||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2003 г. N 8-О03-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Степанова В.П. и Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 12 февраля 2003 г. кассационное представление государственного обвинителя Панкова С.В. на приговор Ярославского областного суда от 22 ноября 2002 года, которым

К.Ю., <...>,

оправдан по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в" и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ за непричастностью к совершению этих преступлений.

В.И., <...>,

оправдан по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ за непричастностью к совершению этого преступления.

К.Ю. и В.И. обвиняются в том, что 2 апреля 2002 года ночью вступили в сговор о разбойном нападении с целью хищения икон и имущества К.Н., при этом К.Ю. вооружился ножом, они незаконно через форточку проникли в жилище К.Н., который услышав шум, вышел на кухню с топором, после чего К.Ю., выходя за пределы сговора, с целью завладения имуществом и лишения жизни, нанес К.Н. ножом удар в область шеи, а затем отобранным топором не менее 9 ударов в область лица и головы, от которых наступила смерть на месте. В.И. в это время осматривал дом, после чего они забрали 3 иконы стоимостью 9500 руб. и калькулятор стоимостью 100 руб.

К.Ю. и В.И. виновными себя не признали и от дачи показаний в следствии и на суде отказались.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Степанова В.П. и мнение прокурора Соломоновой В.А., поддержавшей представление об отмене приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственный обвинитель Панков просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, считая приговор незаконным и необоснованным из-за несоответствия выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам и односторонней оценки добытых доказательств.

Судебная коллегия проверив материалы дела и обсудив изложенные в кассационном представлении доводы, находит представление обоснованным и подлежащим удовлетворению, а приговор подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинение, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимых и доказательства их подтверждающие, мотивы по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения. Не допускается включение в приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданных.

Однако приговор в отношении К.Ю. и В.И. нельзя признать законным и обоснованным, поскольку во время судебного разбирательства не были опровергнуты доказательства обвинения, собранные в процессе предварительного следствия и оправдательный приговор основан на некритической оценке и безмотивном игнорировании доказательств обвинения, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд односторонне подошел к оценке доказательств, рассмотрев каждое доказательство в отдельности, а не в совокупности, как этого требует закон.

При этом в нарушение ст. 87 УПК РФ при проверке доказательств, полученных им в судебном заседании, не сопоставил их с другими имеющимися в уголовном деле доказательствами, а также необоснованно отверг иные доказательства, подтверждающие проверяемые доказательства, что в соответствии со ст. ст. 379, 380 УПК РФ является основанием для отмены приговора в кассационном порядке.

Так, органы следствия в материалах дела представили в качестве доказательств "чистосердечное признание" К.Ю. от 25 мая 2002 года и его заявление от 26 мая, в котором он указал, что вскрыл окно, открыл форточку и залез на кухню, где ударил деда принесенным ножом, а затем топором в область головы, когда тот упал. Взяв в доме 3 иконы вышел через двери на улицу, нож выкинул в канаву, а иконы спрятал в сарайке у Б. на Земляном валу, которые мать последнего (Б.) нашла и убрала в дом.

В заявлении от 26 мая он просит вызвать его на допрос в присутствии адвоката, т.к. хочет сделать заявление о совершенном им убийстве "деда Коли" и заявить о месте нахождения ножа в трубе на Каши**нском шоссе.

Суд отклонил доводы защиты о недопустимости данных доказательств и исследовал их наряду с другими. При этом суд указал, что изложенные К.Ю. сведения согласуются с другими фактическими данными по делу, а именно: проникновение в дом потерпевшего через окно на кухню, подтверждено данными осмотра места происшествия о том, что на поверхности рамы обнаружены и изъяты микроволокна, рядом с трупом обнаружен топор, обильно испачканный кровью, и молоток, обнаружен также пустой киот от иконы;

применение в качестве орудий ножа и топора подтверждено заключением эксперта медика-криминалиста о характере использованных орудий;

похищение трех икон подтверждено показаниями свидетелей Г. и М. (в части пропажи икон из дома) и свидетелями Б. и Б. (в части обнаружения трех икон и калькулятора в своей сарайке при дачном доме на ул. Земляной вал).

В приговоре

"Суд, в особенности, отмечает, что следствию на тот момент не было известно о спрятанных в сарайке Б. иконах. Только на основе полученной из "чистосердечного признания" информации, Б. была допрошена в качестве свидетеля и подтвердила факт обнаружения трех икон и калькулятора в своей дачной сарайке, которые перенесла в дачный дом и спрятала".

С оконного проема в кухне погибшего изъяты микроволокна, которые согласно заключению эксперта-криминалиста, совпадают по родовым признакам с волокнами с ткани джинсов К.Ю.;

Свидетель Л. опознала брюки-джинсы с этикеткой "PROPER", изъятые у К.Ю., как джинсы, которые были на К.Ю. 01.04.02, что видно из протокола предъявления для опознания;

из заключения эксперта-криминалиста (экспертиза микроволокон) видно, что на дактилопленке с частицами имеются два хлопковых волокна общей родовой принадлежности с одной из двух разновидностей волокон, входящих в состав ткани джинсов К.Ю. (объекты N 1 и N 2, совпадение по природе, цвету, классу красителя, классу волокнообразующего полимера, характеру хранения).

В суде К.Ю. первоначально заявил, что это признание написал под диктовку работников милиции, а затем заявил, что написанное просто выдумал.

Суд в приговоре отмечает, что осведомленность К.Ю. о месте сокрытия икон не может объясняться ни "диктовкой" работникам милиции, которые на тот момент об этом не знали, ни "выдумыванием", так как подобное случайное совпадение исключено.

Из заявления В.И. на имя прокурора от 12.07.2002 следует, что желает дать показания в присутствии адвоката о следующем: "В ночь на 1 апреля он с К.Ю. пошли украсть иконы у К.Н., выставили на крыльце стекло и забрались внутрь, при этом что-то загремело и разбудило хозяина. Когда они были на кухне, то зажегся свет и К.Н. шел на них с топором и К.Ю. ударил того в область головы ножом. К.Н. издал крик и повалился на пол и К.Ю. еще несколько раз ударил ломом. Они обыскали дом и взяли 3 иконы и счетную машинку, К.Н. был еще жив, но находился без сознания, вышли они через дверь. Украденное спрятали в сарайке Б. на Земляном валу без ведома хозяев, а нож К.Ю. выбросил в водосточную трубу на Кашинском шоссе".

Суд в приговоре отмечает совпадение деталей, изложенных в заявлениях К.Ю. и В.И.

Суд указал в приговоре, что сведения, содержащиеся в этих документах, не являются показаниями (в смысле ст. ст. 76, 77) и на них не распространяется правовой режим получения показаний. Если содержание данных документов имеет отношение к предмету доказывания (ст. 73 УК РФ), не исключается их использование в качестве доказательств (иных документов - ст. 84 УПК РФ).

Вместе с тем, далее суд в приговоре указывает, что получение органами следствия "письменных признаний" не может заменять допросов и получения показаний в установленном процессуальном порядке; а при получении признательного заявления от В.И. были нарушены правила части 4 статьи 173 УПК РФ о том, что после отказа обвиняемого от дачи показаний его повторный допрос может производиться только по его просьбе, хотя в данном случае В.И. сам обращается с письменным заявлением к прокурору, а не наоборот.

Суд отмечает в приговоре, что обнаруженная в одном пятне на правом ботинке В.И. кровь, содержащая антиген "Н" происхождение которой не исключается от К.Н., не устанавливает причастность В.И. к преступлению, поскольку множество людей имеют одинаковую группу крови. Как основание к этому судом приняты доводы защиты, представившей в судебное заседание свидетелей К.А. и В.А. (брата подсудимого В.И.), которые показали, что в середине мая 2002 года К.А. был избит и из раны на лице текла кровь и могла попасть на обувь В.И. - подсудимого, который помог К.А. дойти до дому. К.А. представлен военный билет, где указана группа его крови, сходная с группой крови потерпевшего К.Н.

Между тем, данные о том, что К.А. в результате избиения имел повреждения в области лица, не проверены судом и не была проведена соответствующая судебно-медицинская экспертиза об этом и экспертиза идентичности его группы крови и группы крови К.Н.

Кроме того, по утверждению гособвинителя показания свидетеля В.А. подлежали тщательной проверке и соответствующей оценке с учетом установленных в суде фактов незаконного воздействия его на других свидетелей в интересах своего брата - подсудимого В.И.

В ходе следствия допрашивались свидетели Л., М., Б., П., с которым вечером 1 апреля 2002 года распивали спиртное подсудимые К.Ю. и В.И. В оглашении этих показаний государственному обвинителю было отказано ввиду отсутствия согласия на это стороны защиты.

Между тем, Л., допрошенная в судебном заседании повторно, показала, что утром 2 апреля В.И. и К.Ю. просили ее и других девушек сообщить работникам милиции, что они ночью не отлучались из дома. Кроме того, Л. заявила, что опасается мести друзей подсудимых.

Однако, суд не устранил противоречий между ее показаниями и показаниями Б. и М.

Кроме того, суд не дал оценки показаниям свидетелей Е. и О. о том, что в помещении суда перед вызовом на допрос В.А. - брат подсудимого оказывал психологическое давление на Л., чтобы она дала такие показания, о которых он ей говорил ранее.

О давлении на свидетелей со стороны родственников и знакомых подсудимых давала показания суду и свидетель Ш. и суд согласился с этим, указав в приговоре, что эти доводы не лишены оснований, однако также не дал этому никакой оценки в приговоре.

При таких обстоятельствах оправдательный приговор подлежит отмене.

Поэтому суду при новом рассмотрении дела необходимо всесторонне, полно и объективно проверить доказательства путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле.

Все собранные доказательства в совокупности подлежат оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ярославского областного суда от 22 ноября 2002 года в отношении К.Ю. и В.И. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Председательствующий

ЛУТОВ В.Н.

 

Судьи

СТЕПАНОВ В.П.

СЕРГЕЕВ А.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"