||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2003 года

 

Дело N 6кп002-44сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Анохина В.Д., Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 12 февраля 2003 года кассационный протест прокурора на приговор суда присяжных Рязанского областного суда от 15 мая 2002 года, которым

П., <...>, жительница г. Рязани,

оправдана по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Осуждена по ст. 159 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы и освобождена от наказания на основании ст. 2 п. "а" Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин".

Х., <...>, житель г. Рязани,

оправдан по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Заслушав доклад судьи Кочина В.В., мнение прокурора Хомицкой Т.П. об отмене приговора, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда присяжных П. оправдана по обвинению в организации убийства двоюродного брата О. из корыстных побуждений, с целью завладения квартирой убитого ее матерью К. по найму, в соучастии с Х., подыскавшего по просьбе П. убийцу.

В кассационном протесте государственный обвинитель просит об отмене оправдательного приговора в отношении П. и Х.

В обоснование просьбы прокурор приводит в протесте доводы о том, что Х., давая показания, обращал внимание на нарушение закона при получении доказательств, говорил о применявшемся в отношении него насилии, вследствие чего он, якобы, оговорил себя.

Кроме того, он говорил, что его адвокат плохо исполнял свои обязанности.

Адвокаты выясняли, почему его не освободили после явки с повинной, и не подсказывала ли следователь, какие надо дать показания.

Председательствующий судья на все это не реагировал. Адвокаты в присутствии присяжных заявили, что до очной ставки между Х. и П. Х. был избит.

Х. также неоднократно говорил об этом, а судья его не остановил. По обстоятельствам задержания Х. и написания "явки с повинной" свидетель С. допрашивался в присутствии присяжных.

Адвокат Сидорин в завуалированной форме высказал присяжным сомнение в законности получения ряда доказательств и плохой защите на следствии.

Судья на все это не реагировал.

В последнем слове П. сказала, что дело в отношении ее сфабриковано. Адвокаты ссылаясь на уголовное дело Чикатило, говорили о том, что дело в отношении их подзащитных сфабриковано.

В напутственном слове председательствующей судья также не сказала о том, что присяжные заседатели не должны принимать во внимание высказывания подсудных и их защитников.

Кроме того, присяжный заседатель Т. взяла самоотвод, поскольку она знакома со следователем М., с родителями которой, ее соседями, сложились неприязненные отношения, она об этом сказала присяжным заседателям.

Судом необоснованно отказано в исследовании аудиозаписи разговора П. и Х. об оплате за убийство.

По ходатайству адвоката Ветринцевой необоснованно исключен из судебного разбирательства, протокол допроса Д. (т. 2 л.д. 163). В суде Д. заявила, что следователь М. заставила давать показания, М. суд не допросил. Между тем, показания Д. в т. 2 л.д. 163 подтверждают показания Х. о том, что он был избит Дегтяревым после отказа П. оплатить убийство. Таким образом, по делу допущена неполнота судебного следствия.

Подсудимые неоднократно ссылались на свои положительные характеристики и семейное положение, чем воздействовали на коллегию присяжных заседателей, а судья не сделал никаких разъяснений.

Все это повлекло необоснованное оправдание.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного протеста прокурора, Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в протесте прокурора.

Судебное разбирательство в суде присяжных проведено в соблюдением установленной законом процедуры и принципа состязательности.

Совокупность представленных сторонами доказательств, рассмотренных в суде, явилась основанием для вынесения оправдательного вердикта по обвинению П. в организации, а Х. в соучастии в убийстве О. по найму и из корыстных побуждений.

Утверждения в кассационном протесте на то, что Х. и его защитник оказывали незаконное воздействие на коллегию присяжных, высказываясь по поводу того, что показания при допросах на предварительном следствии давались по подсказке следователя "явка с повинной" получена после обещания освободить из-под стражи, не основаны на материалах дела.

В протоколе судебного заседания сведений об этом не содержится.

Нет также и ссылок на плохую защиту в период предварительного следствия по делу.

Относительно заявлений оправданного Х. о недозволенных методах ведения следствия, а также аналогичных заявлениях адвоката, то следует признать, что действительно такие заявления имели место.

Во всех случаях, как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья адекватно реагировала на такие заявления, давая разъяснения присяжным заседателям о том, что допустимость исследуемых доказательств проверена и они не должны принимать во внимание все сказанное подсудимыми и защитой о недозволенных методах ведения следствия.

Такое же разъяснение председательствующий судья дал в своем напутственном слове, о чем свидетельствует приобщенный к протоколу судебного заседания текст напутственного слова.

Относительно того, что присяжный заседатель Т. в процессе рассмотрения дела устранилась от участия в деле, мотивируя тем, что у нее могут быть предубеждения относительно следователя, проводившего предварительное расследование, то следует признать, что в данном случае замена присяжного заседателя произведена обоснованно.

Согласно ст. ст. 59, 61 УПК РСФСР судья обязан заявить самоотвод, если есть обстоятельства, дающие основания считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в деле.

Предубеждение относительно действий следователя, с родственниками которой у присяжного заседателя сложились неприязненные отношения, давало основания для самоотвода.

На коллегию присяжных заседателей самоотвод присяжного заседателя никак не повлиял, данных об этом в деле нет.

Ссылка на то, что суд не исследовал аудиозапись, разговоров П. и Х. об оплате за убийство не основательная, противоречит протоколу судебного заседания.

Отказ в исследовании протокола допроса, свидетеля Д. (т. 2 л.д. 163) судом достаточно мотивирован.

Кроме того, сведения содержащиеся в названном выше протоколе допроса для исхода дела не имели значения.

Неполноты судебного следствия не допущено.

Ссылки подсудимыми в последнем слове на свое семейное положение и данные, которые, по их мнению, положительно их характеризуют, законом не запрещены.

Таким образом, изложенные в протесте доводы не могут служить основанием для отмены оправдательного приговора.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Рязанского областного суда от 15 мая 2002 года в отношении П., Х. оставить без изменения, кассационный протест прокурора без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.В.КОЧИН

 

Судьи

В.Д.АНОХИН

В.В.МИКРЮКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"