||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2003 г. N 20-о03-5

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Лутова В.Н.,

судей Степанова В.П., Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 12 февраля 2002 года кассационные жалобы осужденных Б., С.Э., адвокатов Кафарова М.А. и Мевлидовой А.В. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 31 октября 2002 года, которым

Б., родившийся 11 июня 1966 года, несудимый, -

осужден:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества

и на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчисляется с 11 августа 2000 года;

С.Э., родившийся 11 июня 1966 года, несудимый, -

осужден:

ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества

и на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчисляется с 5 мая 2000 года.

В счет отбытия наказания засчитано время нахождения под стражей с 27 февраля по 20 марта 1998 года.

Б. осужден за создание и руководство бандой, он и С.Э. за участие в банде, а также совершение в составе банды разбойных нападений: 15 января 1993 года на Р., И. и И-ва; 17 февраля 1993 года на Д.; 23 марта 1993 года на М-вых; 5 апреля 1993 года на А.; 23 апреля 1993 года на М., М.Г. и М.С., которые были совершены организованной группой, с применением оружия, с целью завладения чужим имуществом в крупных размерах, а в отношении и потерпевших Д., М-вых, А. и М., М.Г. и М.С. неоднократно и с проникновением в жилище.

С.Э. также осужден за незаконное приобретение, хранение и сбыт наркотического вещества в особо крупном размере.

Преступление им совершено 4 - 5 мая 2000 года.

Заслушав доклад судьи Магомедова М.М., выступление адвоката Нурмагомедова Н.К., просившего приговор отменить и дело производством прекратить за непричастностью Б. к совершению преступлений, мнение прокурора Козусевой Н.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах, аналогичных по содержанию, осужденный С.Э. и в его защиту адвокат Мевлидова А.В. ставят вопрос об отмене приговора в отношении С.Э., осужденный с прекращением дела, а адвокат с направлением дела на новое рассмотрение.

В обоснование своих просьб они ссылаются на то, что приговор основан лишь на противоречивых показаниях С., данных на предварительном следствии, которые он вынужден был подтвердить под давлением государственного обвинителя и судьи. По существу С. в судебном заседании показаний не давал, суд лишил их возможности выяснить причины противоречий в показаниях С., данных на предварительном следствии, которые он вынужден был подтвердить под давлением государственного обвинителя и судьи. По существу С. в судебном заседании показаний не давал, суд лишил их возможности выяснить причины противоречий в показаниях С., снимая их вопросы.

Доводы С.Э. о том, что он не совершил преступления, что с С. не знаком, что у него не было в 1993 году автомашины, что он проживал не по тому адресу, который указал С., не опровергнуты.

Обвинение в приобретении, хранении и сбыте наркотиков основано на сфальсифицированных доказательствах.

Осужденный Б. в жалобе просит его оправдать.

Адвокат Кафаров М. в защиту осужденного Б. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В обоснование своих просьб осужденный Б. и адвокат Кафаров М. приводят доводы, аналогичные доводам осужденного С.Э. и адвоката Мевлидовой А. Кроме того, они указывают на то, что в домах потерпевших не обнаружены какие-либо следы, оставленные Б., что опознание Б. М-выми, С., А. проведены с нарушением закона, что показания М-вых являются противоречивыми и не соответствующими материалам дела, что на следствии явку с повинной от Б. и его показания получены путем применения недозволенных методов ведения следствия, что обвинение Б. предъявлено с нарушением закона, что не выполнены указания Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, ранее отменившей приговор в отношении Б. и С.Э., не опровергнуто алиби Б.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Ю. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Б. и С.Э. в совершении преступлений, указанных в приговоре, являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно изложенных в приговоре.

Так, из показаний С., ранее осужденного за преступления, по которым по настоящему делу осуждены Б. и С.Э., которые он дал на предварительном следствии и подтвердил в судебном заседании, пояснив, что за истечением достаточно длительного времени не помнит детали совершенных преступлений, следует, что Б. и С.Э. вместе с ним участвовали в совершении вооруженных нападений на Р., И., И-ва, Д., М-вых, А. и М., М.Г. и М.С.

Из содержания его показаний следует, что в период с 1991 по 1994 год он работал милиционером Дербентского ГОВД и жил по <...>. Недалеко от него, примерно на расстоянии 200 метров, жил Б., а через улицу С.Э. Б. предложил ему, С.Э., М.Р., А.А. и одному русскому парню из г. Ростова, который все время был с Б., совершать нападения на людей с целью похищения их денег.

Первое нападение ими было совершено в начале 1993 года, возможно в январе, в районе тоннеля г. Дербента. В тот вечер все они находились в шашлычной. Когда вышли оттуда, увидели, как на обочине дороги остановилась машина, в которой находились И., И-в и Р. По предложению Б. они совершили нападение на потерпевших, с применением огнестрельного оружия. При этом он выстрелом из имевшегося у него пистолета ранил Р. в ногу. В ходе нападения они завладели автомашиной и деньгами потерпевших.

Примерно в феврале 1993 года по предложению Б., который раздал им оружие, они проникли в дом Д., где находились две женщины, у которых они, угрожая оружием, забрали деньги и ценности.

В марте 1993 года по предложению Б. они, вооружившись огнестрельным оружием, проникли в дом М-вых, где надев маски и, угрожая оружием, совершили нападение на М-вых и забрали у них деньги с ценностями.

5 апреля 1993 года Б. собрал их всех, раздал оружие и маски, предложив совершить нападение на семью А. Примерно в 2 часа 6 апреля 1993 года они проникли в дом потерпевших и, угрожая оружием, забрали деньги, ценности и другое имущество потерпевших.

В конце апреля 1993 года по предложению Б. ночью они вооружившись огнестрельным оружием, в масках проникли в дом М., М.Г. и М.С. и, угрожая оружием, забрали деньги и ценности.

Приведенные показания С. судом обоснованно признаны правильными, т.к. они получены с соблюдением требований закона и соответствуют остальным доказательствам, имеющимся в деле.

Так, из показаний потерпевшего И., данных на следствии, видно, что 15 января 1993 года он, Р. и И-ов на автомашине ВАЗ-2101 ехали домой в Республику Азербайджан. Примерно в 23 часа они остановились возле тоннеля в г. Дербенте. И-ов пошел к киоску и в это время к автомашине подошли 5 - 6 человек в масках. Один из них ударил его чем-то твердым по голове и он потерял сознание. Когда очнулся, увидел, что их автомашина отъезжает, а он, Р. и И-ов лежат на земле. Встав, они хотели подойти к киоску, но в это время один из убегавших лиц, напавших на них, выстрелил и ранил Р. в ногу.

Аналогичные показаний на следствии дал и потерпевший Р., пояснив, что у нападавших в руках были автоматы и что его ранило выстрелом. У него при нападении были похищены 8500 рублей.

Потерпевший И-ов на предварительном следствии дал аналогичные показания, пояснив, что при разбойном нападении у него были похищены автомашина стоимостью 600 тыс. рублей, деньги 10 тыс. рублей и шарф стоимостью 3000 рублей.

Показания этих потерпевших в судебном заседании оглашены с соблюдением требований ст. 231 УПК РФ.

Из показаний свидетеля О. видно, что 16 января 1993 года, примерно в 1 час ночи, к нему пришли И-ов и И., которые принесли раненого Р. Они объяснили, что на них в районе тоннеля напали 5 - 6 парней, вооруженных огнестрельным оружием, отобрали у них автомашину и деньги, ранили Р.

Согласно протоколу выдачи, А. выдал гильзу, обнаруженную им при повторном осмотре места происшествия.

По протоколу изъятия пуля, извлеченная из ноги Р., выдана работникам милиции.

Из заключения судебно-баллистической экспертизы следует, что пуля, извлеченная из ноги Р., и гильза, обнаруженная на месте происшествия, до выстрела составляли одно целое и выстреляны из пистолета N УО-44/6 1983 года, который был закреплен за С.

Согласно протоколу опознания С. опознал Б. и С.Э. как лиц, с которыми они совершили нападение на потерпевших.

Из показаний потерпевшей А-вой видно, что в один из дней февраля 1993 года она ночевала у Д. Ночью она проснулась от шума и увидела двух мужчин в масках, которые, приставив пистолет к голове, потребовали молчать. Затем связали ей руки и пошли в комнату, где находилась Д. Кто-то из нападавших снял ее золотое кольцо.

Из показаний потерпевшей Д., данных на следствии и исследованных в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ, видно, что в ночь с 17 на 18 февраля 1993 года на нее и А-ву, в ее доме, было совершено нападение вооруженными лицами в масках, которые забрали у нее деньги и ценности. Они видела четверых мужчин.

Согласно показаниям потерпевших М-вых, данных на предварительном следствии и исследованных в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ, видно, что в ночь с 23 на 24 марта 1993 года на него и жену было совершено нападение вооруженными автоматами и пистолетами людьми в масках, которые, угрожая оружием, забрали у них деньги и ценности. Он видел пятерых нападавших. У одного из нападавших на руке между указательным и большим пальцем была татуировка в виде буквы "К" и через вырез маски под левым глазом увидел небольшой шрам.

Впоследствии они опознали Б., как одного из лиц, совершивших на них нападение, по татуировке и шраму.

Это обстоятельство подтверждается и протоколами опознания М-выми Б.

Кроме того, на предварительном следствии осужденный Б. признавал, что он вместе с четырьмя лицами совершил вооруженное нападение на семью М-вых.

Эти показания получены с соблюдением требований закона.

Доводы жалоб о том, что эти показания были получены путем применения недозволенных методов ведения следствия, судом проверялись и не нашли своего подтверждения.

Из показаний потерпевшего А., данных на предварительном следствии и исследованных в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ, видно, что в ночь с 5 на 6 апреля 1993 года в их дом проникли вооруженные люди в масках и совершили нападение на него и членов его семьи. Угрожая оружием, требовали деньги и ценности. Когда он отказался дать деньги, его стали гладить утюгом по спине, тогда его жена показала место хранения денег и ценностей. Нападавшие, забрав деньги и ценности, уехали.

Аналогичными являются показания потерпевших А.Н., А.М., А.А. и А.Л., данных на предварительном следствии и исследованных в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ.

Из показаний потерпевшего М. видно, что в конце апреля 1993 года на его семью совершили нападение вооруженные лица в масках и забрали деньги и ценности.

Аналогичными являются показания потерпевших М.Г. и М.С., данные на предварительном следствии и исследованные в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ.

Согласно показаниям свидетеля Н., данных на предварительном следствии и в предыдущем судебном заседании, исследованных в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ, видно, что, узнав, что С. занимается сбытом героина, сообщил в милицию. 5 мая 2000 года работники милиции в присутствии понятых дали ему 300 рублей, на которые он должен был приобрести наркотики у С.Э. Он приобрел у осужденного пакет героина и выдал его работникам милиции.

При доставлении С.Э. в милицию у него были обнаружены две купюры по 10 рублей, серии и номера которых совпадают с купюрами, ранее врученными Н.

По заключению судебно-химической экспертизы вещество, приобретенное Н. у С.Э. и выданное работникам милиции, является наркотическим веществом героином массой 0,06 грамм. На почтовых срезах С.Э. имеются микрочастицы героина.

Кроме того, на предварительном следствии С. не отрицал, что 4 мая 2000 года нашел два пакета с героином. 5 мая он за 300 рублей продал Н. героин, после чего его задержали работники милиции.

Эти показания С. получены с соблюдением требований закона.

Доводы жалоб о применении к нему недозволенных методов ведения следствия являются несостоятельными.

Эти утверждения проверялись в судебном заседании, но не нашли своего подтверждения.

Как видно из материалов дела, С. знал Б. и С.Э., отношения у них были нормальные. Каких-либо оснований для оговора Б. и С.Э. у С. не было.

Показания . на предварительном следствии, которые он полностью подтвердил в судебном заседании, о времени, месте, участниках и обстоятельствах нападения на потерпевших, полностью соответствуют показаниям потерпевших об обстоятельствах совершенных нападений и поэтому суд их обоснованно признал правильными и положил в основу приговора.

Доводы жалоб о получении ряда доказательств, с нарушением закона, о рассмотрении дела с обвинительным уклоном, об оказании председательствующим по делу и государственным обвинителем давления на С. в интересах обвинения, не основаны на материалах дела.

Органами предварительного следствия и судом выполнены указания Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, определением которого от 1 августа 2001 года был отменен приговор в отношении Б. и С.Э. Поэтому доводы жалоб и в этой части являются несостоятельными.

Алиби Б. проверялось и не нашло своего подтверждения.

Совершение осужденными, руководителем которых был Б., с января по апрель 1993 года пяти вооруженных нападений одним и тем же составом, планирование этих нападений свидетельствует о том, что Б. создал банду, в составе которой он и С.Э. совершили ряд разбойных нападений.

При таких данных, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Б. в создании и руководстве бандой, его и С.Э. в участии в банде, совершении разбойных нападений организованной группой с целью завладения чужим имуществом в крупных размерах, с применением оружия, неоднократно и с проникновением в жилище, а С.Э. и в незаконном приобретении, хранении и сбыте наркотического вещества в особо крупном размере.

Действиям осужденных судом дана правильная правовая оценка.

Наказание осужденным Б. и С.Э. назначено в соответствии с законом, с учетом тяжести содеянного ими, роли каждого в совершении преступлений, смягчающих обстоятельств и данных о их личности, в том числе и тех, о которых указывается в жалобах.

Оснований для отмены либо изменения приговора не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 31 октября 2002 года в отношении Б. и С.Э. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Б., С.Э., адвокатов Кафарова М.А. и Мевлидовой А.В. оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.Н.ЛУТОВ

 

Судьи

В.П.СТЕПАНОВ

М.М.МАГОМЕДОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"