоянии и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование признания несостоятельными доводов осужденного. Оснований не согласиться с принятым судом решением у Судебной коллегии не имеется.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Г. преступлений, в том числе мотив его действий, обстоятельства, по которым преступление в отношении Г-й и Б-ва не было доведено до конца, прийти к правильному выводу о виновности Г. в совершении этих преступлений, а также о квалификации его действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, Судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

При назначении Г. наказания судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающее обстоятельство.

С учетом изложенного Судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению приговора, в том числе к смягчению назначенного Г. наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Хабаровского краевого суда от 29 июня 2001 года в отношении Г. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"