||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2003 года

 

Дело N 59-о02-22

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Коннова В.С. и Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 12 февраля 2003 года кассационную жалобу осужденного Б. на приговор Амурского областного суда от 3 июня 2002 года, которым

Б., <...>, русский, со средним образованием, не имеющий судимости, -

осужден:

по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к девяти годам лишения свободы;

по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы;

по ч. 3 ст. 69 УК РФ (по совокупности преступлений) - к двадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Б. в пользу Б.С. в возмещение материального ущерба - 2500 руб. и в возмещение морального вреда - 30000 руб.

Б. признан виновным и осужден за покушение на убийство двух лиц: Б.С., 1975 года рождения, и С., 1971 года рождения, совершенное 24 ноября 2001 года общеопасным способом; и за убийство Г., 1971 года рождения, совершенное 25 ноября 2001 года неоднократно.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего судебное решение в отношении Б. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный Б. просит отменить приговор и направить дело на новое расследование, ссылаясь на отсутствие у него умысла и подготовки к убийству Б.С. и С.; на то, что он не видел Б-ву; в отношении смерти Г., по его мнению, имел место случай коллективного суицида. Считает себя невиновным.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор в отношении Б. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Б. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Судом исследовались доводы Б. об обстоятельствах происшедшего и им дана правильная оценка в совокупности с другими доказательствами.

В жалобе Б. не отрицает, что, находясь на расстоянии около 5 м от Б.С. и С., он произвел выстрел дробовым зарядом из ружья.

Как следует из материалов дела, Б. поддерживал интимные отношения с Г. 23 ноября 2001 года Г. после употребления спиртного, осталась ночевать в доме Б.С., где также находился С. При этом между Б. и С. произошел конфликт и драка, а Г. потребовала от Б. возврата ей ранее подаренного золотого обручального кольца. На следующий день зашедшего в дом Б.С. Б. Б.С. из дома вытолкал и во дворе дома между Б. и Б.С., С. произошел конфликт.

Потерпевший Б.С. пояснял, что после конфликта Б. сказал, что в происшедшем виновен он (Б.) и предложил выпить "мировую" в ресторане, а для этого за деньгами заехать к нему домой. Они согласились. Приехав во двор дома, Б. запер автомобиль и ушел домой, и они его ожидали у стены дома. На входе в подъезд была металлическая дверь с кодовым замком. Через 5 - 10 минут Б. вернулся с ружьем и, ничего не говоря, поднял ружье на уровень груди, направил ствол на них. Расстояние между ними было около 5 м. Поняв, что Б. будет стрелять, он поднял, как бы защищаясь, согнутую в локте правую руку вверх и отпрыгнул влево (в сторону дома), одновременно в том же направлении дернул его за куртку С. В этот момент прозвучал выстрел, заряд дроби пролетел под правым рукавом на уровне груди, он ощутил боль в правой половине грудной клетки. Они побежали от Б. Если бы он не уклонился, то заряд дроби пришелся бы ему в грудь.

Аналогичные показания дал потерпевший С.

Как видно из показаний потерпевшей Б-вой, когда она проходила по двору дома, то недалеко от стены дома спокойно стояли, курили два парня. В это время из подъезда вышел мужчина с ружьем, сделал несколько шагов в сторону парней и, ничего не говоря, вскинул ружье на уровень груди и произвел выстрел. Ствол ружья был направлен на парней, находившихся в 5 м от стрелявшего, а она - в 20 м от стрелявшего, шла ему навстречу. Стрелявший был лицом к ней, никаких препятствий, ограничивавших видимость, не было. Парни за мгновение до выстрела резко сместились в сторону дома, после выстрела забежали за дом. Она почувствовала боль в области левого плеча, у нее был ушиб мягких тканей и в этом месте был поврежден плащ, из которого была извлечена дробина.

Из показаний потерпевших С. и Б.С. также видно, что у Б. препятствий, ограничивавших видимость, не было.

Суд обоснованно признал достоверными приведенные показания С., Б.С. и Б-вой, поскольку они соответствуют другим доказательствам и друг другу.

Протоколами осмотров, заключениями судебно-медицинских, физико-технической экспертиз подтверждается, что в области левого плечевого шва плаща Б-вой имелся разрыв кожи размером 0,5 x 0,5 см и из повреждения была изъята деформированная охотничья дробина размером 0,5 см; у Б-вой имелся ушиб мягких тканей в области левой ключицы (гиперемия мягких тканей 0,5 x 0,5 см), который мог образоваться от удара дробины; на куртке Б.С. имелись повреждения в области правой боковой поверхности, под рукавом, на площади 20 x 30 см в виде разрывов и скользящих лучей, эти повреждения являлись огнестрельными, входными и могли образоваться при выстреле из гладкоствольного ружья дробью с близкой дистанции при нахождении человека передней поверхностью к стрелявшему; у Б.С. имелась поверхностная рана мягких тканей грудной клетки справа.

Протоколом осмотра места происшествия с участием потерпевшей Б-вой подтверждается, что расстояние при выстреле между ней и стрелявшим составляло 22 м; объектов, препятствовавших видимости, обнаружено не было.

В судебном заседании был допрошен эксперт Г., проводивший экспертное исследование куртки Б.С. Каких-либо законных оснований для назначения и проведения повторной экспертизы в отношении повреждений на куртке Б.С., не имелось и суд обоснованно отказал в проведении такой экспертизы.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что при выстреле Б. видел Б-ву, поскольку, как следует из материалов дела, она с учетом рассеивания дроби находилась на линии выстрела, видела стрелявшего Б. и препятствий для того, чтобы он видел ее, не было.

Суд правильно признал недостоверными показания Б., что Б.С. находился в подъезде (проникнув через металлическую дверь с кодовым замком) и он при желании мог бы убить его там, как не соответствующие имеющимся доказательствам. Кроме того, отказ от повторения посягательства не влияет на юридическую оценку уже содеянного как покушение на убийство.

С учетом того, что ружье, являясь огнестрельным оружием, предназначено для поражения живой цели, а Б. производил выстрел из ружья дробовым зарядом в область расположения жизненно важных органов - в область грудной клетки Б.С. и С., суд пришел к обоснованному выводу о наличии у него прямого умысла на их убийство.

Ссылка на то, что при осмотре места происшествия не было обнаружено стреляной гильзы, не свидетельствует о том, что ружье не перезаряжалось, поскольку осмотр производился не сразу же после выстрела, а спустя определенное время, когда как сам Б., так и другие лица могли изъять стреляную гильзу с места происшествия.

С учетом того, что ружье трехзарядное (один патрон располагается в патроннике и два - в магазине), указание в приговоре на то, что к ружью был присоединен магазин с тремя патронами - не противоречит трехзарядности ружья, и не влияет на законность и обоснованность приговора, правильность выводов о квалификации действий Б.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Б. в покушении на убийство двух лиц (Б.С. и С.) общеопасным способом и верно квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Судом проверялись доводы о самоубийстве Г. и эти доводы правильно признаны несостоятельными.

Б. не оспаривается, что в Г., сидевшую в салоне машины, было произведено два выстрела из его одноствольного ружья.

Из заключения судебно-баллистической экспертизы видно, что длина ружья Б. 115 см.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что длина тела трупа Г. - 161 см.

Потерпевшая Н., мать Г., поясняла, что длина руки дочери - не более 65 см.

Как видно из протокола следственного эксперимента, с учетом установки ружья в соответствии с направлением раневых каналов у Г., три девушки - ростом соответственно 160, 165 и 164 см с длиной рук 65, 68 и 70 см - не смогли дотянуться до спускового крючка ружья.

Протоколом осмотра места происшествия с участием Б. подтверждается, что при сидящем на сиденье манекене ружье в салоне машины не умещается.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что ранения от двух дробовых выстрелов совпадают по локализации и направлению раневых каналов, что подтверждает производство выстрелов из одного и того же положения ружья относительно тела Г. Как пришел к выводу эксперт, комплекс дробовых огнестрельных повреждений, характер, их локализация позволяют судить, что их образование от действия собственной руки исключается.

Как пояснял подсудимый Б., требуя возврата золотого обручального кольца, Г. заявляла, что "посадит" его.

Из показаний потерпевших С., Н., свидетелей П.Т. и П.Н., Б., С. следует, что из дома Б.С. Г. отказывалась ехать с Б., просила оставить ее в покое и говорила им, что хочет расстаться с Б., прекратить ("порвать") с ним отношения. Б. Б. сообщал, что больше не будет встречаться с Г. Г. пряталась от Б., а он заставлял ее ехать с ним.

Свидетель Н., брат Г., пояснял, что перед происшедшим Г. не хотела уходить с Б., но он взял ее за руку и вывел из дома. Аналогичные показания дал свидетель Б.

Потерпевший Б.С., С., Н., свидетели П., Н., Б., С. поясняли, что Г. никогда не высказывала мысли о самоубийстве.

Свидетели Н. и Б. также поясняли, что, уходя с Б., Г. сказала, что вернется домой. Аналогичные показания, что ей известно со слов сына Н., дала потерпевшая Н.

Предсмертные записки Г. без доказанности добровольности их исполнения не свидетельствуют о ее намерении самоубийства.

Виновность Б. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Наличие (отсутствие) отпечатков пальцев Г. на ружье Б. не может свидетельствовать о производстве выстрелов ею, а, как пояснял сам Б., из ружья последние два выстрела производил он, следовательно, и отпечатки пальцев на спусковом крючке (в случае их сохранения и пригодности для идентификации) должны принадлежать ему.

При таких данных ссылка Б. на отсутствие изъятия отпечатков пальцев с ружья не влияет на законность и обоснованность приговора. Наличие (отсутствие) в смывах с рук Г. следов смазки (ружейной) и металла также не могут влиять на правильность выводов суда, поскольку при убийстве Г. могла прикасаться к ружью, что не равнозначно производству выстрела ею.

Понятие длинных волос у женщины - субъективно и зависит от восприятия конкретного лица. Оснований ставить под сомнение, труп ли Г. исследовался при проведении судебно-медицинской экспертизы, не имеется.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Б. в убийстве Г., совершенном неоднократно, и верно квалифицировал его действия по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание Б. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Гражданский иск разрешен судом в соответствии с действующим законодательством.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Заявленные Б. ходатайства разрешены в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. В компетенцию суда второй инстанции не входит проведение эксгумации трупа, назначение и проведение каких-либо экспертиз.

В соответствии с конституционным принципом осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон органы предварительного следствия представили суду доказательства, которые, по их мнению, подтверждали виновность Б. в предъявленном обвинении, эти доказательства исследованы в судебном заседании, суд дал оценку всем доказательствам и пришел к выводам, изложенным в приговоре. Выводы, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможности направления судом дела для производства нового или дополнительного расследования, как об этом ставится вопрос в жалобе.

Данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом - рассмотрено объективно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 3 июня 2002 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Б. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

В.С.КОННОВ

И.П.ШАДРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"